16836

Виктория ЛАТЫШЕВА: Откуда пошла традиция умерщвлять больных детей

№ 23 от 4 июня 2014 года 04/06/2014

- Пожалуй, самым печальным периодом применения эвтаназии можно назвать первую половину ХХ века. Именно тогда она получила огласку в рамках реализации евгенистических идей. Под евгеникой понимают учение о селекции применительно к человеку, о путях улучшения его наследственных свойств. Сам термин, как широко известно, впервые в научный оборот был введён в 1883 году Ф. Гальтоном благодаря публикации его книги «Исследование человеческих способностей и их развития». Довольно быстро евгеника нашла своих сторонников в Западной Европе, странах Скандинавии, в США. Не была исключением и Российская империя, в состав которой входили и белорусские земли. Чуть позже, на протяжении всех 1920-х годов, уже в Советском Союзе, евгеника была предметом дискуссий. Однако, несмотря на поддержку только «позитивной» евгеники (т.е. направленной на увеличение воспроизводства индивидов с признаками, ценными для общества: высокий интеллект, хорошее физическое развитие, биологическая приспособленность и т.п.), уже к началу 1930-х годов в советской медицинской среде ей была дана однозначная негативная оценка, и о широкой и открытой практике приверженности евгенике в советской медицине не могло быть и речи.

В то же время совершенно другая тенденция набирала свои темпы сначала в Веймарской республике (1919–1933 гг.), а затем в нацистской Германии. Вопрос «улучшения человеческой природы» здесь решался в несколько этапов. 

Первый шаг - стерилизация

В 1920 году родилась идея о создании специальной государственной комиссии, в компетенцию которой входило бы руководство процессом эвтаназии пациентов психиатрических учреждений – «пустоты в оболочке». Данная мысль принадлежала профессору психиатрии Фрайбургского университета Альфреду Хохе. Его поддержал коллега – профессор юриспруденции Карл Биндинг. Будучи не только профессионалом в области права, но и педантичным немцем, он настаивал на легализации медикаментозного убийства.

Более конкретные планы по осуществлению эвтаназии публично назвал в 1929 году А. Гитлер. С трибуны съезда Национал-социалистической партии он предложил «очищать» немецкую нацию одним из «соответствующих» способов – физически уничтожать наиболее слабых младенцев. Однако даже после прихода нацистской партии к власти открытое осуществление этого чудовищного плана в немецком обществе оставалось невозможным. Новое правительство отдавало себе в этом полный отчёт, но сложившаяся ситуация не могла повлиять на отказ от намеченных планов.

Первоначально «селекционный» отбор пытались наладить путём принудительной стерилизации, легализованной в 1934 году законом «О предотвращении рождения детей с заболеваниями, обусловленными генетическими причинами». На практике закон распространялся на различные категории немецких граждан: по расовому и национальному признаку; на тех, кто вёл асоциальный образ жизни: «бродяг, алкоголиков, тунеядцев, попрошаек, лиц, получавших пособия»; страдавших психическими расстройствами, часто вымышленными в среде немецких психиатров по политическому заказу государства; людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией как неспособных «давать потомство» и т. п. В целом принудительная стерилизация осуществлялась с 1934-го по 1945 год. Она, согласно официальной пропоганде, позволяла производить искусственный отбор с целью не допустить рождения «недочеловеков».

evta-2
Ута Герлант. «Эвтаназия» - преступление национал-социалистов

Второй шаг - уничтожение

Но пришедшим к власти нацистам казалось, что этого «метода» недостаточно. Параллельно подготавливалась почва для физического уничтожения «балластных существ».

Для достижения поставленной цели пропагандистская машина действовала в различных направлениях. Обществу навязывались идеи существования такой категории, как «лишние едоки». Нагнеталась обстановка экономической угрозы индивидуальному бюджету каждой семьи со стороны растущего числа нетрудоспособных граждан. Внимание электората попытались привлечь и экономической «оценкой» жизни душевнобольного. Нацисты призывали задуматься: содержание больного человека обходилось налогоплательщикам в немалую сумму – около 60 000 рейхсмарок. Даже старшеклассники школ должны были отражать в своих сочинениях пользу евгеники. Специальные экскурсии в психиатрические учреждения были направлены на доходчивое объяснение рядовым немцам целей евгеники и оправданности применения эвтаназии. Кроме того, изуверская политика прикрывалась гуманными идеалами – эвтаназию преподносили как жалость к безнадёжно больному человеку.

Первую эвтаназию совершил личный врач фюрера

Определённой точкой радикализации политики нацистов в осуществлении эвтаназии стал мифологизированный пропагандой случай, известный как «дело младшего Кнауэра». Именно он послужил прологом к разработанной нацистами программе «Смерть из жалости», направленной на физическое уничтожение душевнобольных.

Согласно популяризированной нацистами в медицинской и юридической среде версии в рядовой семье неких Кнауэров был рождён больной ребёнок. Ежедневное созерцание мучений малыша причиняло душевные страдания родителям. Они не вынесли этого и якобы сочли более гуманной идею о «безболезненной смерти во время сна» - медикаментозном умерщвлении их сына. Необычная просьба родителей нарушала действующее законодательство Германии и не могла быть удовлетворена медицинским персоналом ни одного учреждения страны. Однако зимой 1938-1939 годов больной ребёнок был помещён в клинику при Лейпцигском университете, где, возможно, и находился до лета 1939 года. На протяжении всего этого периода старший Кнауэр, поощряемый бабушкой больного мальчика, настойчиво добивался разрешения на убийство своего сына. Именно в клинике Лейпцигского университета младший Кнауэр и был обследован К. Брандтом, личным врачом фюрера. Позже, после окончания войны, на Нюрнбергском процессе доктор-убийца заявил, что летом 1939 года он увидел в клинике «слепое существо…, идиота, или, по крайней мере, казавшегося таковым; ему не хватало одной ноги и части руки»… Судьба ребёнка была решена в одночасье. По личному распоряжению А. Гитлера просьба семьи Кнауэров была удовлетворена. Убийство, вероятно, было совершено в июле того же 1939 года. Жестокая процедура была осуществлена руками самого К. Брандта.

Уже со следующего месяца медицинскому персоналу родильных домов было вменено в обязанность доводить до администрации сведения о новорождённых с увечьями. Родители, чей ребёнок находился в возрасте менее 3 лет, но страдал увечьями либо неизлечимыми болезнями, были обязаны зарегистрировать больного малыша в соответствующих структурах. В октябре того же 1939 года А. Гитлером был подписан трагично известный «Указ об эвтаназии», который был распространён на все возрастные группы «балластных существ».

Таким образом, нежелание сохранить жизнь одного человека – ещё ребёнка, стала катализатором геноцида людей с психическим и физическим ограниченными возможностями. Практика эвтаназии позволила нацистам также избавиться от идеологически и политически неугодных граждан.

Сегодня необходимо трезвое понимание как позиции тех, кто стоит на стороне эвтаназии, как и тех, кто против неё. Но нужно осознавать, что, игнорируя ужасающие страницы истории, современное общество может приблизиться к грани, за которой может открыться ящик Пандоры.

Виктория ЛАТЫШЕВА

ЦИФРА

По подсчётам немецких историков, с 1939-го по 1945 год эвтаназия унесла жизни более 70 000 немцев, которые имели те или иные диагнозы, подтверждённые нацистской психиатрией.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых