4066

Вылечим каждого! Лео Бокерия - об успехах современной медицины

№ 1 от 1 января 2015 года 01/01/2015

 

Возможности есть!

- Лео Антонович, сердечно-сосудистые заболевания действительно самые опасные?

- Болезни сердца - чума XXI в., причём не только у нас, но и во всём мире. Но их не следует воспринимать как неизбежность (а в нашей стране к ним именно такое отношение). Сегодня врачи могут вылечить любое сердечное заболевание, и для этого у нас есть все возможности - и современные клиники, и высокотехнологичные методы лечения. Дело за малым - пациенты должны своевременно приходить к врачу. Очень важно, что людям напомнил об этом президент, который пользуется огромным авторитетом и популярностью.

- С 2015 года все расходы на лечение больных оплачиваются исключительно из Фонда обязательного медицинского страхования. Но ОМС никогда не покрывал расходов на оказание высокотехнологичных видов медицинской помощи. Что же теперь ждёт пациентов?

- Я не вижу обоснованных поводов для беспокойства. Более того, считаю, что страховая медицина - единственно возможный путь развития здравоохранения. Когда у каждого больного будет полис, с которым он сможет прийти в любое медицинское учреждение, деньги начнут аккумулироваться в лучших клиниках. А когда в клинику придут деньги, туда же потянутся и производители, которым врачи уже будут выдвигать свои требования: какое им нужно оборудование, какие лекарства и т. д. Только в таком случае мы сможем обеспечить пациентов самым лучшим. Давно так и происходит во всём мире. Например, клиника Кливленда (США) в год выполняет такое же количество операций, что и Бакулевский центр. При этом её бюджет – 3,5 млрд долл. В прошлом году за счёт средств, полученных от страховых компаний за пролеченных пациентов, клиника построила за 600 млн долл. новый ультрасовременный комплекс. Бакулевский центр себе такого позволить не может. После перехода на страховую медицину ситуация должна измениться. Конечно, для этого полис должен быть обеспечен реальными деньгами.

Своё, но не сразу

- В связи с западными санкциями много говорят о необходимости импортозамещения. Как быстро мы сможем перейти на отечественные оборудование и аппараты?

- Пока не все отечественные медикаменты и оборудование такого же качества, как лучшее из импортного. Поэтому оперативно осуществить этот переход не удастся. Но в то же время у нас есть «точки роста». В Бакулевском центре уже 40 лет пациентам ставят отечественные биологические клапаны, и недавно даже зарубежные партнёры признали, что они не хуже тех, что используют они. Недавно мы создали принципиально новый раствор для быстрой остановки и запуска сердца (кардиоплегический раствор) - и после 100 проведённых операций можно сказать, что он лучше зарубежного аналога.

- В 2014 году в регионах происходили массовые митинги врачей. Многие, узнав об их реальных зарплатах и условиях работы, удивились: почему они терпели так долго?

- Врачи всегда обладают невероятным чувством своей колоссальной ответственности перед пациентами. Исторический факт: в 1918 г. в Петрограде врачи объявили забастовку, а на следующий день случился Корниловский мятеж. И как только появились первые раненые - врачи вернулись на свои рабочие места. Нужно понимать: если медики вышли на улицы - ситуация накалилась до предела. К врачам в нашей стране всегда относились неважно. Хотя я много езжу по миру и знаю: наше здравоохранение - лучшее в мире. Ни в одной стране нет такой системы неотложной помощи, когда врач едет к пациенту (везде пациента везут к врачу). И главное - наша Конституция гарантирует право на бесплатное медицинское обслуживание. В мире немало развитых стран с огромным бюджетом, но возможность лечиться бесплатно есть только у нас.

- На базе Бакулевского центра будет создан Национальный центр научно-практической медицины - одно из четырёх головных медучреждений страны. Означает ли это, что пациентам теперь будет сложнее к вам попасть?

- Напротив, благодаря созданию центра мы сможем пролечить гораздо больше людей: сейчас мы выполняем операций почти на треть меньше, чем могли бы. Нас ограничивает количество выделяемых квот. После создания центра квотное задание вырастет. Также наш центр получит дальнейшее развитие. Рассчитываем, что на нашей базе должны появиться институты неонатальной кардиохирургии, аритмологии, кардиологии и визуализации, а также центр непрерывного медицинского образования...

- Сейчас очень сложное время. Люди нервничают. Как пережить всё этот период без потерь?

- Я понимаю тревогу людей, которые считают каждую копейку, я сам так жил и в детстве, и в юности. Мама одна поднимала троих детей (отец ушёл из жизни в 42 года), и в доме не было лишнего куска хлеба. Но то, что мы пережили в 90-е годы, не идёт ни в какое сравнение с нынешней ситуацией. Я был избран директором центра в 1994 г. Новое здание строилось во время тотального дефицита. Стройка три раза останавливалась (немецкие и американские фирмы вели себя как отечественные шабашники - требовали деньги вперёд, бросали работу и уходили). Сейчас и в стране, и в медицине совсем другая ситуация. В 90-е гг. по всей стране делали 6 тыс. операций на открытом сердце в год - а в прошлом году только наш центр их сделал 5 тыс. Так что пусть каждый добросовестно делает своё дело, и всё будет хорошо!

- У вас две дочери (обе стали врачами) и семеро внуков. Есть ли среди них второй Лео Бокерия?

- Хорошие медицинские задатки у близнецов Софии и Лео. Они даже свой день рождения отметили «по-врачебному» - пригласили одноклассников и прочитали им лекцию о строении сердца и пользе здорового образа жизни (я, кстати, был на этом мастер-классе ассистентом). Они частенько приходят ко мне в операционную. Мы даже сшили операционные костюмы под их размеры. Так что есть надежда, что наша медицинская династия будет продолжена.

Лидия ЮДИНА

01-25-1

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно