aif.ru counter
2336

СССР и Китай — «небратья навек». Как Хрущёв предотвратил мировую войну

Никита Хрущёв и Мао Цзедун в Китае, 1958 год.
Никита Хрущёв и Мао Цзедун в Китае, 1958 год. © / www.globallookpress.com

«60 лет назад, 22 июня 1960 года, произошёл официальный разрыв отношений между СССР и Китаем. Поводом к этому стал обмен оскорблениями между лидерами двух держав», — такую дату любезно предоставляет целый кулёк сайтов, редакторы которых мало заботятся об исторической достоверности и своей репутации.

По их мнению, конфликт между двумя великими державами начался с вульгарной перебранки Никиты Хрущёва и Мао Цзедуна в стиле «не бери мои игрушки и не писай в мой горшок». И, едва начавшись, сразу перешёл в «официальный разрыв отношений». 

В действительности цитата, вынесенная в самое начало, не несёт вообще никакой достоверной информации. «Официального разрыва отношений» не было ни тогда, ни даже потом, когда конфликт дошёл до применения оружия на острове Даманском. Да и вообще то, что произошло в июне 1960 года, разрывом назвать нельзя. Раскол — да. И прежде всего — раскол в коммунистическом движении, поскольку высокие стороны не сошлись в своём понимании целей этого самого движения.

Неверна даже дата. Информационная записка ЦК КПСС в адрес ЦК Коммунистической партии Китая, с которой, собственно, всё и началось, действительно содержала в себе целый ряд существенных критических замечаний. Но датирована она 21 июня. А публичную огласку соответствующие тезисы получили 24 июня 1960 года в Бухаресте. Именно там и тогда открылся «Съезд братских коммунистических партий».

Из этого следует один любопытный факт. Инициатором раскола стал именно СССР. Конкретно — первое лицо государства. Первый секретарь ЦК КПСС и председатель Совета министров СССР Никита Сергеевич Хрущёв.

Это даёт повод нынешним диванным аналитикам обрушиться на него с самой жёсткой критикой. Дескать, тогда была совершена чудовищная стратегическая ошибка: Советский Союз настроил против себя такого перспективного союзника, и всё из-за каких-то партийных разногласий. А вот если бы недотёпа (вариант — предатель и троцкист) Хрущёв сумел сохранить с Китаем дружеские отношения, вот тогда мы на пару с Мао уделали бы весь мир и прежде всего — «вражескую Америку».

На людей невежественных такие приёмы действуют довольно сильно. Особенно если подкрепить эти размышлизмы цитатами из западной прессы. А их хватает. На протяжении 10 лет — с момента провозглашения в 1949 году Китайской Народной Республики — журналисты «свободного мира» регулярно стращали читателей «красно-жёлтой угрозой». Все эти годы обыватель Запада жил в страхе перед «объединёнными русскими и китайскими коммунистическими ордами». 

В реальности каждая из сторон этого союза преследовала свои цели. И тут надо признать, что истинные цели Китая и лично Мао Цзедуна были настолько странными, что могли серьёзно напугать и настроить против себя людей посмелее Хрущёва.

Курс был предельно прост, понятен и сулил быструю победу. Надёргав ленинских цитат, он провозгласил доктрину наступления на «мировой империализм» по всем фронтам, не исключая и чисто военный: «Дело мировой революции может потребовать жертв. Но они всё равно неизбежны. Зато победившие народы крайне быстрыми темпами создадут на развалинах погибшего империализма в тысячу раз более высокую цивилизацию, чем при капиталистическом строе, построят свое подлинно прекрасное будущее». 

На самом деле идею Мао, что называется, подрезал у своего товарища по партии Ли Лисаня. Ещё в 1930 году Ли Лисань, говоря о революционной борьбе в Китае, выдвинул следующие тезисы: «Когда Ухань будет у нас в руках, мы сможем поговорить с Коминтерном и русской братской партией и скажем им, что теперь наступил момент, чтобы развязать всемирную войну и чтобы советская армия вмешалась... Теперь Коминтерн должен взять наступательный курс. Прежде всего — Советский Союз. Он должен самым энергичным образом готовиться к всемирной войне». Однако в полемическом запале Ли Лисань проговорился: «В интересах китайской и мировой революции, возможно, придётся даже пожертвовать Советским Союзом». Товарищ Сталин быстро смекнул, в чём тут дело. Линия Ли Лисаня была объявлена ошибочной и вредной, а самого его вывезли в СССР и велели сидеть тихо.

В 1957 году, во время визита Мао в Москву, перед Хрущёвым внезапно предстал призрак той самой Линии Ли Лисаня. Потому что высокий китайский гость на собрании лидеров коммунистических партий соцстран сказал буквально следующее: «Попробуем предположить, сколько погибнет людей, если разразится война. Возможно, что из 2700 миллионов человек населения всего мира людские потери составят одну треть, а может быть, и несколько больше: половину человечества... Как только начнется война, посыплются атомные и водородные бомбы. Я спорил по этому вопросу с одним иностранным политическим деятелем. Он считает, что в случае возникновения атомной войны могут погибнуть абсолютно все люди. Я сказал, что в крайнем случае погибнет половина людей, но останется еще другая половина, зато империализм будет стерт с лица земли и весь мир станет социалистическим. Пройдет столько-то лет, население опять вырастет до 2700 миллионов человек, а наверняка и ещё больше».

А на вопрос лидера итальянской компартии Памиро Тольятти о том, уцелеет ли в этой войне Италия, Мао изрёк: «Вероятнее всего, Италия исчезнет с лица земли, но я не вижу в этом большой проблемы, поскольку ниоткуда не следует, что Италия и итальянцы так важны для человечества». 

Словом, повторилась история тридцатилетней давности, когда китайские товарищи замыслили сжечь в целях победы китайской и мировой революции полмира, а в довесок — и СССР тоже. Так что Хрущёв проявил не трусость, а политическую волю, и предпринял вполне логичный шаг. Линия ЦК КПК и лично Мао была объявлена ошибочной и вредной.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых