1242

Рак: бьём в цель! Спасёт ли таргетная терапия мир от болезни века

Таргетная терапия прицельно воздействует на белки, благодаря которым растёт опухоль, поэтому уничтожает только раковые клетки, лишь минимально влияя на здоровые ткани. Она переносится легче, чем традиционные виды лечения, а работает зачастую эффективнее.

Наш эксперт – врач-онколог, гематолог, лучевой терапевт высшей категории, доктор медицинских наук, профессор, отличник здравоохранения РФ Александр Серяков. 

«Волшебная» таблетка от рака, наверное, не появится никогда. Ведь опухоли даже одного и того же органа могут иметь различное строе­ние и молекулярно-генетический профиль, поэтому лечение рака становится всё более индивидуализированным. Тем не менее на помощь традиционной лучевой и химиотерапии пришли новые методы. Один из них – таргетная терапия. 

В чём отличие от «химии»?

«Толчком для зарождения метода послужил момент, когда в начале 1970-х учёные обнаружили, что препарат «Тамоксифен» может блокировать рецепторы эстрогенов, имеющие прямое отношение к развитию определённых видов рака молочной железы. Медики стали применять этот препарат у пациенток с гормонозависимыми опухолями груди, и лечение оказалось очень эффективным. 

Чем больше мишеней для воздейст­вия открывали учёные в опухолевых клетках, тем быстрее развивалась таргетная терапия. Кстати, само слово target в переводе с английского означает «цель». 

В отличие от классической химиотерапии, которая действует «без разбора», напалмом уничтожая как плохие, так и хорошие клетки организма, таргетная терапия работает более избирательно. Средства, которыми борются с раком оба эти метода, тоже различны. Главная цель химио­терапии – препятствовать размножению всех быстро делящихся в организме клеток (в первую очередь опухолевых). А таргетная терапия блокирует рост плохих клеток благодаря вмешательству в работу конкретных молекул – особых белков, отвечающих за возникновение и рост опухоли. 

Таргетная терапия применяется для лечения онкологических больных, не восприимчивых к обычной химио­терапии. Как правило, её назначают при распространённом раке (III и IV стадий), когда метастазы у пациента невозможно удалить хирургическим путём или с помощью лучевой терапии. Метод также используется для уничтожения опухолевых клеток, оставшихся после операции. 

Как подбирают препараты

Всё начинается с биопсии. Врач «отщипывает» кусочки опухолевой ткани пациента. В лаборатории образцы запаивают в парафиновые блоки («стёкла»). Далее идёт процесс гистологического и иммуногистохимического изучения опухолевой ткани, выявляются наиболее частые драйверные мутации, которые могут послужить мишенью. Существует свыше 160 основных таргетных препаратов, и индивидуальную чувствительность к ним клеток опухоли нужно проверить, чтобы врач мог принять верное решение о дальнейшей тактике лечения. Обычно это занимает 1,5 месяца. В ожидании результатов молекулярного или иммуногистохимического анализа врачи действуют по специальным протоколам, разработанным для лечения каждого вида рака. Это позволяет не упустить время, если вдруг выяснится, что никаких мутаций в опухоли нет. В таких случаях применять таргетное лечение не имеет смысла.

При прогрессировании онкозаболевания рекомендуется раз в 1–1,5 года заново тестировать опухолевую ткань на чувствительность к таргетной терапии. Но нередки случаи, когда использование изначально назначенного препарата в итоге выводит пациента в стойкую ремиссию.

Особенно хорошие результаты таргетная терапия показывает в лечении рака молочной железы, лёгкого, почек, головы и шеи, желудка, яичников, колоректального рака, медулярного рака щитовидной железы, меланомы, лимфопролиферативных заболеваний (множественные миеломы, лимфомы) и ряда других. Например, если раньше пациенты с раком желудка терминальной стадии жили максимум год, то теперь у них в запасе несколько лет. Не меньших успехов удаётся достичь и в терапии распространённого рака лёгкого. Пока нет заметного прогресса только в лечении поджелудочной железы, но это дело времени. 

Это панацея?

К сожалению, нет. Несмотря на успехи таргетной терапии, полное излечение врачи видят нечасто. У большинства пациентов со временем развивается резистентность к препарату, и болезнь прогрессирует. Виной тому – дальнейшие вторичные мутации в ДНК опухолевой клетки, которые уменьшают возможность влиять на белок-мишень.

Поэтому лечение применяют до тех пор, пока оно эффективно. При прогрессировании злокачественного процесса таргетный препарат либо заменяют другим, либо подбирают иной вариант лекарственной терапии. 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно