180

Библиотека Ивана Грозного: тайна, которой нет. Где ложь в мифах о Либерее?

Радзивилловская летопись.
Радзивилловская летопись. Commons.wikimedia.org

В конце октября в прокат вышел фильм Глеба Орлова «Либерея: Охотники за сокровищами». За название — спасибо. Попытка вернуть в обиход старинное слово, происходящее от латинского liber – «сочинение, свиток», которым называли библиотеку Ивана Грозного, в общем и целом удалась.

Насколько удался фильм — вопрос отдельный. А вот слоган, сопровождавший рекламную кампанию, как минимум сомнителен: «Её искали тысячи… И ещё трое». Насчёт троих спору нет — в кино действует именно троица поисковиков. Насчёт тысяч — тут уж, как говорится, загнули. По-настоящему искали «Иванову Либерею» максимум десятки. А если считать только самых упорных, то и вовсе единицы.

Другое дело — мнение продюсера картины Владимира Маслова: «Я уверен, что эта история реальна на 100%. Найти её так никто и не смог. Мы советовались со многими людьми, у нас были эксперты, которые рассказывали, что в реальности такое могло быть».

Могло, да. Но не совсем такое. В реальности было всё-таки по-другому. Чтобы не попасть в смешное положение, есть смысл ознакомиться с самыми распространёнными заблуждениями, которые сопровождают историю библиотеки Ивана Грозного.

Откуда она взялась?

«Легендарное собрание книг и документов было вывезено из павшего в 1453 году Константинополя в Рим византийской царевной Софьей Палеолог».

Правда

Для начала — Софья не царевна. Этот титул означает «дочь царя». А Софья была племянницей последнего императора Восточной Римской империи. Кроме того, родилась и росла она в Морейском деспотате — византийской автономии, расположенной на Пелопоннесе. В Константинополе Софья не бывала никогда. И, значит, ничего оттуда не могла вывезти.

Её семейство, спасшееся от турок бегством, жило в Италии по милости Римского папы, который сразу же наложил руку на православные святыни, вывезенные из Греции — в их числе были, например, голова апостола Андрея Первозванного и палец Иоанна Крестителя. Книги, даже если даже их и вывезли, со стопроцентной вероятностью постигла бы та же участь. Хотя бы по той простой причине, что эпоха была, по сути, допечатная — Иоганн Гутенберг в 1453-1456 годах только начинал свою деятельность. Так что любая книга представляла собой для просвещённого человека великую ценность.

Как Либерея попала на Русь?

«В 1472 году Софья вышла замуж за великого князя Московского Ивана III, и библиотека была перевезена в Москву в качестве приданого — насчитывалось около 30 или даже 70 подвод с книгами».

Правда

Путь сосватанной русскому князю принцессы известен и хорошо описан европейскими хронистами. Рим — Нюрнберг — Любек — Псков — Москва. Ни на одном из этих перегонов не упоминается о каком-то «гигантском обозе с книгами». Между прочим, Софью в Москву сопровождал папский посол, епископ Антонио Бонумбре. Православные иерархи вызвали его на религиозный диспут, но он, что называется, «слил». И вот под каким предлогом: «Книг мы не привезли с собою».

На Русь книги из библиотек разграбленного турками Константинополя попадали другими путями. Современник этих событий, историк Дука Византийский, описал, как турки поступили с библиотеками: «Все же книги, превосходящие всякое число, погрузив на повозки, рассеяли всюду на Восток и на Запад. За одну номисму (имперская золотая монета весом около 4 граммов) десять книг продавалось: Аристотеля, Платона, богословских и всякого иного вида книг». Кое-что перепало и русским купцам, которые отлично знали цену «книжной премудрости», по возможности скупали ценные вещи и отправляли их на Русь.

Что в ней было?

«Там был список "Слова о полку Игореве" раза в два больше объёмом, чем общеизвестный. Там был первый русский роман XIV века "Болярин Даниил и девица Айзиля". Была там и военно-патриотическая пьеса самого Ивана Васильевича "Побитое поганство, или Посрамлённый темник Булгак". И мерзопакостное сочинение Павла Сирина "Обращение распутной отроковицы Лолитии св. Гумбертом". И ещё, и ещё, и ещё…»

Внимательный и начитанный человек сразу споткнётся о слова «отроковица Лолития и св. Гумберт». И будет прав. Так описали Иванову Либерею Андрей Лазарчук и Михаил Успенский, авторы фантастического романа «Посмотри в глаза чудовищ». Как известно, Лолита и Гумберт Гумберт — персонажи Владимира Набокова, который когда-то взял себе псевдоним «Сирин». А вся приведённая цитата — весёлая игра ума, своего рода «пасхалка».

Правда

Точно такой же фантастикой следует считать измышления вроде: «Там было 142 тома «Римской истории» Тита Ливия, тогда как до нас дошло лишь 35 томов…» Все они базируются на так называемом списке Дабелова. Профессор Христиан Дабелов в 1822 году заявил, что видел в архиве Пярну рукописный каталог библиотеки Ивана Грозного. Правда, когда за оригиналом отправились в Пярну, оказалось, что ни каталога, ни даже упоминаний о нём в архиве попросту нет. Словом, тёмная история.

В реальности настоящая библиотека Ивана Грозного, скорее всего, была унаследована им от предков и по мере сил пополнялась самим царём. В числе унаследованного могли быть настоящие сокровища отечественной литературы — известно, что его предок Иван Калита в 1328 году «до чёрного волоса» ограбил город Ростов Великий. А ведь именно Ростов славился своей «учёностью и книжностью» — там в XII-XIII веках правил Константин Всеволодович, которого так и прозвали — «князь-книжник»: «Многие дела древних князей собрал и сам писал, такоже и другие с ним трудились». Библиотека князя Константина, если верить свидетельствам современников, по своему богатству превосходила многие европейские.

Стоит ли её искать?

Ответ однозначный — конечно, стоит. Дело даже не в том, найдётся сама Иванова Либерея или нет. Тут как раз такой случай, что цель не так уж и важна, главное — сам поиск. В процессе изысканий за несколько сотен лет сделано много открытий. В частности, Игнатий Стеллецкий, которого иной раз именуют «археологом-авантюристом», в поисках библиотеки Ивана Грозного серьёзно продвинулся в изучении системы подземелий Кремля. В 1933-1934 годах он обнаружил подземные ходы из кремлёвского Арсенала в Арсенальные башни и далее в Александровский сад. В общем, как сказал в своё время Паниковский Шуре Балаганову: «Пилите, Шура, пилите…» Не Либерею, так что-то ещё точно можно найти.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно