55085

Право на совесть. Поступок разведчика, изменивший историю

№ 35 от 31 августа 2011 года 31/08/2011

В 1954 году в Бонне состоялась пресс-конференция советского разведчика Николая Хохлова, которая стала первым сильным ударом по идеологии советской системы. Хохлов заявил, что отказался выполнить приказ руководства СССР убить русского эмигранта.

Далее он сделал еще одно сенсационное заявление: это решение он принял совместно с… женой.

Этот поступок советского разведчика показал, что человек имеет выбор в любых условиях. Позже Николай Хохлов напишет книгу воспоминаний «Право на совесть», которая не потеряла актуальности и сегодня.

Белорусский опыт

Беларусь сыграла в его судьбе важную роль. Именно здесь, участвуя в партизанском движении, он, безоговорочно веривший в систему, впервые увидел неоднозначное отношение людей к советской власти. К тому же жена разведчика Янина (Елена) Хохлова (урожденная Тимашкевич), так повлиявшая на его мировоззрение, была католичкой-белоруской по отцу.

Николай Хохлов попал в разведку случайно. Он мечтал о режиссерской профессии, был как актер даже приглашен в фильм Марка Донского «Как закалялась сталь».  Однако в начале войны НКВД предложил ему стать членом артистической бригады, которая на самом деле была бы группой боевиков в оккупированной Москве.

Далее ему было поручено задание, о котором знает сегодня любой белорусский школьник: под видом немецкого офицера участвовать в ликвидации гауляйтера Беларуси Вильгельма Кубе. Именно он уговорил Елену Мазаник решиться на этот поступок, за что и получил орден. Так началась его служба у известного генерала Павла Судоплатова - руководителя Партизанского управления НКВД СССР, а позже начальника бюро №1 МГБ СССР.

После ликвидации Кубе Хохлову дали задание развернуть в Вильно и Ковно работу по организации диверсий на военных объектах и терактов против высшего офицерского состава гитлеровской армии. Пройдя партизанскую войну, он столкнулся со многими фактами, которые не укладывались в «схему». В своей книге он напишет, что в партизанских отрядах под Минском он слышал о деревнях, где немецкую армию поначалу встречали с хлебом-солью, о том, как надеялись крестьяне, что после войны не будет колхозов, о драме людей, которые столкнулись с жестокостью советской и фашистской идеологий…

Сомнения укрепило продолжительное пребывание или в Румынии, где он набирался европейского лоска, чтобы впоследствии быть заброшенным в западные страны. На его глазах эта более менее зажиточная страна под управлением коммунистов превращалась в нищую и агрессивную. Увидев и осмыслив многое, он принял решение уйти из разведки. Но его не отпускали – таких профессионалов, знающих языки, поживших в Европе, было немного. Смысл слов о том, что из разведки так просто не уходят, стал понятен Хохлову в 1953 году, когда ему отдали приказ убить Георгия Околовича - лидера зарубежной антисоветской организации русских эмигрантов  Национально-Трудовой Союз Нового Поколения. Она была образована в начале тридцатых годов из русских эмигрантов, веривших, что русский народ в состоянии сам свергнуть советскую власть. «После смерти Сталина положение в стране усложнилось настолько, что основное внимание советской разведки сосредоточилось на зарождающемся революционном движении русского народа. И даже те службы, которые раньше занимались исключительно иностранными государствами, вынуждены были теперь заняться вариантами борьбы против зарубежных русских организаций», - обоснует это решение в своей книге Н. Хохлов.

Выбор Яны

Хохлов убивал немцев на войне. Но это были враги. В  Г. Околовиче он такого врага не видел.  Но прямо отказаться от задания разведчик не мог – он знал, что его могут расстрелять, а его семью – жену и маленького сына - загнать в концлагерь. Да и Околовича это не спасет – найдут другого исполнителя. Долгими ночами он разговаривал с женой...

— В лагерь мы с тобой готовы попасть еще с прошлого года. Как раз в этом случае мы друг друга не обязательно потеряем, в настоящем смысле слова. Лучше уж Колыма, чем концлагерь собственной совести... - сказала ему жена.

После этих разговоров Николай Хохлов принимает решение ехать на задание.

В апреле 1954 года в дверь квартиры Георгия Околовича во Франкфурте-на-Майне позвонили:

– Георгий Сергеевич, я приехал к вам из Москвы, – заявил гость. – Центральный Комитет Коммунистической партии Советского Союза приказал ликвидировать вас. Задание поручено выполнить руководимой мною группе. Я не могу позволить этому убийству свершиться…

Далее события развивались стремительно. Георгий Околович привлек на помощь американцев. В дело вмешалось американское правительство. План был такой: в назначенное время в Бонне Николай Хохлов дает пресс-конференцию, где рассказывает о задании СССР и о том, что отказался его выполнить совместно с женой. Текст его заявления передают по радио. В это время в Москве к их дому приезжают зарубежные корреспонденты, чтобы получить комментарий услышанного, и машина американского посольства, которая увозит Янину с малышом на территорию посольства под свою защиту. Николай Хохлов с колебанием принял это предложение, о котором потом сожалел много лет. В назначенное время машина с американским послом к дому Янины не приехала... Семья разведчика была сослана в Сибирь. Он же остался на Западе, перебрался в Америку, где стал профессором психологии Калифорнийского университета. В 1957 году бывшие коллеги из спецслужб отравили его радиоактивным таллием. «Выжил я чудом», - напишет в своих воспоминаниях Николай Хохлов.

Умер разведчик в 2007 году. В одном из последних интервью на вопрос, при чем тут совесть, если есть приказ, ответил: «В мирное время честный разведчик обязан рассуждать».

Закон совести

Его начальников Судоплатова и Эйтингона еще в 50-х, на волне развенчания Берии, арестовали за выполнение ими заданий, связанных с диверсией и террором. Но, несмотря на это, Хохлов на родине был приговорен к расстрелу и лишь в 1992 году, по приказу Ельцина, был помилован. Он получил возможность посетить бывшую родину. Тут он встретился со своей женой и узнал ответ на самый мучительный вопрос последних 40 лет своей жизни: стоил ли его выбор такой цены. «Что ты беспокоишься о прошлом? Все было сделано правильно. И, как видишь, все обошлось хорошо», - сказала ему Яна при встрече в мае 1992 года. После той боннской пресс-конференции имя Яны получило мировую известность. Это заставило КГБ изменить отношение к ней. Семья отделались сравнительно легко: их сослали в Сыктывкар, где Яна не была лишена гражданских прав, работала инженером, а сын ходил в школу, в итоге окончил МГУ и стал известным ученым.

Свою книгу «Право на совесть», написанную в конце 50-х гг. прошлого века, автор заканчивает словами, которые можно назвать пророческими:

«Ничто не может остановить распада бесчеловечной системы. Потому что рушится она под ударами тех самых факторов, которые коммунисты пытались объявить несуществующими. Под ударами Совести, Чести, Человечности, верности моральным законам Вселенной. В наш век, когда цинизм моден, эти факторы могут показаться иррациональными, незначительными по сравнению с государственной мощью. Но именно эти факторы движут миром. И, в конечном счете, они всегда оказываются сильнее рациональных, «материальных» сил. Совесть — ниточка, которая связывает Человека со Вселенной. Советская система пытается захватить эти ниточки и удержать их, как путы марионеток. Это невозможно, поскольку это противоречит законам Космоса. Именно в силу этого советское государство обречено на гибель…»

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно