864

Последний из героев. Умер защитник Брестской крепости Петр Котельников

22 июня 2021 года исполнится ровно 80 лет с начала Великой Отечественной войны. Самый длинный день 1941 года стал началом долгой и трудной дороги к Победе. Большинству из тех, кто принял на себя первый удар фашистов, не суждено было дожить до взятия Берлина.

Неласковое детство

Но и тех, кто прошел все испытания и встретил счастливый май 1945 года, все меньше. В Москве на 92-м году жизни умер Петр Котельников — последний из остававшихся в живых защитников Брестской крепости.

В 2010 году на экраны вышел фильм режиссера Александра Котта «Брестская крепость». В нем легендарная история обороны рассказывается от лица юного воспитанника музыкального взвода Саши Акимова. Далеко не все знают, что у киногероя был не один, а сразу несколько прототипов. Младшим из них являлся Петя Котельников, которому едва исполнилось 12 лет. Он родился 10 мая 1929 года в селе Богоявленск, ныне Долгово, Земетчинского района Пензенской области. Ему было пять, когда умерла мать. Некоторое время Петр жил в семье старшего брата, а потом его забрал к себе отец, уехавший на заработки и обосновавшийся в Туапсе. Папа Петра снова женился, и мачеха была не в восторге от пасынка. А вскоре отец погиб на работе в результате несчастного случая. Воспитывать в одиночку чужого ребенка женщина не хотела, и Петр оказался в детском доме.

В детдоме имени Красного Октября, который находился в станице Константиновской Ростовской области, Петя пошел в школу и окончил 4 класса. А в 1940 году он стал воспитанником 44-го стрелкового полка.

Военные музыканты

Еще с петровских времен в музыкальные взводы полков набирали мальчишек, имеющих талант к музыке. Сохранилась эта традиция и в Красной Армии. В детдом имени Красного Октября прибыл лейтенант Василий Ушаков с письмом от командира полка с просьбой отпустить в подразделение пятерых мальчиков. В те годы это считалось очень престижным, поэтому никаких сложностей не возникло. Самым младшим среди отобранной пятерки был Петя.

44-й стрелковый полк размещался в белорусском городе Пружаны. Мальчишки постигали азы военного дела, ходили в обычную школу и занимались музыкой. В марте полк перевели в Брестскую крепость, но Котельников с товарищами оставались в Пружанах до мая, заканчивая учебный год.

В Брестской крепости жизнь юных музыкантов более походила на военную службу, но все равно им делались поблажки. Позднее Котельников вспоминал, что тот июнь 1941-го в крепости казался ему самым счастливым временем. Взрослые много говорили о войне, но ощущения ее неизбежности в воздухе не витало.

Взрывы на рассвете

К 22 июня 1941 года в Брестской крепости было семеро воспитанников музвзводов: в 333-м полку — 17-летний Петр Васильев, 16-летний Николай Новиков и 14-летний Петр Клыпа, а в 44-м полку — 17-летние Влас Донцов и Степан Аксенов, 15-летний Владимир Казьмин, 13-летний Владимир Измайлов и 12-летний Петр Котельников.

Музыкантский взвод 44-го полка размещался на втором этаже северо-западного крыла кольцевой казармы на Центральном острове. На 22 июня воспитанникам взвода дали увольнительную, и они в новом обмундировании собирались в город, в фотоателье. Но в 4 утра в крепости начали рваться гитлеровские бомбы.

В казарме, где находились музыканты, были пробиты перекрытия, взрыв произошел в помещении. Было много убитых и тяжелораненых, но мальчишкам повезло: их койки находились у другой стены.

Приказ — добыть воду

Едва Петя выбрался из казармы и двинулся к месту, где бойцы должны были собираться по тревоге, как рядом с ним прогремел новый взрыв. Котельников получил контузию и очнулся спустя несколько часов в казарме, куда его занесли с улицы. Никого из его собственной части рядом не было. Около десяти утра в казарме начался пожар, и пришлось выбираться на улицу. Под пулеметным огнем мальчик добрался до вещевого склада. А уже оттуда в ночь на 23 июня он с другими бойцами добрался до одного из центров обороны: казарм 333-го полка. Там он встретился со Петром Клыпой, Колей Новиковым и Петром Васильевым.

Мы называем их «мальчишками», но музыканты считали себя солдатами и хотели сражаться наравне с другими. И им поручали задания: пробираясь на второй этаж, они вели наблюдение за гитлеровцами, делали вылазки за боеприпасами и за водой.

Немцы постарались отрезать путь защитникам крепости к воде, и те страдали от жажды. Смельчаков, пробиравшихся к реке, фашисты расстреливали раньше, чем они успевали набрать воды. Но Петя и его друзья, юркие, умевшие передвигаться почти бесшумно, делали то, что не под силу взрослым, принося в котелках и касках воду, ставшую настоящей драгоценностью.

В плену

24 июня руководители обороны приняли решение прорываться из крепости на соединение с частями Красной Армии. Точного представления о том, что происходит за пределами цитадели, не было. Во время прорыва, в котором участвовал Котельников, бойцы попали под сильнейший пулеметный огонь противника. Шедшая на прорыв группа была рассеяна, но Пете удалось добраться до реки и пересечь ее вплавь. Он, как и другие бойцы, перебравшиеся на другой берег, укрылся в одном из казематов. Но на следующий день гитлеровцы захватили каземат. Так 12-летний музыкант оказался в плену.

Защитников Брестской крепости держали в лагере в польском городе Бяла Подляска. Вместе с Котельниковым там вскоре оказались Петя Клыпа, Толя Новиков, Володя Казьмин, Володя Измайлов. Мальчишки искали способ сбежать, примкнув к одной из больших групп, которые ежедневно из лагеря отправляли на работы. Однажды им это удалось, но скрыться во время марша не получилось. Вместе с мужчинами, одетыми в гражданскую одежду, их привели в... тюрьму Бреста.

Как оказалось, мальчики попали в группу советских уголовников, которых немцы вывозили на время в тыл, пока продолжались бои, а теперь вернули назад.

К своим не пробиться

В тюрьме они пробыли около пяти дней, пока кто-то из немецкого командования не обратил внимания на малолетних узников и не задал вопрос: «А вы кто такие?» Мальчики рассказали, что сами деревенские и попали в тюрьму потому, что из жалости выносили конвоируемым арестантам хлеб и воду. Поверили немцы им или нет, но опасности в них они не увидели и в буквальном смысле выгнали на улицу.

Котельников и его товарищи какое-то время провели в Бресте, прибившись к местному детдому, но потом узнали, что старших мальчиков собираются отправлять на работы в Германию, а те, кто помладше, станут донорами крови для немецких солдат.Тогда они решили пробираться к линии фронта, ночуя в деревнях у сердобольных людей. Как-то раз их приютил крестьянин, проникшийся доверием к мальчишкам. Выяснилось, что он прячет сбитого советского летчика. Тот рассказал, что пал Смоленск и немцы идут к Москве, так что добраться до линии фронта практически невозможно. «Ищите лучше партизан», — посоветовал летчик. Но и с этой затеей ничего не вышло. В итоге ребят по одному взяли к себе жители местных деревень. Петя Котельников поселился у Николая Завуличного, которому помогал по хозяйству.

«Кацапенок»

В 1942 году он вновь чудом избежал смерти. Немцы объявили, что идет сбор «восточников» — так жители Западной Белоруссии тогда называли русских — для отправки по домам. Петр отправился в деревню Жабинки, где был назначен сбор, но успел вовремя понять, что это ловушка. Ему удалось выбраться, а тех, кто попал в руки немцев, расстреляли.

Котельникова местные прозвали «кацапенком», но, несмотря на прозвище, гитлеровцам не выдали. Когда в 1944 году Брестскую область освободили, Петр стал просить командиров воинских частей, чтобы его взяли к себе, воевать с немцами. Но те лишь качали головами. А затем его вместе с другими подростками, пережившими оккупацию, отправили на Урал. В Нижнем Тагиле Котельникова определили в школу ФЗО учиться на токаря.

А Петя все подумывал сбежать на фронт, присоединившись к составу с Т-34, которые уходили на Запад с местного завода ежедневно. Но шанса такого не представилось.

Встреча с прошлым

Но скитания его на этом не кончились: из Нижнего Тагила он отправился искать сестру в Ростов, по дороге был задержан, помещен в приемник-распределитель, оттуда попал в Харьков, но там Петру не понравилось, после чего он поехал в Брест. Там Котельников осел, пошел в вечернюю школу, а в 1950 году был призван в армию.

Наверное, так уж было написано на роду: в 1951 году его зачислили на офицерские курсы, и в 1952 году Петр получил погоны лейтенанта.

В середине 1950-х годов советский писатель Сергей Смирнов занялся изучением истории обороны Брестской крепости. Благодаря его работе о подвиге защитников узнали миллионы людей. В 1956 году состоялась первая встреча выживших участников обороны. Петр Котельников узнал о ней из газет, связался со Смирновым, рассказав и о своей судьбе. После этого он увиделся с Петром Клыпой и другими друзьями, с которыми они встретили страшное воскресенье 22 июня 1941 года.

Настоящий полковник

Свою военную карьеру Петр Котельников закончил в звании полковника. Среди его многочисленных наград есть и орден Красной Звезды — за выполнение интернационального долга в одной из африканских стран. После выхода в отставку он жил и работал в Бресте, а в начале 2000-х перебрался в Москву. Но ежегодно 22 июня приезжал в крепость, где когда-то принял свой первый бой.

В 2019 году, отмечая 90-летие, Петр Павлович сказал в интервью агентству «Белта»: «Сейчас моя главная цель — дожить до 75-летия Победы, как можно дольше делиться воспоминаниями, рассказывать правду о войне. К сожалению, сейчас кое-где забывают или не хотят помнить, кто спас мир от коричневой чумы, но мы помним, помнят наши потомки и не забудут их дети! Белорусы, русские, украинцы, все народы Советского Союза были той единой непобедимой силой, которая сломила фашистскую мощь. И мы всегда будем едины, братские Беларусь и Россия, и победа всегда будет за нами!»

В мае 2020 года, когда ветеран не мог покинуть свою квартиру из-за режима самоизоляции, сотрудники МЧС России вместе с заместителем министра Алексеем Серко и участниками первого в РФ мотоклуба пожарных и спасателей «Пламенные сердца» поздравили его, пригнав под окна его дома пожарную машину и спев из люльки песню «Катюша».

Полковник Котельников стоял на балконе в военной форме и приветствовал мотоциклистов, отправлявшихся в честь Дня Победы в автопробег по маршруту Москва — Брест. Теперь его нет с нами, но остается память о Петре Котельникове и всех тех, кто принял бой с гитлеровской гадиной.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых