1033

Два полюса настроения. Как жить с биполярным расстройством

Фаза мании короче – от 2–3 недель до 4–5 месяцев. Пациенты в это время крайне энергичны и активны, чрезмерно оптимистичны, находятся в эйфории, почти не спят, но всё равно бодры. Даже если мания продолжается не дольше полумесяца, больные порой успевают накуролесить так, что по­следствия будут им аукаться ещё очень долго. Скажем, осторожные и рассудительные люди берут миллионные кредиты, бережливые дарят первому встречному состояние, примерные семьянины заводят новые скоропалительные браки.

Важно!
Согласно результатам исследований, обычно на постановку диаг­ноза «биполярное аффективное расстройство» в среднем уходит до 10 лет (с дебюта заболевания). В это время 69% пациентов тщетно лечат от других психических патологий – от униполярной депрессии, тревожного расстройства, шизофрении. Кстати, попытки самодиа­гностики нужно отмести сразу, так как установить наличие БАР бывает крайне сложно даже опытному врачу, настолько разветв­лённый алгоритм для этого используется.

Всё наладится?

У нашей героини настолько ярких симптомов не было, поэтому о болезни она и не думала. Дело в том, что её БАР относилось ко второму типу, когда и депрессии, и мании слабее. Но с каждым новым приступом, если не лечиться, проявления лишь усиливаются, и маловыраженные гипомании могут превратиться в сильнейшие мании, а небольшая депрессия грозит поглотить человека целиком.

Впервые болезнь заявила о себе, когда Татьяне было 14 лет. Стояла настоящая Болдинская осень: душевный подъём, вдохновение, прилив сил, никакой усталости даже после нескольких бессонных ночей. Но затем спустилась «чернота» – Таня потеряла ближайшую подругу, поэтому накрывшая её депрессия не показалась странной. Ещё 4 года девушка пыталась бороться с полярными состояниями психики своими силами, но в 19 лет обратилась за медицин­ской помощью. 

«Торг» неуместен

Клинический психолог, к которому попала Татьяна, выслушав жалобы, направил её к психиатру с подо­зрением на БАР.

Чтобы попасть к специалисту Москов­ской службы психологической помощи, ждать пришлось долго. Депрессия сменилась манией. Девушка даже хотела отменить визит, но потом решила сходить. 

От внимания психолога не ускольз­нули странные смены настроения пациентки. И вскоре направление к психиатру с указанием возможного диагноза «БАР» было у Татьяны на руках. Целых 4 месяца, с мая по сентябрь, шёл «торг» – принять диагноз смелости не хватало. Но в конце концов она обратилась к психотерапевту.

С 2019 по 2022 г. Татьяна прошла 5 курсов медикаментозного лечения и сейчас продолжает регулярно принимать терапию. Сегодня она учится на клинического психолога в Российском государственном социальном университете, уже 2 года ведёт блог о ментальном здоровье и БАР, работает над группой взаимопомощи для студентов с психическими расстройствами.

Комментарий специалиста

Терапия по системе

Врач-психиатр, руководитель отделения психофармакотерапии Московского научно-исследовательского института психиатрии (филиал Национального медицин­ского исследовательского центра психиатрии и наркологии им. В. П. Сербского), кандидат медицинских наук Елена Костюкова:

Диагностикой и коррекцией БАР имеет право заниматься только врач-психиатр. Хотя в комплексном лечении могут принимать участие психологи и психотерапевты (они проводят когнитивно-поведенческую терапию). Но без базового медикаментозного лечения не обойтись. Чем раньше будет назначена постоянная системная терапия (длительная, а иногда пожизненная), тем лучше прогноз. Исследования показали, что пациенты, которые на протяжении 2 лет не получали эффективного лечения, в 2 раза чаще совершали суицидальные попытки, чем те, кто лечился правильно.

Доказательств тому, что БАР можно вылечить домашними аппаратами импульсной терапии, гипнозом или фитотерапией, нет. Для лечения сегодня применяют нормотимики (стабилизаторы настроения), антипсихотики, антидепрессанты, нейролептики, физиолечение (электросудорожная терапия помогает выводить пациентов из затяжных депрессий). Но в последнее время большинство препаратов было вытеснено антипсихотиками третьего поколения (содержат активное вещество карипразин). Такие лекарст­ва одновременно влияют на оба вида дофаминовых рецепторов головного мозга, вызывающих как депрессию, так и манию. По сравнению с предыдущими поколениями антипсихотиков они более безопасны (не провоцируют развитие сахарного диабета, ожирения и сердечно-сосудистых осложнений). Исследования доказали, что карипразин особенно эффективен для предотвращения развивающихся в результате БАР ухудшений когнитивных функций и способности к социализации.

Патология или гениальность?

Звёзды наперебой признаются в наличии у себя этого расстройства. Об этом открыто заявляли Канье Уэст, Мел Гибсон, Кэтрин Зета-Джонс. Среди наших – рэпер Гуф, актриса и продюсер Юлия Ахмедова и другие.

На самом деле биполярное расстройство – серьёзное психическое заболевание, склонное к прогрессированию и чреватое страшными по­следствиями (от краха в личной жизни и потери работы до проблем с законом и суицида). По статистике, каждый второй пациент с БАР покушался на самоубийство, каждому пятому попытка удалась.

Кроме того, такой диагноз повышает риск сопутствующих заболеваний. Так, до 35% пациентов с БАР страдают от артериальной гипертензии, 21–32% имеют ожирение, у 11–17% сахарный диабет. В свою очередь, каждое из этих расстройств ухудшает течение психопатологии.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно