1449

Владимир Хотиненко: у людей тоска не по СССР, а по нормальной жизни

"Аргументы и факты" в Беларуси № 50. Что такое QR-код 14/12/2021
Владимир Хотиненко.
Владимир Хотиненко. / Екатерина Чеснокова / РИА Новости

«У людей не просто ностальгия по Советскому Союзу – это тоска по нормальной жизни», – говорит режиссёр.

Кинорежиссёр Владимир Хотиненко, снявший картины «Мусульманин», «72 метра», сериалы «Гибель империи», «Дос­тоевский», был председателем жюри на недавнем IV Открытом фестивале популярных киножанров «Хрустальный ИсточникЪ» в Ессентуках. Несмотря на плотный график кинопоказов, режиссёр нашёл время, чтобы ответить на вопросы «АиФ».

 
Вот говорят: ой, совок! Я на это скажу простую вещь: в этот «совок», в это советское время кинематограф у нас был не просто значительный – он был гениальный.

«Тычу в кнопки, как обезьяна»

Ольга Шаблинская, «АиФ»: На пресс-конференции в честь открытия фестиваля вы сказали про отечественное кино: «Пантеон закрыт. Ключи выбросили». И добавили, что из современного кинематографа исчез человек. Но ведь, Владимир Иванович, кино лишь отображает то, что происходит в жизни. Разве не так?

Владимир Хотиненко: Человеческое в нас и в жизни исчезает, конечно. Мы катастрофически, просто чудовищно отстали от технологий. Я когда держу мобильник, чувствую себя обезьяной, потому что совершенно не понимаю, как это всё устроено. Но знаю: если нажать эту кнопочку, выскочит такая-то иконка. Это и удобно, и вроде бы хорошо. Но шелест страниц уходит, а с ним уходит и аналитическое мышление. Чтобы что-то узнать, теперь надо нажать кнопку — клик, и всё. Мы фактически стали рабами технологий. Конечно, я уже без мобильного обойтись не могу, здесь очень много важного. Как идиот тычу в эти кнопки. Какой я человек, к чёртовой матери? Обезьяна!

Не надо даже снимать фильмы ужасов про то, как роботы победили человечество. Нет, всё будет проще и трагичнее. И происходящее в умах и душах не может не накладывать отпечаток на реальность.

Зато «Хрустальный ­ИсточникЪ» порадовал меня конкурсной программой из 11 картин с человеческим лицом. Человек – это ключевая составляющая, без которой кинематограф существовать не может.

– А в грешившем пропагандой советском кинематографе человек был той самой ключевой ­фигурой?

– Вне всякого сомнения! Для меня советское время – это праздник. Вот говорят: ой, совок! Я на это скажу простую вещь: в этот «совок», в это советское время кинематограф у нас был не просто значительный – он был гениальный. В нём картина мира складывалась.

Но я сейчас, учтите, не посыпаю голову пеплом. Мне самому интересно понять причины нынешней ситуации. Но в целом, как вы правильно заметили, исчезновение человека характеризует общее положение дел. Это состояние цивилизации. Мы поглупели. Сейчас случилась эта беда, а пандемия – это очень большая трагедия, мы даже не понимаем пока какая. Самое время сказать: «Давайте по­пробуем забыть про все склоки, решим их потом. Если вспомним». Но нет! Мелочники! Занимаемся выяснением старых отношений: кто агрессор, кто нет. И это диагноз. Не приговор, но уже диагноз о достаточно тяжёлой болезни всего общества.

– Когда из кино исчез человек?

– В новые времена. Развал Союза – как временна́я граница. В 1990-е в кинематограф пришла пёстрая публика – порядочные, непорядочные, бандиты, полубандиты. Целеполагание у них было только деньги, больше ничего! Money, money – они закрыли всё абсолютно! И закончилось всё тем, чем заканчиваются все романы у Достоевского…

 
Противники идеологии на секунду пусть представят такую вещь: как удавалось Чингисхану или Александру Македонскому держать всю эту массу людей? На самом ­деле идеология – это организация жизненного пространства для человека: для каждого по отдельности и для всех вместе.

Какие песни были…

– В «АиФ» приходит много писем от читателей: мы тоскуем по советским временам, чувствуем себя обманутыми. Нас в перестройку убеждали, что надо убить тоталитарного монстра, а в итоге получилось, что…

– …убили человека. Монстр, оказалось, состоит из живых людей. А то, о чём вы говорите, – это же не просто ностальгия по Советскому Союзу, это тоска по нормальной жизни! Человеческой! Она, может, не такая богатая была – но она была человеческая. С любовь­ю. Какие песни тогда были? «Услышь меня, хорошая, услышь меня, красивая, заря моя вечерняя, любовь неугасимая», «Если б гармошка умела» – это же по­п­са того времени. Может быть, наивные, но живые человеческие чувства. Мы можем иронизировать до бесконечности над этим. Но чувства человека имели большое значение.

– Многие наши мэтры кино говорят и про то, что мы живём сейчас без идеи. А государ­ство без идеологии невозможно ­строить.

– Это самая скользкая часть. Как только мы начинаем говорить про идеологию, кто-то взвывает: «А-а, вы хотите возврата в мрачное прошлое». На самом деле всё не совсем так. Не надо пугаться самого слова «идеология». Когда мы говорим о построении крепкого государства, в этом деле нужен напор, а это и есть идеология.

Противники идеологии на секунду пусть представят такую вещь: как удавалось Чингисхану или Александру Македонскому держать всю эту массу людей? На самом ­деле идеология – это организация жизненного пространства для человека: для каждого по отдельности и для всех вместе. Так что надо искать эту форму.

 
Почему веками человек создаёт гениальные произведения – невероятные, невозможные (одна Сикстинская капелла чего стоит!) – и при этом продолжает убивать, ненавидеть? Природа человеческая ой как непроста.

Когда исчезает идея из жизни, встаёт вопрос: а для чего всё? Вот жил, умер, детей родил. И только-то?!

– А чем чревато отсутствие идеи?

– Концом света, чем же ещё! Мы видим, как природа сейчас ведёт себя. Я давно заметил: она существует синхронно с нашей эмоциональной жизнью. Как где-то войны, конфликты начинаются, обязательно усиливаются природные катаклизмы. Природа нас легко возьмёт и сотрёт, как было уже не один раз. Мы же не замечаем, когда на муравья наступаем! Вот и сейчас, мне кажется, природа решила начать эксперимент над этим странным созданием – человеком. Ну сами прикиньте. Взять Европу. Потоп – это ж не просто так. Я смотрю на эти благо­получные города, в которых бывал неоднократно… И всё это смыло за два дня! Просто пошёл дождь… Мы думаем: у нас цивилизация, ракеты ядерные, мы творцы природы. Где, чего вы там творцы? Вы сейчас это разгребать-то сколько будете! А природа потом раз и ещё раз…

Поэтому, возвращаясь к теме, – конечно, в этих условиях мы бы должны объединиться и забыть про глупости, мелочи, про суету. А мы? Совсем ­наоборот!

Понимаете, человек всё равно должен оставаться человеком. Чем-то должен он отличаться от животного. Сейчас в интернете появилось много видео про собак, кошек. И они пока выглядят лучше, чем люди. У них есть эмоции. Животные вышли на совсем другой уровень.

– Человеческий?

– Да! И кто бы мне хоть раз объяснил, отчего всё так? Почему веками человек создаёт гениальные произведения – невероятные, невозможные (одна Сикстинская капелла чего стоит!) – и при этом продолжает убивать, ненавидеть? Природа человеческая ой как непроста. Я на одной дискуссии сказал: к сожалению, человек не развился ни на мгновение со времён греческой цивилизации. Ни на йоту не продвинулся, не стал лучше. Ни на йоту!

– А что, по-вашему, должен делать человек, чтобы быть человеком?

– Человек должен задать себе вопрос: что я такое? Посмотреть на фотографии сперматозоида и сравнить со своим фото. И понять: а зачем это произошло?

– У вас есть предположения, кстати, для чего нам была послана эта пандемия?

– В воспитательных целях, это точно. Мы сейчас проходим тест: устраивать нам конец света или нет? Кто всё это нам устроил? Промысел Божественный, назовём это так. Или природа. Она проверяет, нужны мы ей в этом качестве, в котором мы сейчас существуем, или нет. Или дождичком смыть это всё к чёртовой матери…

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно