1365

Едем до конечной санкции? Готовы ли страны ЕС терпеть убытки?

"Аргументы и факты" в Беларуси № 18. Сбывшиеся предсказания провидцев 03/05/2022

На президентских выборах во Франции неделю назад победил Эммануэль Макрон. Американская пресса пишет, что теперь, когда его руки не связаны выборами, он может выступить даже за эмбарго против российской нефти. Введёт ли ЕС такие ограничения, чего ждать от европейской политики в отношении России в целом и помогут ли россиянам азиатские страны в обходе санкций? Об этом «АиФ» узнал у генерального директора Российского совета по международным делам Андрея КОРТУНОВА.

Макрон – это урон?

– Андрей Вадимович, победа Макрона над Ле Пен получилась не такой уверенной, как 5 лет назад. Связано ли это с нарастающими в Европе экономическими проблемами из-за санкций?

– Для французов Украина – это сейчас не главное, интерес к ней падает. Украина далеко, украинских беженцев во Франции не так много. Есть и определённая усталость от этого кризиса. В то же время эффект от антироссийских санкций пока не так сильно коснулся европейских экономик. Поэтому, я думаю, в основном исход выборов решила всё-таки внутренняя «кухня».

– В Америке считают, что Макрон после выборов выступит за введение нефтяного эмбарго против России. В последнее время он эту тему не форсировал, якобы чтобы не обрушить свой рейтинг.

– Преимущество в соцопросах у Макрона было не очень значительным, и поэтому в Европе, возможно, действительно решили отложить введение шестого пакета санкций, чтобы не создать ему дополнительных проблем. Однако, даже если Макрон выступит за введение нефтяного эмбарго, в ЕС пока достаточно стран, которые заблокируют такие санкции. Это Венгрия, Германия, Австрия. В отличие от Франции, они гораздо сильнее зависят от российской нефти. Поэтому, мне кажется, шестой пакет санкций будет включать в себя не нефтяное эмбарго, а меры против российского ОПК, ограничения технологического партнёрства…

«Каток прёт вперёд?»

– Санкции запада начинают бить и по их собственным гражданам. Может ли по следовать какой-то санкционный откат назад?

– Это зависит от многих факторов. Например, от того, как долго продлится острая фаза кризиса. Если соглашение о прекращении огня будет достигнуто в обозримом будущем, то, конечно, это усилит позиции тех, кто выступает хотя бы за частичную отмену санкций, за восстановление диалога с Москвой. А если будут появляться новые информационные поводы вроде Бучи или Краматорска, которые комментируются вполне однозначно, это будет поддерживать высокий градус конфронтации и в какой-то степени будет компенсировать снижать влияние тех экономических проблем…

У нас не должно быть иллюзий. Если говорить об энергетике, то стратегические решения уходить от зависимости от российских газа и нефти приняты, и они будут выполняться. Независимо от того, как будет развиваться украинский кризис. Если бюрократическая машина Евросоюза запущена, то остановить её будет очень трудно.

– То есть долго запрягают, но потом быстро едут?

– Может быть, не так быстро, но едут не останавливаясь. Это такой каток. Очень долго заводится, медленно разгоняется, но потом он уже прёт вперёд независимо от препятствий. Я допускаю, что со стороны отдельных европейцев будут попытки сделать санкционный режим более гибким, как-то смягчить его, после того как закончится острая фаза противостояния. Но для отмены санкций должно произойти что-то совершенно экстраординарное.

– В 2014 г. новые санкции против России европейцы вводили без видимых споров. А сейчас внутри Евросоюза заметны сильные разногласия. Взять, например, позицию Венгрии. С чем связаны эти разногласия?

– Разногласия были и в 2014-м. С тех пор какой-то детальной стратегии ЕС в отношении РФ так и не возникло. И не потому, что кто-то недоработал, а потому, что интересы различных стран в союзе расходятся не только по российскому вопросу, но и по многим другим.

Однако то, что мы видели с 24 февраля, – это удивительно оперативная реакция. И в каком-то смысле последовательная – за эти 2 месяца были приняты 5 пакетов санкций, и сейчас на подходе шестой. Такого в истории Европейского союза не было никогда: чтобы в такие сжатые сроки удалось договориться по такому широкому кругу вопросов и выстроить такую систему ограничений.

– А с чем это связано? Они и правда опасаются, что после Украины Россия может двинуться дальше?

– Во-первых, конфликт разворачивается очень близко, практически в центре Европы. Из-за этого конфликта в Европу идут миллионные потоки беженцев. Кроме того, кризис произошёл на фоне, когда восстанавливалось пошатнувшееся ранее трансатлантическое единство. Байден многое сделал, чтобы объединить Запад против России. Кроме того, я бы не недооценивал информационную работу руководства Украины.

– Сейчас велика вероятность того, что Финляндия и Швеция вступят в НАТО. Неужели они поверили в то, что Россия может на них напасть?

– Мне кажется, это связано с тем, что политика России там теперь воспринимается как непредсказуемая.

С другой стороны, здесь опять же нельзя недооценивать информационный фон в Европе, который сформировался за эти 2 месяца. Силы, которые выступали за вступление Финляндии в НАТО, грамотно воспользовались кризисом, чтобы развернуть мнение финнов в свою пользу. Альтернативной точки зрения они не услышали в том числе и потому, что российские ресурсы после начала конфликта оказались заблокированы.

Азия нам поможет?

– Американская дипломатия прилагает много усилий для того, чтобы азиатские страны не помогали России в обходе санкций. Сможет ли Россия этого не допустить?

– Надо понимать, что Азия большая и даже внутри отдельных азиатских стран существуют разные позиции. Например, в Китае есть государственные или полугосударственные финансовые институты, которые точно не будут присоединяться к американским санкциям. Они будут обслуживать торговые отношения, как и раньше, и, может быть, даже расширять свою деятельность на российском направлении. Но есть китайский частный сектор, который, естественно, опасается санкций США. И если в Вашингтоне ему предложат выбирать между российским и американским рынком, то выбор для них очевиден: американский гораздо больше.

Это не означает, что азиатские страны будут во всём следовать в фарватере западной политики и санкционного давления на Россию. Но, конечно, здесь будут возникать многие сложности и проблемы. Их надо будет решать, используя опыт стран, которые имеют значительную историю работы под серьёзными секторальными санкциями, – скажем, опыт Ирана.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно