4523

Вячеслав КОСТИКОВ: Возможен ли прорыв в отношениях с Ватиканом?

№ 49 от 4 декабря 2013 года 04/12/2013

 

Традиция такого рода встреч в Ватикане восходит к М. Горбачёву. Это была первая попытка наладить отношения после затянувшегося «ледникового периода». Причём попытка не только наладить межгосударственные связи, но и в случае успеха внести «оттепель» в межцерковные отношения. Намерения не оправдались. Слишком тяжёлым был груз взаимных претензий. Тем более что традиции векового недоверия, а порой и вражды между двумя ветвями христианской Церкви - католической и православной - уходят в века. Осторожные попытки преодолеть отчуждение заканчивались неудачей. Православные патриархи, например, никогда лично не встречались с Папами. Контакты между Ватиканом и патриархатом поддерживались, как правило, на уровне церковных «министров иностранных дел». Так, нынешний патриарх Кирилл, будучи при патриархе Алексии II руководителем Отдела внешних сношений Московского патриархата, неоднократно бывал в Ватикане и встречался с Иоанном Павлом II. Но до встреч лично патриарха и главы Ватикана дело не доходило.

Угроза вере

Попытки, впрочем, были. И католики, и православные понимали, что на фоне нарастающего давления на христианский мир со стороны других религий, распространения сектантства и кризиса христианской морали в Европе диалог необходим. Но груз обид был слишком велик. Их не сглаживало даже то, что в период воинствующего атеизма в советской стране Ватикан оказывал православию и материальную, и моральную поддержку. Была материальная помощь и во время страшного голода в Поволжь е в 1921-1922 гг.

При этом Ватикан никогда не оставлял надежды на экспансию в Восточную Европу. Давление заметно возросло в 1990-е, в тяжкие годы после развала СССР. Были и откровенно недружественные жесты: Ватикан присылал своих епископов к нам без согласования с РПЦ. Крайне агрессивно повёл себя и в Украине. Украинская грекокатолическая церковь православного обряда, но подчинённая Ватикану (униаты) при поддержке Ватикана захватывала православные церкви, изгоняла священников. Однако расчёты католиков на увеличение влияния на «канонической территории православия» провалились. Даже в годы нравственных и идейных шатаний число наших граждан, принявших католицизм, оказалось ничтожным. И, похоже, Ватикан понял ошибочность своих расчётов. Негативное влияние на отношения Патриархии и Ватикана оказывает и то, что римские понтифики именуют себя наместниками апостола Петра на земле, тем самым принижая роль других христианских Церквей.

Переоценка ценностей

На Руси и Церковью, и государством католицизм рассматривался в течение веков как враждебная сила. И это несмотря на то, что истоки и догматы христианской веры едины: Бог-отец, Дева Мария, Христос, апостолы, многие святые. Советская власть подхватила традицию отталкивания Ватикана. И хотя первые попытки возобновить диалог были предприняты ещё при богоборце Н. Хрущёве, дипломатические отношения установили лишь при М. Горбачёве в 1990 г. Казалось бы, потеплело. Но… нам так долго внушали, что Ватикан - агент «мировой закулисы», что преодолеть эти представления не удаётся до сих пор. Маленький пример: после моего возвращения из Ватикана, где я был (кстати, с благословения Алексия II) послом, меня перестали приглашать на приёмы, устраиваемые РПЦ. Вероятно, решили, что я тоже стал агентом Ватикана.

Наши люди, за исключением специалистов, мало осведомлены о том, в чём, собственно, различия между католицизмом и православием.

Если у нас подойти к церкви и спросить у прихожан, а в чём суть, очень немногие дадут правильный ответ. И сегодня и у нас, и в Ватикане всё яснее начинают осознавать: перед христианским миром возникли такие угрозы, что противодействие им требует объединённых усилий. Давление исламского мира становится всё ощутимее. Даже в христианской Западной Европе сегодня человеку с крестом на шее (под предлогами толерантности и веротерпимости) уже бывает затруднительно устроиться на работу. Из школ всё чаще изгоняются христианские символы. В Европе растёт число мечетей, а мусульманские проповедники уже требуют запретить празднование ряда христианских праздников. Под угрозой даже новогодняя ёлка - один из народных символов Рождества. Тревожные признаки появились и в России: на днях в Татарстане подожгли два православных храма.

Предваряя встречу президента В. Путина и папы Франциска, патриарх Кирилл сделал несколько важных заявлений, которые могут (хотя бы отчасти) расчистить исторические завалы, смягчить предубеждения. «Наши исторические разногласия перестали играть ту критическую роль, которую они играли между Церквами». И «никогда у

наших двух Церквей не было столь важных причин, чтобы работать вместе, как сегодня». На фоне встречи Путина и римского понтифика снова возник вопрос о возможном визите Папы Римского в Москву. Проявим осторожность: все предыдущие попытки наладить диалог на высшем уровне оказывались провальными. В бытность послом РФ в Ватикане я принимал участие в подготовке встречи патриарха Алексия II и Иоанна Павла II. Было намечено даже место свидания -в нейтральной Вене. Тогда же велось и осторожное зондирование возможности визита Иоанна Павла II в Москву. Ни встреча, ни визит не состоялись.

* * *

Из книги в книгу перекочёвывает исторический анекдот: будто бы приезжавший в 1935 г. в Москву французский министр иностранных дел Пьер Лаваль принялся убежать Сталина в необходимости смягчить отношение к католикам. «А сколько у Ватикана дивизий?» - спросил Сталин. И на этом разговор был исчерпан. Есть утверждения, что подобный разговор у Сталина случился с Черчиллем в 1945 г. На протяжении всего XX в. политика исходила из логики холодной войны. Сколько дивизий? Сколько ракет? В XXI в. всё больший вес набирает «мягкая сила». Ни у Ватикана, ни у Православной церкви нет дивизий. Но есть «мягкая сила»: исторический престиж христианской веры, проповедь добра, милосердия, неприятие насилия. «Мягкая сила» Ватикана - это 1 млрд 130 млн католиков по всему миру. Полезно дружить...

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно