5874

Две Пелагеи и Чапай. Удачливому в боях, в жизни начдиву не везло в любви

"Аргументы и факты" в Беларуси № 19. Пенсия на горизонте 10/05/2022
Василий Чапаев с женой Пелагеей Метлиной, с.Балаково, 1909 г.
Василий Чапаев с женой Пелагеей Метлиной, с.Балаково, 1909 г. Commons.wikimedia.org

«Судьбе Чапаева многие завидовали – не окончивший и трёх классов лапотник стал легендарным командиром. И мало кто знал, что в обычной жизни Василий Иванович Чапаев был несчастным человеком», – рассказала «АиФ» Ольга Круглова, заведующая Домом-музеем В. И. Чапаева в г. Балаково.

Васька-лапотник

Чапаев родился 9 февраля 1887-го, в год, когда даже корка хлеба была на вес золота. Семья страшно голодала, но Вася, несмотря на то что на свет появился слабым, семимесячным, выжил.

– Всего в семье Чапаевых было 9 детей, Вася – шестой, – рассказывает Ольга Круглова. – Жили бедно, тяжело. В Чувашии, где родился Василий Иванович, тогда регулярно случались неурожаи, люди умирали от голода – как младшие братья и сёстры Васи Чапаева. Чтобы сохранить семью, отец вывез всех в Балаково, в нынешнюю Саратовскую область. Наш край тогда называли хлебной столицей, поэтому многие были уверены, что в Балакове жизнь сладка. А Чапаевы приехали сюда, по­глядели – хлеба нет, работы нет, денег нет, жить негде. И поселились у знакомых на окраине в Сиротской слободе.

Василия определили в церковно-приходскую школу. Учился он хорошо, но однажды пришёл домой и заявил отцу: «Всё, бать, хана! Больше в школу не пойду!» Оказалось, мальчишки смеялись над ним. Ребята приходили в ботинках, в школьной форме, с портфельчиками, а Вася – в старых лаптях и с холщовой сумкой. Как-то одноклассники стали дразнить: «Васька в лаптях пришёл! Смотрите, какие у него модные ботинки!» Началась драка. С этого дня Вася в школу не ходил, а занялся плотницким делом – батя научил его всему. У нас в музее сохранился буфет, изготовленный Василием Ивановичем. Всю губернию со своим плотницким ящиком прошёл. После вспоминал: «Насмотрелся я на тамошнюю жизнь, нахлебался досыта. Сердце так и горит от нетерпения: вот так взял бы и перевернул всё наизнанку». 

«Прости, бес попутал!»

Повзрослев, Василий Чапаев решил создать семью – влюбился в 16-летнюю соседку по Сиротской слободе. Тогда женились рано.

– Но его родители воспротивились: не нравилась им Пелагея – больно бойка, первая красавица Балакова, певунья, плясунья, толстая коса ниже пояса. Три раза к ней сватался. Только на третий раз девица дала согласие – Василий Иванович был женихом небогатым. Зато обаятельный, на гармони, мандолине, на балалайке играл, пел, плясал. А ещё от всех парней той поры отличался тем, что девушкам уважение оказывал. Этому он от отца научился – тот к маме их с любовью и вниманием относился, и Вася к своей Пелагее со всем почтением. Трое детей у них родилось. Но решили молодые переехать в Симбирскую губернию. Только обосновались – и тут грянула Первая мировая война. Василий Иванович привёз жену с детьми назад в Балаково, к родителям, а сам пошёл добровольцем на фронт.

Много раз был ранен, лежал в госпиталях, получал награды. И вдруг письмо пришло из дома: «Сынок, ты там Георгия за храбрость получил, а у тебя-то жена ушла. Влюбилась в соседа по Сиротской слободе, тот бросил свою жену и 9 человек детей, образовал с ней новую семью». Командование его отпустило домой, там жена дома в ноги кинулась: «Прости Христа ради, бес попутал!» Простил: любил очень. В знак примирения супруги сделали снимок на память – стоят рядом Пелагея и Василий Иванович, он её крепко за руку держит.

Не успел Чапаев вернуться на фронт, как письмо догнало: «Сынок, а жена-то опять ушла из дома». В итоге Пелагея стала жить у нового мужа, а дети остались с родителями Василия Ивановича.

Иван Степанович, отец Василия Ивановича, всё пытался непутёвую сноху домой вернуть. Чуть не за косу домой притаскивал. Но она с новой семьёй в Сызрань уехала. И жила там до тех пор, пока слух о гибели Чапаева туда не дошёл. Тогда Пелагея накопила пуд соли, взяла спички – валюту того времени – и пошла пешком в Балаково детей забирать. Тогда в стране разразилась эпидемия тифа. Пока Пелагея дошла по распутице, разболелась, в Балакове и умерла. Схоронили её рядом с кладбищенской церковью. 

Фельдфебель Чапаев с женой Пелагеей Никаноровной, 1916
Фельдфебель Чапаев с женой Пелагеей Никаноровной, 1916 Фото: Commons.wikimedia.org

Барчуков не растил

А Василий Иванович нашёл себе Пелагею вторую. Так получилось, что была она женой его товарища Петра Камешкерцева.

– Когда Пётр получил тяжёлое ранение в живот, Чапаев сказал ему: «Клятву тебе даю: семью твою не брошу, заботиться буду как о своих». И слово сдержал. Отправлял половину своего жалованья в Пугачёв (тогда Николаевск), где жили родные Камешкерцева, правда, не подписывался: «Пусть думают, что Пётр ещё жив». 

Уже во время Гражданской войны разыскал Чапаев эту вторую Пелагею с детьми. Рассказал ей про гибель мужа. А она, женщина хитрая, сообразила: «О, Василий Иванович, у тебя жены нет, у меня мужа нет, давай будем жить одной семьёй». Любви-то к этой Пелагее у него не было, но клятву помогать дал. Забрал её с двумя дочками и тоже привёз в Балаково.

Тогда имя Чапаева уже гремело. Был он блестящим командиром, начдивом, всё время воевал, редко домой наведывался. А когда наведывался – ребятишек воспитывал. Родные дети очень ревновали отца к приёмным, но он всех сажал вокруг себя и объяснял: «Вот смотрите, пять пальчиков на руке, один пальчик поранился – всему человеку больно. Вот и мне так же дороги все вы, как каждый пальчик на руке». 

Как-то рано утром приехал Чапаев домой, Пелагея кричит: «Ребятишки, отец приехал!» Дети с печки скатились, за стол сели, ждут, когда мать им завтрак соберёт. Мать гремит чугунами, на стол подаёт, одновременно рубаху чистую отцу достаёт, воду ему в таз льёт, чтобы умылся. А Чапаев оборачивается: «Мать, ты чего мне барчуков растишь? Не успели глаза продрать, уже за стол сели, ложками гремят. Ну-ка быстренько матери помогайте!» Всех вывел из-за стола, поставил в шеренгу: одного с ведром – за водой, «ты возьми тряпку, вытри пыль, а ты рушник принеси. Пока работу не сделаете – за стол не сядете».

А однажды ребятишки радостные из школы бежали, навстречу отец на лошади: «Над кем победу одержали? Чему радуетесь?» Кричат: «Учительница заболела! Уроков не будет!» Отец нахмурился: «Так, поднимите руку те, у кого в семье праздник, когда болеет мать, друг, товарищ, брат?» Дети глаза в землю опустили. «Тогда чего же вы радуетесь болезни вашей учительницы? – с укором сказал Василий Иванович. – Завтра, может, меня убьют, я тяжело умирать буду и буду знать, что дети у меня лентяями вырастут! Мы за вас воюем, чтобы вы в лаптях не ходили, а вы!..» Загнал всех обратно в класс: «Пока урок не выучите, из класса не выйдете».

Хорошим отцом и мужем был Василий Чапаев. Но вторая жена его однажды тоже заскучала. Говорят, друг у неё завелся. Василий Иванович при детях скандалов не устраивал, но измены не стерпел.

Позже появилась версия, что Пелагея и её новый возлюбленный были причастны к предательству Чапаева и его гибели, но фактов, подтверждающих это, до сих пор не было обнаружено.

– Много версий его гибели выдвигалось, но внимания заслуживают только две. Как многие знают, Василия Ивановича предали, на его штаб напали две казачьи дивизии с пулемётами, жестокий народ. Чапаевцам пришлось отступить к реке Урал. По одной из версий, через неделю после тех боёв венгры, воевавшие за красных, рассказали, что нашли они Чапаева на берегу Урала, был он ранен в грудь, голову и в живот. Чтобы не достался командир на растерзание белоказакам, положили его на плот и под шквалом вражеского огня переправили на противоположный берег. Но живым начдива не довезли. Хоронить было некогда, могилу вырыли неглубокую. А сами попытались сбежать. Одного из спасшихся венгров, Ференца Кульчара, попросили показать могилу начдива. Но он не смог: место незнакомое, да ещё и река постоянно русло меняет.

После пропажи Чапаева пришёл в место тех боёв отряд Кутякова, одного из любимых командиров Василия Ивановича. Выгнали они белых из того места. Трое суток удерживали оборону, искали Чапаева. Взяли рыбацкие сети, плыли по Уралу, ловили трупы, пытались опознать. Но ни среди живых, ни среди мёртвых Василия Ивановича не нашли. Водолазы потом тоже его искали – и красные, и белые. Но тоже ничего не нашли. Тогда военные командиры приняли решение считать Чапаева утонувшим. А когда история с захоронением снова всплыла, дети пытались найти могилу отца, даже разрешение на эксгумацию получали. Но увы. Когда местным показали на карте, где примерно захоронен Василий Иванович, они лишь головой покачали: «Там, где у вас на карте земля, теперь течёт река». Так что по-любому вышло: «Урал-река, могила твоя глубока».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно