343

Дон Кихот и «железный конь». Глеб Травин мечтал о кругосветке на велосипеде

"Аргументы и факты" в Беларуси № 25. «Согласны ли вы...» 21/06/2022
Глеб Травин, 1930 г. Он дал обет не стричь волосы до конца похода.
Глеб Травин, 1930 г. Он дал обет не стричь волосы до конца похода. Commons.wikimedia.org

Он объехал весь СССР и мечтал о кругосветке на велосипеде, но за границу в 1931-м его не выпустили. 

Имя путешественника Глеба Травина, увы, не на слуху. А ведь в апреле этого года могли бы отметить его 120-летие — громко, под девизом «Знай наших!». Потому как Травин — единственный, кто совершил путешествие на велосипеде вдоль границ СССР, включая арктическое побережье. 

Нажмите для увеличения
Нажмите для увеличения. Фото: Commons.wikimedia.org

Ледяная ловушка

Грандиозная одиссея заняла у Травина три года (1928–1931). За это время он преодолел 30 тыс. км. Десятки раз оказывался на волосок от смерти: в пустыне чудом избежал нападения кобры, в тайге лицом к лицу встретился с тигром.

Но самый драматичный момент путешествия случился ранней весной 1930 г., когда Глебу пришлось ампутировать самому себе два пальца на ноге из-за обморожения. Велосипедист ехал по льду вдоль западного побережья Новой Земли к острову Вайгач. «Весь день дул ураганный восточный ветер. Его шквальные порывы сбрасывали меня с велосипеда и волокли по льду. Выручал нож. Я вонзал его в лёд и держался за рукоятку, пока ветер немного не утихал, — вспоминал путешественник. — Спал я на спине, скрестив руки на груди, — так было теплее. Проснувшись, не мог ни разжать рук, ни повернуться... Ночью рядом с моим ночлегом образовалась трещина. Выступила вода, и снег, который укрывал меня, превратился в лёд. Я оказался в ледяном скафандре. На поясе у меня был нож. С большим трудом высвободил одну руку, извлёк нож и стал обивать лёд вокруг себя. Лёд откалывался мелкими кусочками. Я порядком устал, прежде чем высвободил себя с боков. Но со спины обить себя было нельзя. Рванулся всем телом вперёд — и почувствовал, что приобрёл ледяной горб. И ботинки тоже нельзя было высвободить полностью. Сверху я их очистил ото льда, а когда выдернул ноги, обе подошвы остались во льду. Волосы смёрзлись и торчали колом на голове, а ноги были почти оголены. Смёрзшаяся одежда мешала сесть на велосипед. Пришлось брести с ним по снежному насту.

Мне повезло: попался олений след. Кто-то недавно проехал на нартах. Долго шёл я этим следом. В конце концов он привёл к жилью. Я поднялся на островок и увидел дымок на бугре. От радости вдруг отнялись ноги. Я пополз на одних руках к ненецкому чуму.

Ненцы, заметив меня, пустились бежать. Вид-то у меня был, как у пришельца с другой планеты: на спине ледяной горб, длинные волосы без шапки да ещё велосипед, который они наверняка видели впервые».

В чуме Травин сам себе ампутировал два обмороженных пальца на ноге из-за страха гангрены. Ненцы, на чьих глазах шла эта «операция», не выдержав, выскочили на улицу.

Мог быть песец

На следующий день Глеб покинул гостеприимный чум. И день этот был одним из самых страшных за всю экспедицию. Он с трудом переставлял ноги и был так слаб, что на него со спины осмелился напасть песец. Прежде чем он убил зверька ножом, тот успел его укусить. Несколько дней после этого Травина мучил страх, что зверёк был бешеный: «Ведь они никогда не нападают на человека в одиночку! Или и вправду я так слаб, что песец избрал меня своей добычей?»

Со стороны путешествие могло казаться безумием. На самом деле Травин готовился к нему пять лет. Идея возникла у Глеба, когда в 1923 г. он, 21-летний, встретил в родном Пскове голландского велосипедиста Адольфа де Грута, объехавшего почти всю Европу. Вскоре он начал свои тренировки. Ездил на велосипеде в любую погоду по любым дорогам. Пригодилась школа отца-лесника, который научил сына находить еду и ночлег в лесу и в поле, питаться сырым мясом.

После демобилизации Травин отправился на Камчатку — ему было важно испытать себя в иных климатических условиях. Здесь он строил электростанцию, где потом работал электриком. А всё свободное время посвящал тренировкам: ездил на велосипеде по непроходимым лесам, горным тропам, переправам стремительных рек. Оттачивал искусство охотника и рыбака. В путешествии сам добывал себе провиант. Умудрился это делать даже в арктических льдах: «От сильных морозов во льду образуются трещины. Вместе с водой в эту трещину устремляется рыба. Позже я наловчился ловить её крюком из велосипедной спицы. На день мне хватало две рыбы. Одну я съедал свежей, другую — мороженой, как строганину.

Кроме рыбы в моё меню входило сырое мясо. У местных охотников я научился выслеживать и стрелять северного зверя — песца, тюленя, моржа, оленя, белого медведя». О том, что человек долгое время может питаться только сырой пищей, Травин вычитал у французского врача Алена Бомбара, который во время плавания на резиновой шлюпке через Атлантику более двух месяцев питался сырой рыбой и планктоном. Глеб принимал пищу в 6 часов утра и в 6 вечера. 8 часов ежедневно у него уходило на дорогу, ещё 8 — на сон, остальное время — на поиск пищи, устройство ночлега, дневниковые записи. Да-да! Он вёл дневник, который постигла печальная судьба. Вернувшись из путешествия, он оставил свой велосипед и дневники у сестры, которая их... сожгла. Дело в том, что первый подробный очерк о путешествии Травина опубликовал новосибирский писатель и участник нескольких полярных экспедиций Вивиан Итин. Он встретился с Глебом в 1931 г. на мысе Дежнёва, самой восточной точке Союза. Там завершился поход Травина вдоль границ СССР. Но велосипедист мечтал о кругосветке и ждал уже несколько месяцев разрешения на выезд в Америку. Итин после встречи напишет сначала небольшой материал, а затем по итогам завязавшейся переписки выйдет полномасштабный очерк «Земля стала своей». После ареста и гибели писателя в 1938 г. его произведения были запрещены. Ситуация изменилась только в 1956 г., когда его реабилитировали. А тогда, в 1930-х гг., сестра Травина, узнав, что очерк о её брате под запретом, испугалась и сожгла уникальные документы. А вот велосипед, на котором он проехал вдоль границ страны, сохранился. Экспонат можно увидеть в Псковском музее-заповеднике, там же и его снаряжение — компас, нож, ружьё, багажник с запасными частями и инструментами. И уцелевший паспорт-регистратор, в котором Глеб ставил печати во время остановок в различных населённых пунктах. Всего там 270 отметок.

Три дочки и два сына

На мысе Дежнёва Травин расстался с мечтой о кругосветке — за границу его не выпустили. Он вернулся на Камчатку. И остриг здесь свои длинные волосы: в начале путешествия дал себе слово, что подстрижётся, лишь совершив задуманное. План-минимум (поход вдоль границ СССР) он выполнил. А кругосветка предполагала движение вдоль западного берега Америки, далее обогнуть Огненную Землю, пересечь Сахару и Аравию, побывать в Индии и Китае, завернуть в Тибет и Монголию, по Чуйскому тракту вернуться в Сибирь. Этот план-максимум пришлось похоронить.

На Камчатке Глеб долгие годы работал электриком. Женился на девушке Вере, с которой познакомился ещё до своего путешествия. У них родились три дочки и два сына. На пенсии вернулся на родную Псковщину, где умер в 1979 г. в возрасте 77 лет. Сохранилось единственное радиоинтервью Глеба Травина. Плюс в 1970-х гг. в популярном журнале вышли его воспоминания, в которых выделяется один пронзительный момент. Во время путешествия он столкнулся с белой медведицей, которую застрелил из-за опасений, что она нападёт. А рядом с ней оказался живой медвежонок! Глеб взял его с собой — зверь спокойно сидел у него за пазухой. Так продолжалось несколько месяцев, пока однажды утром он не обнаружил мишку мёртвым. С тех пор он никогда не охотился на белых медведей, а история с медвежонком саднила в его сердце до конца дней.

Любимым литературным героем Травина был Дон Кихот. Да он и сам был рыцарем дорог, который бросил вызов стихии и остался непокорённым.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно