175

«Торопыга, но не предатель». Рой Медведев оценил роль Горбачева в истории

"Аргументы и факты" в Беларуси № 37. Каждый "калорий" на своем месте! 13/09/2022
Рой Медведев.
Рой Медведев. / Алексей Куденко / РИА Новости

Вечером 30 августа на 92-м году жизни после тяжелой и продолжительной болезни умер Михаил Горбачев. Какую память о себе заслужил последний генеральный секретарь ЦК КПСС и экс-президент СССР? Свое мнение об этом в интервью aif.ru высказал историк, писатель и публицист Рой Медведев.

«Даже выпивали вместе»

Владимир Кожемякин, АиФ: — Рой Александрович, критики Михаила Горбачева говорят, что он «не дожил до суда над ним». А вы как считаете?

Рой Медведев: — Мое личное отношение к Михаилу Горбачеву очень двойственное. Я был знаком с ним лично, встречался с ним много раз — и тогда, когда он был президентом, и потом: мы поддерживали долгие и хорошие отношения. Для меня и моей семьи он сделал очень много, в т. ч. для моего брата Жореса. В начале 1987 г., когда начались перестройка и демократизация, мне дали возможность печататься, выступать. Я даже принимал участие во встрече группы «выдающихся русских интеллигентов» с Рональдом Рейганом. Это все была инициатива Горбачева. Он вывел меня из подполья, из положения человека, которого хорошо знали только за границей. Он меня легализовал. И за это я ему благодарен.

Он был против Сталина, как и я. Мы даже в какой-то степени подружились: я мог беседовать с ним почти в любое время. Будучи президентом, он принимал меня всегда. Позже в «Горбачев-фонде» мы ужинали и даже выпивали вместе. Он просил сам: «Выпей ради меня хоть немного».

Но тут надо отличать личное от общественного. Как историк я могу понять и тех, кто относится к нему крайне отрицательно. Горбачев был одним из самых неудачных правителей Советского Союза. Мне кажется, он не был готов к подобной роли. А став генсеком, вдруг заболел какой-то странной манией величия. Отодвинул Громыко, который привел его к верховной власти, а потом отправил его на пенсию. А затем в первые два года своего правления провел спешную кадровую чистку, в ходе которой все его коллеги стали в какой-то степени зависеть от него.

Он был крайне непоследовательным руководителем. И, кстати, начал не с перестройки и демократических реформ, а с жестких политических преобразований. Как диссидент того времени, я это хорошо знаю. В 1985 г. были проведены последние репрессии в отношении диссидентов в СССР: людей арестовывали и приговаривали к очень серьезным срокам заключения. Осенью того года мои знакомые попали под арест, под суд и получили по 7-8 лет заключения. Горбачев не мог об этом не знать. Он не сразу вернул из ссылки академика Сахарова, который оставался там до декабря 1986 г. и мог умереть, поскольку объявлял голодовки.

Можно перечислить много неудачных затей Горбачева: борьба с нетрудовыми доходами, с теплицами в огородах (за это наказывали даже ветеранов), антиалкогольная кампания, которая принесла стране огромный вред. Был растрачен золотой запас СССР: к концу правления Горбачева в нем осталось лишь 80 тонн драгоценного металла.

 
Горбачев был торопыга: даже если проводил разумные реформы, то проводил их сразу слишком много, и ждал от них очень быстрого успеха.

Горбачев был торопыга: даже если проводил разумные реформы, то проводил их сразу слишком много и ждал от них очень быстрого успеха. Его знаменитая фраза — «Процесс пошел!» Но ведь процесс может пойти, однако не состояться. Надо же руководить им, довести до конца. Начатый, но незавершенный процесс только вредит. Горбачев же продвигал реформы почти как Хрущев — то есть каждую неделю. Он не мог жить без этого.

И в итоге невольно сыграл роль разрушителя: при нем распалась та страна, которую он хотел реформировать. Роль Ельцина в этом, я считаю, гораздо менее значительна. Точно так же, роль Николая II в Октябрьской революции больше, чем роль Ленина: последний российский император довел страну до переворота, а Ленин только взял в свои руки то, что выпустил из рук Николай II.

Я как историк не могу положительно оценить деятельность человека, который привел к распаду страну, которую он возглавил. Какие бы реформы ни делались, какая бы демократизация ни проводилась, какая бы гласность ни была объявлена. И как человек, который любил Советский Союз и любит сегодняшнюю Россию, отношусь к Михаилу Горбачеву отрицательно.

«Поддался фальшивым словам»

— В чем, на ваш взгляд, была его главная заслуга, а в чем — главная ошибка?

— Заслуга в том, что он ввел в стране демократию. Не слишком всестороннюю, но все же. Он раскрепостил страну. Не проводил никаких репрессий, выступал против сталинизма. Сегодня уже невозможно вернуться к диктатуре сталинского типа, даже если бы правители России этого захотели — и в этом тоже заслуга Горбачева. Годы его правления поменяли психологию народа, интеллигенции.

 
Горбачёв поддался фальшивым словам западных лидеров и захотел завести с ними дружбу.

Главная же его ошибка была во внешней политике: он не ценил возможности СССР как военной державы, плохо относился к армии, не развивал ВПК и ошибался в отношении намерений Запада: поддался фальшивым словам западных лидеров и захотел завести с ними дружбу. Поэтому «горбимания» и была в основном на Западе. Горбачев так и не понял, что СССР был просто неугоден Америке, как слишком большая и могущественная держава, которая обладает всеми видами ядерного оружия и доминирует над Европой (сейчас по той же причине Америке неугодна нынешняя Россия).

— Мог ли Горбачев спасти в 1991 году и свою карьеру, и СССР?

— В 1991-м такой возможности уже не было. Советский Союз начал распадаться в 1990-м, когда прошел парад суверенитетов: в референдуме о сохранении СССР в марте 91-го не участвовали 6 из 15 союзных республик: Эстония, Латвия, Литва, Молдова, Армения и Грузия. Точка невозврата была пройдена.

— Говорят, одна из его несомненных заслуг в том, что он предотвратил «югославский сценарий» и гражданскую войну между бывшими республиками Союза. Это так?

— Не совсем. Не произошло гражданской войны в самой России. Но в других республиках военные действия и мятежи были: в Грузии, Молдове, Армении, Азербайджане, Узбекистане, Таджикистане, где все 5 провинций воевали друг с другом. Во всех этих войнах погибли и пострадали более 1 млн чел. Вынуждены бежать оттуда были миллионы русских.

— Экономическая перестройка, начатая Горбачевым, уже после краха СССР вылилась в грабительскую приватизацию — получается, в этом он тоже был хотя бы отчасти повинен?

— В 90-х стала расхожей другая фраза: «Перестройка перешла в перестрелку». Но все же приватизация — целиком вина Бориса Ельцина, Егора Гайдара и его команды. Ельцин привел к власти некомпетентных людей, которые действовали по американским экономическим моделям. Эта инициатива шла с Запада, которому нужно было разрушить российскую экономику.

«Собирался править долго»

— Предотвратил ли Горбачев большую войну между СССР и США тем, что в ходе холодной войны сдал позиции, завоеванные Советским Союзом, и, по сути, возглавил глобальное геополитическое отступление своей страны?

— То, что Запад хотел распада Советского Союза и поэтому поддерживал Горбачева, был доволен его действиями — несомненно. Но никакой войны с Америкой Горбачев не предотвратил. Запад и не готовился к такой войне. Даже Ельцин, при всех своих загогулинах, вовсе не собирался отдавать российское ядерное оружие — он понимал, что с таким оружием даже экономически слабая Россия еще не полностью подчинена американцам, и они не посмеют слишком уж сильно вмешиваться в ее дела. И Горбачев тоже не собирался отдавать ядерное оружие, чтобы удержать власть. Он, как и Ельцин, собирался править долго.

— Для многих Горбачев остается человеком, который, совершенно не задумываясь о последствиях, подписывал международные соглашения, сформулированные так расплывчато, что, по сути, они представляли собой сдачу всего и вся...

— Он просто оказался некомпетентен в международных делах и дипломатии и взял к себе министром Эдуарда Шеварднадзе, который начинал свою карьеру тем, что был «главным милиционером Грузии» — министром внутренних дел. С ним я тоже был знаком лично. Он считался человеком добрым, отзывчивым, по-грузински хлебосольным, но не знал иностранных языков и плохо говорил по-русски. К работе министром иностранных дел он был совершенно неспособен и даже не знал, что это за страны такие — США, Великобритания или Франция, поскольку туда не выезжал. Горбачеву он был удобен, потому что слушался его. Сам же Горбачев не знал, как вести внешнюю политику страны, и верил зарубежным лидерам на слово. Ему давали слово и предлагали: «Может быть, мы заключим договор?», а он отвечал: «Нет-нет, нам достаточно вашего слова». Но президенты же меняются: сейчас один, через 4 года другой. А словесные обещания такого рода в Америке и Англии не считаются обязательными, поскольку от них легко отказаться. При Горбачеве же огромное количество международных событий, напрямую касающихся СССР, обрамлялись только речами и переговорами, не закрепляясь при этом документами. По существу, Горбачев только один раз, когда приезжал в США, подписал там соглашения по поводу ядерного оружия — и то пошел при этом на значительные уступки. Ему нравилось, что им искренне, как он считал, восхищаются на Западе, там встречают его огромные толпы народа. Он думал, что так и будет дальше.

Касается это и односторонней ликвидации советского военного и политического присутствия в Германии, в ходе которой Горбачев не только разрешил ГДР полностью отказаться от социализма и объединиться с ФРГ, не только отдал приказ о выводе советских войск, но и не получил никаких гарантий нерасширения НАТО на восток. Он не любил ГДР, потому что там отнеслись с большим сомнением и недоверием к его роли в международной политике и не скрывали этого. В Берлине его плохо встречали. Напротив, в Западной Германии к нему нарочито относились с большим почтением и ждали значительных уступок.

 
Горбачев принял страну в достаточно хорошем состоянии. Она стала ослабляться именно при нем.

«Продажным человеком он не был»

— Есть мнение, что по экономическим причинам СССР в 1980-х уже не мог позволить себе оставаться сверхдержавой и поневоле должен был прекратить противостояние с Западом. Но способ выхода из холодной войны, который избрал Горбачев, оказался самым катастрофичным из всех возможных.

— В 1980-х Советский Союз уже не был таким экономически сильным, как прежде. Но в 1985 г., когда Горбачев пришел к власти, сил у страны еще было достаточно. Даже на Западе после разрушения СССР озадаченно признали, что поражены тем, как стремительно распалось здоровое в принципе государство, которое ничем смертельным как будто не болело, с хорошей и сильной армией и дееспособной милицией. Государство было не слишком богатым и с огромным количеством недостатков, но промышленность и производство обладали огромными мощностями, и народ был, в общем, патриотически настроен. Горбачев принял страну в достаточно хорошем состоянии. Она стала ослабляться именно при нем.

— Осознавал ли Горбачев, к чему приведут его реформы? Злые языки утверждают, что не просто осознавал, но и надеялся извлечь какую-то выгоду для себя — «продал СССР» за Нобелевскую премию и другие блага (многие, например, до сих пор не могут ему простить, что в 1997 г. он снялся в рекламе американской пиццы). Дескать, его чуть ли не подкупили...

— Он действительно не всегда отдавал себе отчет в последствиях своих действий. Но слова о подкупе — наветы его врагов. Он не был человеком продажным, в этом я уверен. Ошибки совершал, но предателем все-таки не был.

Может быть, для кого-то лично он сделал немало хорошего — как, повторюсь, для меня и моей семьи. Но разрушение Советского Союза стало трагедией для миллионов людей. Разные люди будут вспоминать о нем по-разному — так же как о Брежневе, Хрущеве, Сталине, Ленине и других. Это судьба каждого большого политика.

 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно