1300

Сопромат Ивана Кулибина. Где самородок-самоучка опередил своё время?

Портрет Ивана Петровича Кулибина. Художник Веденецкий, 1818 г.
Портрет Ивана Петровича Кулибина. Художник Веденецкий, 1818 г. Public domain

285 лет назад, 21 апреля 1735 г., в слободе Подновье Нижегородского уезда у одного мелкого торговца мукой родился сын. Впоследствии этот младенец, представитель «подлого», как тогда говорили, сословия, будет вхож в высшие круги знати, ему посвятят стихи лучшие поэты своего времени, а его имя (вернее, фамилия), станет нарицательной. До сих пор мастеров-самоучек то в шутку, а то и всерьёз называют «Кулибиными».

По какой-то загадочной причине его судьбу принято считать несчастливой и оплакивать в стиле: «Нет пророка в своём Отечестве!» Дескать, вот был такой гениальный изобретатель-самоучка, практически русский Леонардо да Винчи. Сколько хорошего он мог сделать для процветания промышленности, транспорта и вообще всего обихода, если бы от его изобретений не отмахивались. Но вышло так, что никому они оказались не нужны, никто в них не был заинтересован, а весь талант гения был растрачен на фейерверки, потешные безделушки вроде безумно сложных часов с музыкой и механическими фигурками и прочие развлечения высокопоставленных особ.

Реальности здесь соответствует разве что сравнение Кулибина с Леонардо да Винчи. Да и то в основном потому, что их жизненный путь оказался в чём-то схожим. Причём Кулибину повезло больше, чем Леонардо. Итальянцу постоянно приходилось менять покровителей  он кочевал от одного монаршего двора к другому, пытаясь заинтересовать своими изобретениями сильных мира сего. Кулибин же, снискав милость императрицы Екатерины Великой, 30 лет провёл на должности заведующего механическими мастерскими Петербургской академии наук. Жалованье — 350 рублей в год, примерно столько же, сколько и у адъюнктов Академии, то есть вполне статусно. Казённая квартира. Периодически  довольно-таки существенные денежные премии, а также награды за отдельные изобретения.

К тому же Леонардо был живописцем, скульптором, архитектором, анатомом, естествоиспытателем и только после этого — изобретателем. Кулибин же был чистым механиком, причём в основном прикладником. О чём, кстати, свидетельствует и его современник поэт Гавриил Державин, сравнивший Кулибина с Архимедом. Кстати, сам Кулибин тоже был поэтом  об этой стороне его таланта знают и говорят гораздо меньше. И совершенно напрасно. Это потом, уже попав в Петербург и пообтесавшись в «высшем обществе», Кулибин впал в подражательство и принялся слагать оды согласно «лучшим образцам». Читать их совершенно невыносимо:

Воспой России к щедрому Богу,
Он бо излил милость премногу
Десницей щедрой во всей Вселенной,
Возвеличив тя.

Это из «Оды Её Императорскому Величеству Екатерине».

Но, пока Кулибин жил в Нижнем Новгороде, стихи у него получались не в пример лучше:

Вселенную Господь создал,
Как часовщик часы собрал.
Пружины там и шестерни
Отмеривают наши дни.

Эта ода «Пасхальная радость» с головой выдаёт сущность механика Кулибина, который даже Воскресение Христа трактует по-своему:

И был распят и погребён,
И мёртв и жив был вместе он.
Но вот восстал Христос из гроба,
Свет воссиял, и смолкла злоба.

Вот это «и мёртв и жив был вместе он» обязательно напомнит современному физику мысленный эксперимент под названием «Кот Шрёдингера». Нобелевский лауреат Эрвин Шрёдингер продемонстрировал, что кот в определённых условиях может быть и мёртвым, и живым одновременно, чем указал на некоторые недостатки квантовой механики.

Разумеется, было бы очень соблазнительно сказать, что Кулибин был знаком и с этой областью научного знания, опередив своё время лет этак на полтораста. Но вряд ли.

То же самое можно сказать и об остальных его изобретениях. Как правило, они вполне соответствовали своему времени  и водоходное судно, и винтовой лифт, и самобеглая педальная коляска отличались оригинальностью конструкции, но ничего принципиально нового в них не было.

Трехколесная машина, созданная изобретателем Иваном Кулибиным.
Трехколесная машина, созданная Кулибиным. Фото: РИА Новости

Однако в двух случаях Кулибин выступил необыкновенно мощно. Оба действительно могли бы стать серьёзным прорывом. И только по нелепой случайности этого не произошло. 

Прежде всего это однопролётный мост. Не имея ни малейшего представления о сопромате, поскольку такой дисциплины тогда попросту не существовало, Кулибин сумел рассчитать усилия и напряжения в различных частях моста. По факту выходит, что плохо знающий математику русский самородок предсказал и сформулировал часть законов сопромата, получивших подтверждение значительно позже. Более того, он предложил использовать в конструкции решетчатые фермы — за 30 лет до американца Итиэля Тауна, получившего на это дело патент. Кстати, модель моста была вполне рабочей  она выдерживала до 5 тысяч пудов и долго стояла в саду Таврического дворца, желающие могли перейти по ней речку. Но настоящий мост так и не построили.

Проект моста через Неву, 1776 г.
Проект моста через Неву, 1776 г.

Второй случай почти завершился полноценным успехом. Семнадцатилетнему поручику Сергею Непейцыну во время штурма Очакова оторвало ногу выше колена. Князь Григорий Потёмкин как бы в шутку дал Кулибину задание: «Ведь ты русский механик! Так постарайся приставить сему молодому человеку ногу, да только живую, чтобы он мог отмстить за потерю старой».

Вот описание протеза Кулибина из журнала «Москвитянин» 1854 года: «Сделал ногу из тонкого металла, в вид натуральной; обложил ее пробочною корою, обтянул замшею, привинтил к ней плоский из крепкого дерева костыль, досягающий до пазухи, на который бы можно было опираться; приставил её вместо безобразной деревяшки, а костыль пропустил под мундир, обвязал, где следует, широкими бинтами и утвердил так крепко, что г-н Непейцын мог ходить очень легко без палки, садиться и вставать, не касаясь до нее руками. Эта машинная нога сама собою в плюсне и колене сгибалась и разгибалась, согласно с движением другой ноги его натуральной. Он мог надевать шелковые чулки, башмаки и даже танцевать польский».

Добавим, что с этим протезом Непейцын прошёл всю войну 1812 года, сражался в партизанских отрядах и потом брал Париж.

Нельзя сказать, что протезом не интересовались. Сенатор и московский гражданский губернатор Пётр Аршеневский отправил её на экспертизу к хирургам, получил ответ, что это реальный прорыв, и запустил дело дальше  к массовому производству и внедрению подобных протезов. Но тут последовала его отставка, и на проекте был поставлен крест. Через несколько лет очень похожие механические протезы начали производить во Франции.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно