23544

Век прожить. 100-летняя минчанка – о судьбе и секретах долголетия

"Аргументы и факты" в Беларуси № 4. "Получка" по-новому 28/01/2020
Ксения Соснина / АиФ

Минчанка поведала «АиФ» несколько эпизодов из своей биографии и приоткрыла секрет долголетия.

На фото - Татьяна Алексеевна в молодости.
На фото - Татьяна Алексеевна в молодости. Фото: АиФ/ Ксения Соснина

Мирное время

- Я вышла замуж в марте 1939 года за военного Даниила. Нас познакомила его сестра Лида, с которой я работала в школе. Мы с Даниилом поженились спустя месяц знакомства. Поехали отмечать в деревню Петровка Червенского района. Там его мать жила. Отметили скромно – с родственниками и соседями. Посидели, песни попели. А потом уехали на Дальний Восток, в Забайкальский военный округ. Муж там служил. Но из-за трудных климатических условий – морозов и бурь – Даниил попросил перевода в Беларусь. В конце 1940 года мы обосновались в минской квартире на улице Ульяновской. С нами жила еврейская семья – мать с дочерью. Дочь вскоре вышла замуж за состоятельного человека и переехала в домик за Червенский рынок. У нас с Даниилом родилась дочка.

«Вокруг пыль и огонь»

На момент объявления войны мне был 21 год. Когда мы с мужем услышали по радио о наступлении немцев, ничего не могли есть, были убиты морально. Думали, что наша жизнь кончена. В 8 часов утра следующего дня муж со слезами попрощался со мной и дочерью. Перед расставанием сказал: «Всё может быть. В случае чего – добирайся к моей матери». И уехал на фронт. В первую ночь без мужа я проснулась и услышала, как фашистские самолеты летают над Минском. Их было много в районе железнодорожного вокзала. Немцы знали: многие члены партии пытаются уехать подальше от гитлеровской войны. Пули от обстрела падали на крышу нашего дома, как град.

24 июня я встала в 9 часов утра, чтобы сходить в магазин. Дочка спала, на улице было тихо. Я купила сливочное масло, колбасу и хлеб. Вернулась, покормила дочь грудью, перекусила. Прибежала моя соседка со словами: «Пойдем в дом к моей дочери, здесь опасно». Я наспех собрала пеленки и документы, взяла дочь на руки.

Только мы с соседкой дошли до улицы Свердлова, как Минск начали бомбить. Всё вокруг гремело, полыхало, вокруг пыль и огонь. Минск задрожал от бомб. Страшно. Чудом мы добежали живыми. На окраине было спокойнее. Переночевали в доме на Червенском рынке. Утром соседка пошла узнавать обстановку на Ульяновской. Вышла из дома – все улицы горят. Минска не стало. И тогда я поняла, что нужно добираться до матери мужа.

В путь

От Минска до деревни Петровка – 85 километров. Я с дочкой на руках вышла ночью, так как днем город бомбили. Мне посоветовали идти старым Екатерининским трактом. К вечеру я дошла до поселка Смиловичи, где дорога соединялась с Могилевским шоссе. Там был ужас: повсюду убитые люди, кони, подорванные машины... Я постучалась в одну из хат. Она была переполнена беженцами, в основном женщинами. Хозяйка меня сначала не пускала, но потом сжалилась. Ночевали все на соломе.

Оттуда я пришла в деревню Горки. Там в магазине работал старший брат моего мужа – Гриша. Я переночевала у родителей его невесты. Потом за мной на лошади приехала сестра мужа – та самая Лида. Мы все прибыли в дом к их матери, моей свекрови. Так в доме собрались я, свекровь, Лида, Григорий с женой и трое детей – моя дочка, Лидина и Гришина.

Побег от фашистов

Всего в Петровке около 25 семей жили. Среди них были фашисты. Свекровь переживала, что мы обречены в Петровке на гибель. И вот однажды – 11 сентября 1941 года – рано утром нас выгнали с хат. Фашисты приговорили 8 человек к смерти. Причем выборочно: из одной семьи забрали отца и сына, из другой – отца и дочь… А у нас – Лиду и Григория. Всех восьмерых расстреляли и скинули в одну яму.

Свекровь слегла. Такое горе: убили двух ее детей. Я выполняла всю домашнюю работу, смотрела за хозяйством. Питались мы в основном картошкой и овсяным киселем. А если я спрашивала, что готовить на обед, свекровь всегда отвечала: «Ничего не надо, нас убьют до обеда».

Фашисты хотели и с нами расправиться. Однажды за обедом свекровь рассказала мне свой сон: мол, зять-покойник построил для нее дом. Плохая примета, я промолчала. А когда вышла на крыльцо, мимо пробежал мальчик и закричал: «Тётя, убегайте, немцы едут!» Я бросилась в дом, схватила сонную дочь и ее одеялко, надела старую Гришину куртку. Во внутренний карман положила паспорт. Взяла дочь Лиды за руку и побежала к березовой роще. Фашисты нас увидели, стали стрелять. Пули возле головы свистели. Я пригибалась и думала: «Хоть бы и дочь сразу убили, чтобы она сиротой не осталась»...

Но все пули пролетели мимо. В роще скрывались другие женщины из деревни. Оттуда мы увидели, как заполыхали два дома. Один из них был мой. Только под вечер вышли из рощи, когда немцы отбыли. Мне некуда было идти на ночлег, я осталась у одной из женщин. Месяц я жила у нее, а потом перешла к Анне – её муж был братом моему.

Фашисты всё еще хотели меня убить. Один из них написал донос, но его жена вовремя предупредила меня об этом. Я оставила дочь Анне, а сама ушла в лес. Взяла с собой 10 картофелин. Скиталась вместе с людьми из других деревень, ночевала на досках или старых еловых лапах. Когда потеплело, я забрала и дочь в лес. Не помню, что мы ели... Фашисты допрашивали Анну о моем местоположении, угрожали ей. Но, пока они были в ее доме, подъехали партизаны и расстреляли врагов из миномета. Им связной подсказал, где фашистов можно словить.

Невестка Якуба Коласа

Я познакомилась с невесткой Якуба Коласа. Её звали Вера Ивановна Шептицкая. Она вместе с сыном Коласа Юрием училась на геофаке. Была хорошенькой блондинкой, в которую нельзя было не влюбиться. Вера и Юра вместе жили на Кропоткина. Когда объявили войну, Юра ушел на фронт и бесследно исчез. Верочка испугалась, что пропадет, и через какое-то время вышла замуж за знакомого учителя, переехала к нему в Червень и родила от него сына. Но фашисты схватили её мужа, и больше она его не видела.

Вера ушла из Червеня в Петровку. В лесу мы с ней подружились. Когда война закончилась, Якуб Колас стал разыскивать сына и невестку. Кто-то ему сказал, что у Веры есть сын. Колас обрадовался, что у него внук растет, написал Вере открыточку, просил приехать в Минск. Вера при встрече сказала ему правду. Якуб расстроился, конечно. Сказал только: «Обращайся в трудные времена». Вера уехала в Борисов, вышла там замуж за военного.

После 1945-го

О войне могу рассказывать долго. О победе узнала как все – услышала новость по радио. Левитан зачитывал ее своим приятным голосом. Мой муж с фронта так и не вернулся. Мне только пришло извещение, что он пропал без вести. После войны я всю жизнь работала в МВД. У меня 46 лет трудового стажа, я стала ветераном труда, имею две правительственные медали. На пенсию ушла в 59 лет. О войне напоминают ноги – я их так простудила за то время, что в старости ходить не могу. Дочка моя умерла три года назад, а внуки живут за границей, у них все хорошо.

Секрет долголетия

Никогда не думала, что доживу до 100 лет. Секрет моего образа жизни прост – долгие пешие прогулки. Еще я всегда старалась соблюдать режим дня. В 5 часов утра вставала, делала зарядку, шла на долгую прогулку. Хорошо, когда на улице спокойно. Потом приходила и готовила завтрак. А мои любимые продукты – сало, мёд, лимон, лесные ягоды и грибы. Вот так. 

 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых