aif.ru counter
1628

Как попасть в гости к директору Института имени Гёте

День открытых дверей в Институте имени Гёте, Якоб Рачек (в центре) общается с посетителями.
День открытых дверей в Институте имени Гёте, Якоб Рачек (в центре) общается с посетителями. © / Виктория Харитонова / Goethe-Institut Minsk

Институты имени Гёте действуют в 90 странах мира, в некоторых офисы есть даже в нескольких городах одновременно.

В Беларуси этот культурный институт из Германии недавно отметил 25-летие со дня открытия. Многие минчане знают о его деятельности благодаря курсам немецкого языка, а люди, интересующиеся культурой и искусством, - большей частью по мероприятиям, которые проводятся при поддержке этой организации.

Уже больше года директор Института имени Гёте в Минске – культуролог Якоб РАЧЕК, с которым нам было интересно обсудить тему, которой в Германии уделяется огромное внимание. И узнать, почему это важно.

Цели и задачи

Инициатива создания культурной независимой институции, которая способствовала бы поддержке немецкого языка за пределами Германии, возникла в послевоенное время у Ассоциации преподавателей немецкого языка за границей. Первый Институт имени Гёте был основан в 1952 г. в Афинах. Потом институты стали открываться в западноевропейских странах, Северной и Южной Америке, Азии… По мере того, как расширялась география появления Институтов имени Гёте, ставились новые стратегические цели и задачи.

- 1968 год стал важным для нас, потому что к цели поддержки немецкого языка за границей добавилась культурная работа и культурный обмен, - объясняет Якоб Рачек. – Третья задача, которую мы ставим перед собой, - работа библиотек, благодаря которым можно получить актуальную информацию о Германии. Но при неизменности целей в каждой стране при работе нужно учитывать локальный контекст. Это значит, что есть разные уровни стратегий. Глобальная охватывает все институты и пересматривается каждые 4 года. В разных регионах – мы условно разделили мир на 13 – свои стратегии. Кроме того, каждый страновой институт разрабатывает концепцию работы на 4-летний период, которая согласовывается в нашем случае в региональном офисе стран Восточной Европы в Москве, а также в головном – в Мюнхене. Подчеркну, что Институт имени Гёте – не государственная организация, не часть какого-либо ведомства, а независимое объединение (независимый партнер МИДа Германии), и это отличает нас от культурных институтов других стран.

Сейчас Институт имени Гёте в Минске работает в соответствии со стратегией на 2018-2022 гг. В перспективе мы планируем расширить деятельность за пределами столицы, в регионах.

Работа по направлениям

Что касается популяризации немецкого языка, то одна из наших целей – разработка digital-продуктов для его преподавания. Как пример, могу привести интересный проект для детей, предполагающий видео, онлайн-задания по разным предметам: математике, природоведению и др.

Если говорить о культуре, мы стараемся в нашей деятельности охватывать все сферы – от литературы до дизайна. При этом важно, чтобы было как можно меньше культурного экспорта, когда приглашаются артисты из Германии для выступления в Беларуси. Мы скорее стремимся к тому, чтобы объединить немецких и белорусских креативных людей для создания совместного культурного продукта. В будущем мы хотели бы больше внимания уделять тому, чтобы белорусским деятелям культуры было проще представлять свое искусство в Германии. Например, молодые художники из Беларуси могут стать участниками проекта, когда они за 2-3 месяца нахождения в Берлине познакомятся с тем, как функционирует художественный рынок, приобщатся к опыту известных мастеров, научатся общаться с музеями, коллекционерами и как себя продвигать. А новая программа «Культура в движении» открыта для представителей любого вида искусства: если, например, музыканта официально пригласили выступить на фестивале в Германии или писателя представить свою книгу на выставке, у нас есть возможность помочь им с оплатой проезда и проживания. Резюмирую: мы лично не приглашаем, не отбираем соискателей, а содействуем, помогаем. Критерий – событие должно способствовать развитию немецко-белорусских отношений и культурному обмену.

Культурный центр

- Своего рода сердце Института имени Гёте – библиотека, - продолжает Якоб Рачек. – Это открытое публичное место, где можно не только читать книги, но и общаться. Каждый человек может к нам зайти совершенно свободно. Мне кажется, это единственная библиотека в Минске, где можно пить кофе и перекусывать. (Смеется.) Помимо печатных изданий, учебной литературы библиотека предлагает много электронных книг. Мы хотим, чтобы в будущем она стала мультифункциональной, где бы занятия по интересам смогли найти и маленькие дети, и люди преклонного возраста. Я бы сравнил это с коворкингом, где можно было бы встречаться, обсуждать какие-то совместные проекты…

- Не так давно в Институте имени Гёте прошел день открытых дверей: было много посетителей, которые не преминули воспользоваться и возможностью прийти к вам на личную беседу. О чем вы разговаривали?

- В честь празднования 25-летия мы открыли для гостей все двери и предложили не скажу, что новаторский формат общения – чаепитие с директором. (Улыбается.) Порадовало, что приехало очень много людей не из Минска, а также то, что пришло большое количество детей: они с удовольствием фотографировались и постили в соцсетях снимки с нашего мероприятия. Вопросов было очень много. Большая их часть касалось культурных программ и обменов, работы языковых курсов; кого-то интересовало, как люди живут в Германии; кто-то спрашивал меня о том, как я чувствую себя в Беларуси, сколько знаю языков…

- А сколько, к слову?

- Сложный вопрос, потому что на русском, например, я говорю не очень хорошо… Поэтому скажу так: я хорошо знаю немецкий, чешский, английский языки и хуже - русский, болгарский, французский.

- Вам так понравилось общаться с белорусами, что теперь вы для этого выделяете специально время?

- Поскольку был большой интерес именно к формату общения с директором, то, действительно, я решил каждую вторую пятницу месяца открывать двери своего кабинета для всех желающих с 14.00 до 18.00. Готов освободиться от своих дел и выслушать посетителей, ответить на любые их вопросы.

- Директор обычно воспринимается как человек, к которому приходят жаловаться, просят решить какие-то проблемы. Вы к этому готовы?

- Жалобы в моей работе периодически бывают. Классическое: «Моя жена не сдала ваш экзамен!» Но тут ничего не поделаешь: нужно лучше учить язык! (Смеется.) Еще вспомнилось, как после одной выставки, содержание которой было сделано на двух языках – белорусском и немецком, – посетители из России написали отзыв: «Мы ничего не поняли!» Но рядом был отзыв от посетителей из Израиля, что им понятно все, поэтому мы выдохнули.

Что касается готовности встретиться и пообщаться со всеми желающими, объявляя об этом, я, конечно, рассчитывал на то, что посетители будут делиться каким-то идеями, предлагать осуществить какие-то проекты… 

Команда Института имени Гёте.
Команда Института имени Гёте. Фото: Goethe-Institut Minsk/ Виктория Харитонова

- Не могу не спросить о работе с такой категорией, как пожилые граждане, для которых важна доступность.

- Программы Института имени Гёте адресованы всем поколениям: любой человек, который интересуется культурой, найдет для себя что-то подходящее, интересное, будь то ежемесячные показы кино или чтения в библиотеке. Вход на эти мероприятия свободный. Есть и партнерские мероприятия, например, выставки, когда плата за билет идет не нам, а выставочному залу. Но мы в таких случаях стараемся гарантировать, чтобы цена была приемлемой, доступной.

Такие похожие и разные

- Белорусы и немцы в восприятии культуры и искусства различаются или похожи?

- Мы во многом похожи, например, в подходах к работе: все делается четко, в срок. А разные мы в том, что современное немецкое общество – мультиэтническое, мультикультурное, состоящее из огромного количества комьюнити, представителей разных государств. Это не только беженцы из африканских и азиатских стран, но и творческие личности из США, Израиля, которые специально приезжают в Германию работать.

После 2015 года, когда Германия приняла около миллиона беженцев – людей из совершенно других культурных контекстов, – встал вопрос: какие инструменты могут способствовать тому, чтобы они включились в наше общество? И здесь культура играет ключевую роль, потому что она – средство коммуникации, благодаря которому мы можем лучше узнать новых членов нашего общества, а они нас. Понять, какие ценности могут нас объединить. И еще культура – то поле, которое позволяет успешно сотрудничать. Думаю, в Германии уже не осталось ни одного театра, где бы не было члена коллектива из Сирии.

В Беларуси интересный исторический контекст: здесь жили и живут белорусы, русские, поляки, евреи, татары, другие народности, но общество выглядит гомогенным. Этой мой взгляд со стороны как иностранца.

В Германии очень любят и поддерживают современное искусство во всех сферах. Есть немало организаций как частных, так и государственных, которые выделяют на это средства. Например, на проведение фестиваля экспериментального театра или создание новой классической музыки. В Беларуси скорее ракурс в сторону традиционного искусства. И, по моим наблюдениям, ваш частный бизнес мало интересуется современным искусством.

- Что, по-вашему, белорусы могли бы перенять из немецкого опыта в культурной сфере, и наоборот – немцы из белорусского?

- Для меня неожиданным и интересным стало то, насколько эффективно в Беларуси работает краудфандинг по сбору средств для культурных проектов! В Германии такого нет. Здорово, что не только собираются деньги на тот или иной проект, но и появляется сообщество людей, которые идентифицируют себя с ними. Это то, к чему должен стремиться культурный институт, – создавать вокруг себя сообщество культурных людей.

В Германии достаточно интересно функционируют разные модели для поддержки культуры. У нас давно сложившиеся традиции меценатства, спонсорства, фандрайзинга. Очень многие люди инвестируют в культуру, искусство. Самый интересный пример, пожалуй, - это фонды коммерческих предприятий, известных на весь мир брендов, которые выделяют на эти цели миллионы евро из альтруистических побуждений, без выдвижения условий о том, чтобы на видном месте стоял их логотип. Кроме того, все больше в последнее время такие фонды инвестируют именно в культурное образование, дающее возможность в том числе принимать участие в различных культурных проектах, программах, создавать новый культурный продукт.

- Культура – та область, к которой часто относятся по остаточному принципу: на нее выделяют мало денег, не хотят поддерживать, отдавая предпочтение решению других вопросов, считающихся более важными. От этого никуда не деться?

- Институт имени Гёте тоже переживал разные времена, например, в 90-х годах ХХ века финансирование резко сократилось. Но мы понимали: если речь идет не о развлечениях, «масскульте», а о той культуре, которая помогает людям мыслить критически, разбираться в происходящем в современном мире, конечно, на ней нельзя экономить!

К слову, обычно в предвыборных программах кандидатов в депутаты культура была на последнем месте после обещаний изменений в социальной сфере.

- Но была! И что они обещали?

- Как работают политики? Говорят: если выберете меня, то буду поддерживать и дальше фестиваль, проходящий в вашей местности, например.

Правда, ситуация меняется. Недавно в политической жизни Германия появилась крайне правая популистская партия «Альтернатива для Германии», которая вывела в предвыборной программе культуру на первое место. Они рассматривают ее как инструмент, который поможет направить публичный диалог в Германии в свою сторону, и хотят, воспользовавшись миграционным кризисом, поставить под вопрос европейские ценности.  

Это к тому, что важность культуры для общества нельзя недооценивать.

Не только работа

- Вы уже много где побывали в Беларуси. Можете поделиться впечатлениями?

- Я, пожалуй, не был еще только в Полоцке и Пинске. В Беларуси я открыл для себя интересные ландшафты: с одной стороны, природные, с другой, культурные, исторические. Например, я был поражен богатой историей такого небольшого городка, как Раков. У нас был большой проект с Еврейским музеем Лондона: в июне в Минске открылась выставка, посвященная культовой певице Эми Уайнхаус, которую посетили ее родные. И вот они снова приезжали несколько недель назад, потому что в Национальном архиве нашли информацию о том, что семья Уайнхаус из Ракова! Побывав там, я за один день узнал столько информации! И о легендарном шпионе-контрабандисте Сергее Песецком, который работал на три разведки; и об Иде Розенталь - изобретательнице современного бюстгальтера; и о многом другом…

Для меня очень ценно, что я могу ко всему этому приобщиться.

- Говорят, вы заядлый велосипедист.

- Да, я передвигаюсь по Минску на велосипеде в целом 9-10 месяцев в году, когда нет сугробов и наледи. Возможно, велосипед – своеобразный выход для меня, потому что за почти сорок лет я так и не нашел для себя ничего из спортивных дисциплин, что бы пришлось мне по душе. Чем бы я ни пробовал заниматься - плаванием, бегом, - не нравится, не испытываю удовольствия! Сегодня у меня будет первый урок по фехтованию: вдруг именно этот вид спорта меня увлечет?

Хотя наша команда, куда вошли сотрудники Института имени Гёте, слушатели курсов, партнеры впервые в этом году приняла участие в полумарафоне. Думаю, мы с удовольствием это повторим.

Якоб Рачек – в центре.
Якоб Рачек – в центре.

ЦИФРЫ И ФАКТЫ

157 Институтов имени Гёте действуют в 90 странах мира. В планах - открыть институты в Баку и Ереване, где пока действуют Гёте-центры. Кроме того, правительства Германии и Франции планируют в будущем создать совместные немецко-французские культурные институты, где будет представлена вся западноевропейская культура. Первые такие институции откроются в Палермо, Кордобе и Бишкеке.

Несмотря на то что официально первый Институт имени Гёте был открыт в 1952 году, датой создания считается 1950 год. В следующем году организация будет отмечать 70-летие.

Оставить комментарий (0)

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых