1424

Смерть с запахом горчицы. Чудовищный дебют химии на поле боя

Солдаты в противогазах в Первую мировую войну.
Солдаты в противогазах в Первую мировую войну. Public domain

Первая мировая война стала чудовищной мясорубкой, которой доселе не видело человечество. Пустив в ход новейшие средства умерщвления, страны - участницы конфликта увидели, что уничтожение врагов можно осуществлять в промышленных масштабах.

Выступ преткновения

Пытаясь добиться решающего перевеса, воюющие стороны поставили себе на службу и химиков. Интересно, что первые опыты в этом направлении вовсе не были направлены на убийство — раздражающие свойства газов хотели использовать для деморализации противника и ослабления его воли к сопротивлению.

Но такая тактика результатов не приносила, и остатки гуманизма покинули немецкий генералитет. Принятая еще в 1899 году Гаагская конвенция запрещала применение боеприпасов, единственным предназначением которых является отравление живой силы противника. Однако в Германии нашли выход.

Камнем преткновения воюющий сторон стал Ипрский выступ — территория в районе бельгийского городка Ипр, где, согласно планам немецкого командования, должен был быть осуществлен прорыв оборонительных линий противника. В действительности же эта территория превратилась в зону кровавых позиционных боев, растянувшихся на период с 1914 по 1918 годы. При крайне незначительном продвижении в ту или иную сторону, участники конфликта теряли убитыми и ранеными десятки и сотни тысяч человек.

Облако хлора

22 апреля 1915 года около Ипра с немецких позиций было распылено около 168 тонн хлора. Ветер, подхвативший облако отравляющих веществ, понес их на англо-французские позиции. В результате от удушья погибли от 3 до 5 тысяч человек, еще до 7 тысяч получили отравления. Позиции союзников на протяжении нескольких километров опустели.

То есть эффект, которого добивались немцы, был достигнут, однако воспользоваться преимуществом не удалось. Дело в том, что командование немецкой армии настолько сомневалось в затее, что не стало подтягивать резервы для продвижения вперед. К тому же частично газ затронул и немецкие позиции, что вызвало панику в частях. Короче говоря, промедление позволило англичанам и французам подтянуть резервы, залатав прореху в обороне.

Поступок немцев взбесил Лондон и Париж, однако германское командование сослалось на то, что Гаагская конвенция запрещает использование снарядов, а в ходе химической атаки газ распылялся из баллонов.

Доклад доктора Фишера

Газобалонные атаки продолжались и дальше, хотя и не приносили желаемого стратегического результата. Союзники тоже не остались в долгу, пустив в ход против немцев более токсичный фосген. Одновременно обе стороны занялись разработкой средств защиты, и к 1917 году армии более или менее научились бороться с опасностью удушающих газов.

В 1913 году, когда военные стратеги только строили планы будущей войны, в одной из химических лабораторий приключился инцидент. В результате случайного падения колбы с синтезированным газом серьезное отравление получил английский ученый Ганс Кларк. Работавший с ним немец Герман Фишер (времена были мирные, и международное сотрудничество считалось нормальным) доложил об этом случае Немецкому химическому обществу, обратив внимание, что поражение коснулось не только органов дыхания, но и кожных покровов.

В 1916 году немецкие химики Ломмель и Стейнкопф получили задание довести газ, отправивший в больницу Кларка, до возможности боевого применения. Так на вооружении германских войск появилось отравляющее вещество, первоначально названное «Лост» (по первым буквам химиков, создавших отраву).

Поражение с кумулятивным эффектом

В чистом виде газ не имел ни цвета, ни запаха, но в боевом варианте к нему стали добавлять запах горчицы или чеснока. Именно поэтому у нового отравляющего вещества появилось еще одно название — «горчичный газ».

В ночь с 12 на 13 июля 1917 года все под тем Ипром с германских позиций началась очередная газовая атака. На сей раз использовались мины, содержавшие некую маслянистую жидкость. Поначалу казалось, что эффект от атаки был минимальным. Всего отравились около 2500 человек, из которых умерли 87. Но потом выяснилось, что «горчичный газ» крайне коварен. При поражении кожи эффект от отравления наступает постепенно. Язвы разъедают кожные покровы, превращая человека в инвалида. Поражение глаз приводит к временной слепоте, а в некоторых случаях и к устойчивой потере зрения.

Врачи обнаружили кумулятивный эффект «горчичного газа»: люди, казалось бы, оправившиеся от отравления, спустя некоторое время снова начинали испытывать симптомы бронхолегочных заболеваний, превращаясь в итоге инвалидов.

Самая «популярная» отрава

Свое окончательное название газ получил по месту первого применения — иприт. Германское командование, несмотря на то что какого бы то ни было стратегического перевеса достичь не удалось, сочло эксперимент удачным. Производство иприта поставили на поток, посчитав, что он позволяет выводить из строя значительное число живой силы противника. Оценили эффект иприта и союзники, также приступившие к накоплению запасов данной отравы.

А разработчики средств защиты поняли, что теперь необходимо прикрывать тело человека полностью.

Иприт оказался одним из самых «популярных» боевых отравляющих веществ. Накопление его запасов разными странами продолжалось вплоть до 1990-х годов, когда вступление в силу Конвенции о запрещении химического оружия окончательно поставило его вне закона. Что не мешает периодически использовать иприт, захваченный на военных складах, террористам.

Избавляться от своих самых отвратительных разработок человечеству всегда тяжелее, чем создавать их.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых