27759

Врачи скорой помощи вынуждены уходить в лифтёры и грузчики

№ 4 от 22 января 2014 года 22/01/2014

 

«Из скорой врачи уходят кто куда. Кто-то идёт в крупье, кто-то - в грузчики. Знаю парня, который пошёл работать лифтёром. Зарплата в два раза выше, отдельная очередь на жильё, по которой он через год получил квартиру».

Берут всех

Дмитрий работал в скорой помощи пять лет, пока учился в медицинском университете. Имея среднее медицинское образование, стал фельдшером в линейной, то есть общей, бригаде. По его словам, многие студенты идут подрабатывать в скорую помощь, поскольку там можно получить хорошую практику.

Когда Дмитрий только пришёл в скорую помощь в 2005 году, конкурс ещё был высокий. Это была хорошо оплачиваемая и престижная работа.

- Получить работу в скорой было не так просто. Зачастую необходимо было иметь нужные знакомства.

Тогда в скорой помощи платили высокие надбавки за вредность, за ночной труд, за спецтруд. Брать дополнительные дежурства было выгодно, а удобный график, сутки через двое, позволял подрабатывать в других местах.

Но ситуация постепенно менялась. Зарплаты не росли так, как цены, а условия труда только ухудшались.

- Докатились до того, что стали брать кого угодно, чтобы хоть как-то закрыть все бригады, - говорит Дмитрий. - Если раньше нанимали только студентов старших курсов лечебного факультета, то сегодня берут кого угодно. А чтобы стать санитаром, вообще не нужно никакого образования.

В классике, как выражаются медики, линейная бригада должна состоять из врача и фельдшера. Врачей катастрофически не хватает, и вместо них приходится отправлять на вызов фельдшера. Бывает, что в бригаде едут два студента (хотя бы один должен иметь образование фельдшера). Один - в качестве врача, второй - в качестве фельдшера. Но несмотря на всю ответственность студенты, даже если у них нет среднего образования, оформлены как санитары, и платят им как санитарам. Если же вместо врача едет фельдшер, то ему всё равно платят как фельдшеру. Но людей не хватает, и бригады разбивают.

- И если формально количества бригад хватает, то полных из них наберётся от силы половина, если не треть. И мало кто работает на ставку: в основном - на полторы, кто-то - на две ставки.

Готовься драться

Случается, что на вызов выезжает один врач либо фельдшер. Но если придётся спасать жизнь, то одному человеку невозможно одновременно делать массаж сердца, вводить препарат в вену или проводить ингаляцию.

Ехать на вызов одному - значит не только спасать чужую жизнь, но и, возможно, подвергать опасности собственную. В поликлинику обращаются в плановом порядке обычные люди, а вот врачи, которые работают в скорой помощи, сталкиваются и с пьяными, и с буйными, и с бандитами.

- Эти ситуации не всегда озвучиваются, но случаются нападения на врачей. С оружием, без оружия - постоянно. Парням, особенно физически развитым, ещё можно справиться. А некоторые девушки после таких случаев вообще уходили. Это мужская работа. У меня пара ситуаций таких была. Идя в скорую, надо быть готовым к тому, что придётся драться.

На Западе, к слову, скорая помощь имеет статус оперативной службы, и на вызовах работают не врачи, а парамедики. Эти люди приходят в скорую после 6-месячных курсов. Работают они по алгоритму и не занимаются диагностикой, как в Беларуси.

- Они осмотрели пациента, получили венозный доступ, интубировали и привезли в больницу. Больше ничего не делают. Если нет медицинской страховки, пациент платит за вызов. У нас наоборот - работают доктора, проводится весь комплекс диагностики, и всё это бесплатно.

Вызовы - ложные

Олег, врач-педиатр, работает в педиатрической бригаде скорой помощи. По его словам, осложняют работу врачей ложные вызовы.

- Мамы знают, как скачивать игры в Интернете, но как лечить ребёнка - нет, - говорит Олег. - Вот у меня сегодня был вызов. Ребёнок болеет две недели, у него кашель. Мама была с ним на приёме у врача, но решила выслушать альтернативное мнение - врача скорой помощи... Да за такие вызовы надо наказывать!

И таких вызовов, говорят медики, большинство. «Приезжайте послушать», «сделайте кардиограмму»... Вызывают даже, чтобы оформить больничный лист и выписать ребёнку справку в бассейн.

- Мы приучили пациентов к тому, что скорая помощь - это поликлиника на дому, - говорит Дмитрий. - Причём бесплатная поликлиника. Зачем проводить целый день в поликлинике, если можно просто позвонить в 103 - и тебе дома, без талонов и очередей, всё сделают?..

Ещё одна беда, которой раньше не было, - алкоголики, которых не забирают в медвытрезвитель, но доставляют в больницу. После того как большинство вытрезвителей были закрыты, лежащих на земле пьяных стала забирать не милиция, а скорая помощь.

- Вот ситуация, - объясняет Дмитрий, - лежит человек на улице. Звонит прохожий и говорит, что человеку плохо. А ему ведь скорее всего даже очень хорошо. Но вроде бы упал. А значит, надо проверить.

Пьяного привозят в скорую с подозрением на черепно-мозговую травму. Помимо того что его нужно прослушать, сделать кардиограмму и томографию, он становится ещё и приоритетным пациентом, поскольку пьяный человек не осознаёт степени опасности и своей беспомощности.

- Но этот «приоритетный больной» может разнести всё оборудование в больнице. И какое впечатление складывается у остальных пациентов, которые всё это видят?

«Мы стоим дороже»

Все эти условия и привели к тому, что работники скорой помощи первыми подали голос. И хотя проблемы есть и в других сферах медицины, скорая помощь, как и врачи в приёмных отделениях, меньше всех защищены.

- Просто больше наболело. Будучи врачом, ты сидишь в кабинете. А на скорой ты уехал в 8 утра, 15 минут на обед - больше не дают, и обратно в машину, - говорит Олег.

И люди уходят. Многие - в медицинские представительства фармацевтических компаний. Плата выше, социальных гарантий больше, ответственности меньше.

- Когда вижу, что охраннику в магазине предлагают 6,5 миллиона, а контролёру в метро - 3,8 млн, у меня слёзы на глаза наворачиваются, - говорит Олег. - Я вкалываю не в себя, несу уголовную и юридическую ответственность за пациентов, а получаю 5,5 млн, работая в поликлинике и в скорой. Неужели я столько стою? Приоритеты в нашей стране явно не так распределены.

Поэтому, как только закончится срок распределения в поликлинике, Олег планирует искать другую работу.

Проблема уже видна

Решат ли обращения и собранные подписи докторов их проблемы? По крайней мере в Минске создана комиссия, которая уже рассматривает обращения врачей. Начали сборы подписей врачи скорой помощи в Барановичах, Бресте и Гродно: проблемы есть не только в столице.

- Жалуется скорая, потому что там работает много молодёжи, - объясняет Олег. - Мы знаем, как живут на Западе, мы знаем, что условия работы в медицине могут быть лучше. И чтобы люди не уходили, надо, чтобы молодые специалисты получали хотя бы 8 млн рублей. Тогда будет смысл оставаться в профессии. Тогда доктора в свободное время будут читать дополнительную литературу, разборы клинических случаев, чтобы поднять свой рейтинг и удержаться на востребованной работе.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно