aif.ru counter
416

Анатолий Салуцкий: вирус «целится» в самую чувствительную точку цивилизации

Писатель Анатолий Салуцкий.
Писатель Анатолий Салуцкий. © / Рамиль Ситдиков / РИА Новости

Что будет с экономикой, ЖКХ, образованием, здраво­охранением и туризмом? Об этом размышляет писатель и публицист Анатолий Салуцкий.

Куда целится вирус

– С коронавирусом мир, конечно, справится. Однако столь мощные потрясения не могут не сказаться на экономике. ­Нынешний уклад, ­утвердившийся в развитых странах, называют экономикой услуг. И именно по ней новый вирус нанёс самый сильный удар – иначе говоря, он «целится» в самую чувствительную точку человечества.

Вопрос не в том, как будут соблюдать социальную ­дистанцию рестораторы, ­отельеры и парикмахеры, а хватит ли для них клиентов, которым эти услуги, отягощённые стоимостью мер предосторожности, окажутся по карману.

Если копнуть глубже, то проб­лема и вовсе может затронуть структуру цивилизации: не превратится ли нынешний тренд на урбанизм, на разрастание мегаполисов в свою ­противоположность? Не начнётся ли постепенное рассредоточение городов-миллионников, чему будет способствовать и цифровизация с её удалёнкой? Что станет с обилием онлайн-мероприятий – зрелищных, фестивальных, спортивных?

Мы думаем, что закончится пандемия, и жизнь пойдёт по-старому. Но на самом деле может быть иначе. Ибо ясно, например, что сильно изменится уровень потребления различных видов досуга, услуг. Наверняка потребует перемен вся система транспорта. ­Бешеный спрос на подержанные авто говорит о том, что в целях без­опасности люди хотят само­изолироваться в своей машине.

ЖКХ-«дыра»

Сфера услуг скукожится, особенно в своей дорогой ­составляющей. Вряд ли понадобится такое число ресторанов, как сейчас, станет меньше салонов красоты. Настоящая безработица может начаться именно в сфере услуг. Как быть с теми, кто через несколько месяцев останется там не у дел? Что делать к тому же с огромной армией менеджеров на все руки? Пойдут ли они на заводы и стройки, которые от пандемии пострадали гораздо меньше и в близкой перспективе начнут активно расти? Сумеют ли, захотят ли переучиваться?

А как быть с трудовыми ми­грантами? Пандемия принесла с собой бурную реэмиграцию наших соотечественников, пригревшихся за рубежом, – а вот эмиграция, похоже, заметно сократится. Да и вообще проблема трудовых ресурсов может выглядеть совсем в ином свете. Сейчас мы думаем, что делать с мигрантами, а завтра – нужны ли они вообще и если да, то сколько.

Другой вопрос: если вероятность сокращения сферы услуг достаточно велика, то куда направить её кадры и ту многочисленную городскую молодёжь, которая нацелилась на эту притягательную ­отрасль? Сама ситуация подсказывает, что государство может совершить тут удачный манёвр. Какой? Поясню на примере. Всего 15 лет назад наше сельское хозяйство считалось «чёрной дырой», а теперь аграрная сфера стала одним из локомотивов развития. Однако у нас есть ещё одна «дыра» – ЖКХ, где, кстати, по известным причинам предпочитают нанимать на работу прежде всего мигрантов. Почему бы в разряд первоочередных дел не включить коренное переустройство ЖКХ – на новой управленче­ской, технической и кадровой основе? На хорошие зарплаты туда могли бы прийти новые современные люди – не мигранты, а граждане России. И с приличными заработками работать даже дворниками. Современный механизированный дворник – достаточно престижная профессия. При нормальной оплате здесь с удовольствием работали бы семейным подрядом – рядом с домом, за детьми удобнее смотреть и т. д. Но речь тут должна идти не просто о трудоустройстве, а о преобразовании целой отрасли.

Домашнее рабочее место

В ближайшем будущем в приоритете будут материальные производства, включая ­IT-отрасль. Строительство и заводы получат выгоду, потому что во время пандемии они практически не пострадали. Но рабочих мест на них станет меньше, а работников в удалённом доступе – больше. Хорошо это или плохо? Многие уже сейчас говорят, что удалёнка для них менее удобна, а для кого-то и вообще неприемлема. Значит, ситуация будет решаться на местах – не по указанию сверху. Там, где это дешевле для работодателей, экономически выгоднее для производства и бизнеса, сотрудников оставят на «рабочих местах» у них дома. А где есть действительная необходимость собираться в рабочий коллектив, позволят приходить в офис с соблюдением всех мер санитарной предосторожно­сти. Думаю, большинство всё же будет работать, как раньше, в офисах. Не исключено, что условием для выхода на работу в офлайн-режиме станут тестирование и вакцинация – когда антикоронавирусная вакцина наконец появится. Работодатели имеют на это право. А если кто-то не захочет? Ради бога – пусть поищет себе фирму, где такого не требуют.

Если устойчивый тренд на престижность технических профессий ещё более укрепится, это потребует и корректировки программ высшего образования. Может быть, где-то и в самом деле удобнее учить онлайн – значит, пусть учат. Для каждой школы, каждого вуза или другого учебного заведения будет определён свой порядок занятий и экзаменов: его руководство само решит, как именно давать знания – дистанционно или в классах, аудиториях. Придётся менять и программы высшего образования – кого выпускать, специалисты каких профилей нужны? Возможно, понадобится меньше гуманитариев. Они могут переквалифицироваться в работников ЖКХ: для этого понадобятся соответствующие курсы и факультеты по подготовке специалистов.

Но самые радикальные пере­мены ждут сферу здравоохранения. В этой связи можно вспомнить тот случай, когда в конце 1950-х Никита Хрущёв по недомыслию приказал порезать на металлолом наш морской флот. Хорошо помню, как военные моряки со слезами на глазах прощались с боевыми кораблями. После Хрущёва флот начали возрождать. Но это были корабли уже совершенно иного класса, которые сохраняли высокую боеспособность до середины 1990-х гг. Нечто подобное происходит и с нашим здравоохранением: понадобился аврал пандемии, чтобы недоброй памяти оптимизация, сокращение врачей и коек сменились трендом на коренное улучшение медицины. Самой почётной стала профессия не шахтёра, а врача. Сомнений уже нет: наше здравоохранение начинает подниматься на новой технической основе.

Туризм и отдых в этом году будут ущербными. Но когда появится вакцина, внутренний туризм придёт в норму и станет намного дешевле зарубежного. Всё больше людей станут отдыхать и лечиться внутри страны. Для России это благо. И очевидно, что строгая система санитарных мер на земле, в воде и в небе приведёт к неизбежному сокращению международного туризма. Этот процесс затронет не только Россию, но и весь мир.

Многие переживают: откроют ли границы? Для беспокойства причины нет: откроют, причём довольно скоро. Но в обозримом будущем возможность оказаться за рубежом будет только у тех, кто имеет для этого достаточно средств – и не только на дорогой авиабилет. Тут, увы, чем меньше туристов, тем дороже путёвки. Все услуги – гостиницы, наземный транспорт, питание и т. п. – за рубежом существенно вырастут в цене. Заграница, как, впрочем, и многое другое, к чему мы уже привыкли, станет дорогим удовольствием.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых