14236

Вячеслав Костиков. Из чего растёт национальная гордость?

№ 17 от 23 апреля 2014 года 23/04/2014

 

Число сторонников западного вектора развития заметно снизилось: за прошедший год - с 33 до 28%. Возрастает число тех, кто хотел бы видеть Россию страной с особым устройством и особым видом демократии (сегодня таких уже 38%).

На фоне подобных настроений государство разворачивает мощную пропагандистскую кампанию в поддержку патриотизма и особой идентичности и государственности.

Идеологическая перезагрузка населения эмоционально напоминает стилистику кампании за укрепление «монолитного единства советского народа», которая была развёрнута в СССР с началом Великой Отечественной. Эмоциональным «камертоном» того поворота стало знаменитое выступление Сталина на радио 3 июля 1941 года с его необычным для коммуниста обращением к населению - «Братья и сёстры!» Это была попытка поворота от поиска классовых врагов к поиску единства.

В поисках опоры

Аналитики сходятся во мнении, что стартом для смены идеологических установок стало возвращение Крыма, свершившееся при широком одобрении населения. Однако истоки нового курса трактуются по-разному. Сама власть утверждает, что россияне делают выбор в пользу сильного и вездесущего государства исключительно из патриотических соображений. Но многие аналитики полагают, что тяга к сильной власти обусловлена прежде всего экономическими трудностями. Россияне напуганы негативными прогнозами на ближайшие 10-15 лет. В условиях неопределённости людям (особенно старшего возраста) действительно хочется иметь за спиной сильное и социально щедрое государство.

Среди молодого поколения и более образованных групп населения иные настроения. За последние 15-20 лет европейские ценности и европейский вектор развития приобрели в среде молодёжи заметное, если не доминирующее влияние. Официальное отторжение западного пути, а тем более его жёсткая блокировка (информационная, культурная, идеологическая) может негативно отразиться на взаимоотношениях молодой и активной части населения с властью. Это может привести к опасным общественным разрывам.

Разночтения

Есть нюансы и разночтения и в самом понимании «особого пути» и патриотизма. К сожалению, власть, в том числе и высшее руководство страны, плохо или совсем не объясняет населению, что это такое. Идеи «особого пути» - часто в карикатурной форме - озвучивают далеко не самые уважаемые представители политического класса. Под грохот патриотической канонады из политических запасников с объяснениями лезут постаревшие опричники «сталинского разлива».

А между тем при разговорах о патриотизме возникает множество нюансов. Например, такой: а кто пойдёт по особому пути? Патриотичные Иваны да Марьи-Алёнушки? Трудяги с «Уралвагонзавода»? Или в колоннах патриотов мы увидим и представителей элиты - наших банкиров, владельцев заводов, яхт, имений, футбольных клубов? У французов есть выражение «noblesse oblige» - «принадлежность к благородному сословию обязывает». Так вот: патриотизм как форма благородства тоже должен быть обязывающим. Элита тоже должна принять на себя патриотические обязанности и ограничения. Хранить деньги в рублях, а не в долларах, держать их в России, а не в Лондоне, водить детей в местные садики и школы, платить налоги, отказаться от офшоров и ограничить безумное  показушное потребление.  При этом необязательно отказываться от устриц.

Но захочет ли наша элита, как патриотически настроенный Иван-царевич, пересесть с немецкого «БМВ» на  тамбовского серого волка, а вместо костюма от Gucci надеть русские домотканые портки? Согласятся ли наши олигархи вместо   17-летних нимфеток брать в любовницы здоровых рязанских девок и давать стране и армии крепкое потомство?

Ещё нюанс…

И вот что ещё интересно. Население, по свидетельству социологов, под «особым путём» понимает совсем не то, о чём говорят в политических штабах. Не «гром победы, раздавайся» и не «народ и партия едины», а прежде всего такое устройство страны и власти, при котором защищёнными себя чувствовали бы не только «хозяева жизни», но и люди труда. Если же в стране по-прежнему будут процветать коррупция и воровство; если будет расти дороговизна и обесцениваться рубль; если будут закрываться заводы и фабрики, а дороги - превращаться в колдобины, то нетрудно предположить: от идеи «особого пути» скоро останутся такие же рожки и ножки, как и от «социализма с человеческим лицом».

* * *

Сама по себе установка на выбор «особого пути» ничего негативного не несёт. Что же плохого, если в стране будут учитываться национальные традиции и культура, вероисповедание, особенности менталитета и исторического пути? Если, конечно, всё это не превращается в фольклорные экспонаты, мифы и политическую клоунаду. Посмотрите: Китай, Япония, Южная Корея, Индия, Сингапур идут по своему «особому пути». И ничего - живут, развиваются. И уже во многом обгоняют Россию. Значит, дело не в особенностях «национальной охоты», а в эффективности политической и судебной системы, в инвестиционной привлекательности экономики, в защите прав граждан и, конечно же, в компетентности властей и трудолюбии самого народа.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых