2092

Мощь правды. Как Елена Боннэр «очеловечила» Сахарова, а он - весь мир

"Аргументы и факты" в Беларуси № 34. Какое направление в поисках счастья выберет Беларусь 25/08/2020
Даже в ссылке супруги не разлучались.
Даже в ссылке супруги не разлучались. Фото из открытых источников

Великих личностей в истории ХХ века достаточно, но не так уж много фигур, сравнимых по масштабу с академиком Андреем Сахаровым - человеком, которого у нас заслуженно называли «совестью нации». Гениальный физик создал самое разрушительное оружие в истории человечества, но всю последующую жизнь посвятил защите прав людей, оставаясь верен своему делу до самого конца.

Точнее говоря

При этом Сахаров был человеком предельно скромным, всячески занижал собственные заслуги и уж тем более не считал себя ни святым, ни избранным. «Не из ложной скромности, а из желания быть точным замечу, что судьба моя оказалась крупнее, чем моя личность. Я лишь старался быть на уровне собственной судьбы», - писал Андрей Дмитриевич.

Справедливости ради - свою борьбу Сахаров вел не в одиночку: ему во всем помогала жена Елена Боннэр, по совместительству - главная соратница. Благодаря ее поддержке физик стал известной личностью не только в СССР, но и за рубежом, и был награжден Нобелевской премией мира «за мужественную борьбу со злоупотреблениями властью и любыми формами подавления человеческого достоинства».

Их союз был удивителен - двое совершенно разных людей с непростыми характерами, но безмерно уважающие и любящие друг друга. Сами супруги называли свои отношения «невероятной, немыслимой близостью»: путешествия, книги, письма, интервью, выступления - непременно вместе.

Елена Георгиевна знакомила Сахарова - замкнутого и стеснительного интроверта - со своими друзьями, поэзией, любимыми местами, печатала под его диктовку статьи. Ей удалось многое изменить в привычках и вкусах далекого от быта академика, он стал ее помощником во всех хозяйственных делах - «иногда даже прямо рвал из рук».

Иногда Боннэр упрекали в чрезмерном давлении на мужа, однако сам Сахаров возражал, говоря, что главное ее влияние - в его «очеловечивании»: «Люся подсказывает мне многое, чего я иначе по своей человеческой холодности не понял бы и не сделал».

Интервью академик давал прямо на кухне. И непременно вместе с Еленой.
Интервью академик давал прямо на кухне. И непременно вместе с Еленой. Фото: Фото из открытых источников

Пуще всех печалей

Елена Боннэр - вторая супруга академика. Сахаров сочетался с ней браком в 1972-м - спустя три года после того, как от рака скончалась его первая жена Клавдия, родившая ему двух дочерей и сына. Такого невероятного взаимопонимания, как позднее с Еленой, по его собственным признаниям, у Андрея Дмитриевича с Клавдией не было. Однако он очень тяжело переживал ее смерть и впоследствии даже пожертвовал огромную сумму на строительство онкологической больницы: «После смерти Клавы я жил как во сне, ничего не делая ни в науке, ни в общественных делах…»

К тому времени потерь в жизни Сахарова набралось немало. После первых испытаний водородной бомбы в 1953 году ученый был обласкан милостью власть имущих: в 32 года - самый молодой член Академии наук СССР! За званием академика последовал полный набор высших советских наград: Герой Социалистического Труда, Сталинская премия, дача, машина и прямая телефонная линия в Кремль…

Однако «барская любовь» не застила ему глаза. Довольно скоро, проведя исследования, ученый взглянул на свое детище по-новому - теперь он видел в водородной бомбе не гигантский прорыв в науке, а источник страданий людей и гибели всего человечества. Также он выяснил, что ядерные взрывы являются причиной онкозаболеваний у множества людей.

Академик начал вести активную общественную деятельность - не только высказывался за запрет ядерного оружия, но и боролся за отмену цензуры и политических судов, выступал в защиту диссидентов и открыто писал, что в Советском Союзе нарушаются права человека.

Реакция властей была ожидаемой: Сахарова отстранили от секретных материалов, сняли со всех постов, поместили под постоянное наблюдение КГБ. В его квартире периодически устраивались обыски, а его книги и он сам высмеивались в официальной прессе.

Всехняя Люся

На одном из правозащитных процессов физик и познакомился с Еленой Боннэр, личностью тоже в своем роде примечательной: врачом по образованию и борцом за правду по призванию. Со школы к Елене приклеилось прозвище «коллегия адвокатов», а позже, помогая ссыльным и заключенным, она получила еще одно: «всехняя Люся».

К Сахарову Боннэр всегда относилась с «почти обязательным в нашей среде пиететом». Однако постепенно их общение вышло за рамки правозащитных дел. Когда Андрей Дмитриевич отправился отдыхать в Сухуми вместе с детьми, Елена Георгиевна предложила оставить у нее на даче собаку Сахарова по кличке Малыш, которого некуда было пристроить на время отпуска. С юга ученый вернулся с флюсом, а она, прошедшая всю войну медсестрой, тут же помчалась его спасать. Позже Андрей Дмитриевич говорил, что навсегда запомнил ее «несентиментальную готовность прийти на помощь». В конце концов Сахаров переехал к Елене Боннэр с одним чемоданом - внутри помещались рукопись учебника, пара рубашек и несколько книг по физике…

В 1980 году Сахаров резко раскритиковал ввод советских войск в Афганистан, за что и поплатился ссылкой в Горький (нынешний Нижний Новгород). Елене понадобились один час и всего две дорожные сумки - и она была готова отправиться за мужем. В первое время она моталась между Горьким и Москвой, донося до мира голос опального академика. Потом ее тоже отправили в ссылку, и теперь они оба были заперты в Горьком под круглосуточным присмотром КГБ.

Именно в Горьком Андрей Дмитриевич начал вести дневник, который всегда давал читать жене. Когда Боннэр возразила, что читать чужие дневники не годится, он сказал просто: «Ты - это я». Против Елены развернулась целая травля - пересказывались грязные слухи о ее прошлом, и Сахарову однажды даже пришлось забыть о принципах пацифизма: заступаясь за свою жену, он дал пощечину самому активному клеветнику.

Против оравы

Тяжелее всего были голодовки, на которые Сахаров решился, чтобы заставить власти выпустить Елену за границу для экстренно необходимой ей операции на сердце. КГБ СССР не мог допустить голодной смерти знаменитого академика, поэтому Сахарова заперли в больнице и подвергли принудительному кормлению. И все-таки несгибаемые супруги победили - Боннэр отпустили в Америку, где ей сделали сложную операцию, а она смогла увидеть своих детей от первого брака, высланных из страны.

В ссылке Сахаров с женой провели шесть лет, пока однажды им лично не позвонил Михаил Горбачев с позволением вернуться в Москву - фактически этот звонок стал переломным в судьбе целой страны, дав начало гласности и перестройке.

В первое время в столице Сахаров давал бесконечные интервью и принимал визитеров. «В доме непрерывно люди - а мы так хотим остаться вдвоем. У Люси заботы по кухне - и не на двоих, как в Горьком, а на целую ораву, - вспоминал этот период Сахаров. - В два часа ночи Люся с ее инфарктами моет полы на лестничной клетке, а я опять что-то спешно пишу на завтра…»

За мирное небо спасибо и Сахарову тоже.
За мирное небо спасибо и Сахарову тоже. Фото: Фото из открытых источников

Потом Сахаров был избран депутатом Съезда народных депутатов СССР, и начался последний этап в его жизни - политическая карьера. Выступления с трибуны, постоянные скандалы и обвинения, запредельная нагрузка… 14 декабря 1989 года Сахарова не стало. Боннэр пережила его на 22 года. В день смерти Елены Георгиевны один из правозащитников назвал ее «счастливым человеком» и добавил: «Она была человеком страстным, и эта страстность одинаково ощущалась и теми, кого она любила, и теми, кого недолюбливала. У нее были ошибки - но не было неправды».

Оставить комментарий (0)

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых