aif.ru counter
972

День летнего противостояния. Пять мифов про 22 июня 1941 г.

Жители Ленинграда 22 июня 1941 года во время объявления по радио правительственного сообщения о нападении фашистской Германии на Советский Союз.
Жители Ленинграда 22 июня 1941 года во время объявления по радио правительственного сообщения о нападении фашистской Германии на Советский Союз. © / РИА Новости

Собственно говоря, первый миф про 22 июня 1941 г. в тот самый день и родился. Старшее поколение читателей с молоком матери впитало: «22 июня мирный труд советских людей был внезапно прерван вероломным нападением фашистской Германии».

Насчет вероломности не поспоришь: пакт о ненападении немцами был нарушен. А вот насчет внезапности все не так просто. Сталин и его маршалы войны ждали, к войне готовились, но не успели. С июня 1940 г. вся страна перешла с пятидневной рабочей недели на шестидневку, а оборонные предприятия вообще трудились в 3 смены.

Очередной этап мифотворчества пришелся на последние годы Советского Союза и был с обратным знаком. Если раньше историю Великой Отечественной войны густо мазали елеем, то года с 1985-го перешли на черную краску. Посмотрим на 5 наиболее популярных «черных» мифов о начале войны.

Миф № 1. Советские разведчики задолго до начала войны представили Сталину подробные и обоснованные доказательства подготовки Германии к нападению на СССР. Но Сталин в существование плана «Барбаросса» не поверил, чем обрек страну на страшные жертвы.

Информация от разведчиков действительно поступала. Но она во многом была размытой и неопределенной в плане сроков. А еще — очень противоречивой. Дата 22 июня 1941 г. среди прочих тоже называлась, но была подтверждена разведкой не в большей мере, чем остальные. Отчасти — из-за того, что немцы сами неоднократно переносили дату нападения. Отчасти — из-за строгих мер секретности, принятых Верховным командованием вермахта.

До определенного момента сосредоточение немецких войск на границе СССР еще можно было объяснить «отдыхом перед высадкой в Англии», как Гитлер писал Сталину. Когда же на восток пошли немецкие танковые дивизии и разведке все стало понятно, было уже поздно.

Миф № 2. Советские солдаты в ночь с 21 на 22 июня мирно спали в своих казармах, потому что Сталин, боясь неких «провокаций», не разрешил военачальникам приводить войска в боевую готовность.

Какие-то части, безусловно, немцам удалось застать врасплох. В Брестской крепости, например, где квартировало множество воинских частей различной подчиненности, так и было. Но в большинстве своем части РККА у западной границы получили телеграмму Генштаба о том, что в ночь на 22 июня возможно нападение немецких войск. Многие части успели подняться по тревоге и начать выдвижение к госгранице СССР. Там они вполне закономерно были разгромлены превосходящими силами противника. Закономерно — потому что первому эшелону РККА из 40 дивизий противостояли войска Германии, Финляндии, Венгрии и Румынии в составе примерно 100 дивизий. Второй эшелон стоял в 100-300 км восточнее и на помощь прийти не успел.

Миф № 3. Первые месяцы Великой Отечественной войны характеризовались исключительно повальным бегством Красной армии, массовой сдачей в плен и брошенной военной техникой.

Миф распространился в 1990-х годах на волне разоблачений коммунистической пропаганды. Под видом разоблачений гражданам подавались совершенно фантастические идеи.

Что греха таить, красноармейцы и сами бежали, и технику бросали, и в плен сдавались. «Однако, — отмечает сотрудник Института военной истории Алексей Исаев, — если мы обратимся к немецким документам, которые писались в июне 1941 г. (а не к мемуарам, написанным спустя десятилетия после проигранной войны), то мы увидим такие слова, как „упорное сопротивление“, „большие потери противника убитыми“, „мало пленных“. Мне пришлось много обращаться к немецким источникам, потому что документов Западного фронта по июню 1941 г. сохранилось немного. Даже меня, человека, который не первый год исследует события 1941 г., поразили многочисленные эпизоды энергичного и продуманного сопротивления советских войск».

Миф № 4. Красные кавалеристы ходили в атаки на немецкие танки. Атаки были лихие, но самоубийственные.

На самом деле впервые миф о кавалерии против танков был запущен немецкой пропагандой еще в польскую кампанию 1939 г. В конце концов в то, что все так и было, поверили даже сами поляки. Популярный польский художник Ежи Коссак даже написал картину на этот сюжет. «Битва под Кутно в 1939 г.» называется. Польские уланы на ней выписаны отлично, а вот немецкие танки вообще ни на что не похожи.

Во время Второй мировой войны, что бы там ни говорили скептики, кавалерия вовсе не была анахронизмом. Кавалерийские дивизии присутствовали не только в составе РККА, но и у наших противников, в вермахте и войсках СС. Другое дело, что в развернутом строю, конной лавой, как в Гражданскую войну, они атаковали крайне редко. Обычно — только при преследовании разгромленного противника. Так было, например, во время операции «Уран» под Сталинградом в ноябре 1942 г. Тогда конники из 8-го кавалерийского корпуса действительно рубили шашками бегущих румынских пехотинцев.

Миф № 5. «Одна винтовка на троих»

По воспоминаниям фронтовиков, такое если и встречалось, то не в начале войны. Есть ряд свидетельств того, что, когда Красная армия начала освобождать советские территории, в строй в больших количествах стали призывать красноармейцев, которые во время отступления 1941-1942 гг. не смогли выйти к своим. Этот контингент в РККА назывался «повторно призванными», и им действительно не всегда сразу доверяли оружие. Иногда предлагали, как партизанам, «добыть оружие в бою».

Уже в наши дни этот миф стал насаждать кинематограф. Например, известный и в общем-то довольно честный (в остальном) фильм «Враг у ворот», снятый США и рядом европейских стран. Но если у иностранцев тиражирование этого мифа еще простительно, то видеть его отголоски в «Цитадели» Никиты Михалкова совсем уж странно.

На самом деле оружия в СССР было много. На фронте могли случаться перебои со станковыми пулеметами: перед самой войной с производства сняли «максимы», а новый пулемет им на замену не оправдал надежд. Но винтовок точно хватало на всех с запасом. Даром что у Московского ополчения в 1941-м могли оказаться такие экзотические стволы, как японская винтовка Арисака времен Первой мировой войны. В ней Россия и Япония были союзниками.

Соотношение сил на советско-германской границе в ночь на 22 июня 1941 г.

— Артиллерия, включая 50-мм минометы и зенитные орудия, — 53499 у нас против 47200 у них (немцев, финнов, румын и венгров);

— Танки и САУ — 12782 у нас (включая 469 новых тяжелых танков КВ и 832 новых средних Т-34) против 4260 у противника;

— Самолеты — 10266 (включая 1278 новых типов) у СССР против примерно 4000 у Германии и ее союзников (240 финских, 400 румынских, 3275 немецких);

— Личный состав — 2 млн 743 тыс. (без учета советского ВМФ) против 5,5 млн у противника (в том числе 900 тыс. со стороны сателлитов).

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых