385

Полувековое па-де-де. Великие свершения и трагедии Максимовой и Васильева

Сцена из балета «Ромео и Джульетта» Гектора Берлиоза. Джульетта — Екатерина Сергеевна Максимова, Ромео — Владимир Викторович Васильев. Государственный академический Большой театр СССР. 1981 г.
Сцена из балета «Ромео и Джульетта» Гектора Берлиоза. Джульетта — Екатерина Сергеевна Максимова, Ромео — Владимир Викторович Васильев. Государственный академический Большой театр СССР. 1981 г. / Александр Макаров / РИА Новости

«Володя всегда рядом, в любом радостном, горьком, смешном или трагическом событии. Жизнь, танец, Володя. Володя, танец, жизнь – всё неразрывно связано…» – признавалась Екатерина Максимова, которой 1 февраля исполнилось бы 85 лет.

Екатерина Максимова и Владимир Васильев были вместе шесть десяти­летий, из них почти 49 лет – в браке.

Их признавали великим дуэтом XX века. Великой была и их любовь – союз, где, как в немногих других (Плисецкая – Щедрин, Пахмутова – Добронравов), одного уже не отделить от другого и где две фамилии, как две жизни, слились в одну. «Мы» – так я говорю, так думаю, это уже, наверное, в подсознании, – говорила Екатерина Сергеевна. – Ведь мы вместе целую жизнь…»

В 1958-м, после окончания хореографического училища, они были приняты в Большой театр. Спустя три года поженились. Казалось, их путь будет усыпан лепестками роз. Но…

Молодые артисты Большого театра Екатерина Максимова в роли Катерины и Владимир Васильев (справа) в роли Данилы в балете Сергея Прокофьева «Каменный цветок». 1961 г.
Молодые артисты Большого театра Екатерина Максимова в роли Катерины и Владимир Васильев (справа) в роли Данилы в балете Сергея Прокофьева «Каменный цветок». 1961 г. Фото: РИА Новости/ Фишман

Второе рождение

В 1975-м произошла трагедия, в результате которой могли разрушиться и творческий дуэт, и семья. Врачи сомневались, сможет ли Катя ходить. Речь о танце даже не шла. Ей было 36. На репетиции «Ивана Грозного» новый партнёр не удержал Катю при выходе с верхней поддержки. Она рухнула головой вниз, повредив межпозвонковые диски. Врачи не могли сразу поставить точный диагноз, а Максимова спешила вернуться на сцену. И вернулась было. До новой серьёзной травмы.

Катя оказалась прикованной к постели, не могла двигаться. И только стонала от сума­сшедшей боли, которая сводила с ума Володю. Он старался всё время быть рядом. Но чем он мог помочь? В отчаянии приглашённый на банкет с высокопоставленными лицами в Кремлёвский дворец Васильев выступил там с непротокольной речью: «Вот вы здесь едите и пьёте, а человек мучается от боли, потому что не может попасть к нужному врачу».

Народная артистка СССР Галина Уланова с солистами балета Екатериной Максимовой и Владимиром Васильевым во время репетиции. 1968 г.
Народная артистка СССР Галина Уланова с солистами балета Екатериной Максимовой и Владимиром Васильевым во время репетиции. 1968 г. Фото: РИА Новости/ Александр Макаров

На следующий же день Катю госпитализировали в кремлёвскую больницу, где доктор Лучков не только смог разобраться в проблеме, но и по­ставил Катю на ноги. Это было чудо. И Володя верил в него. После операции он разработал для любимой реабилитационные упражнения, сам же занимался с ней. Силы к ней возвращались. А вскоре стало понятно, что Катя беременна.

Супруги мечтали о ребёнке, но несколько попыток уже закончились выкидышем. Теперь, в 36, это был последний поезд, в который Катя и Володя надеялись запрыгнуть. Шёл шестой месяц. И вдруг беременность перестала развиваться. За что?! Казалось, Катя выплакала тогда все слёзы. Чуть не на коленях умоляла врачей: «Пожалуйста! Проверьте ещё! Может, ошибка?!» Нет, ошибки не было. А были разные резус-факторы крови у неё и Володи. «Шансы родить нормального ребёнка малы», – услышали они вердикт. Это сейчас такие пары становятся родителями. Но не в 1970-е… Катя была безутешна: «Если я не могу быть матерью, то и балериной быть ни к чему…»

Артисты балета Владимир Васильев и Екатерина Максимова у себя дома. 1968 г.
Артисты балета Владимир Васильев и Екатерина Максимова у себя дома. 1968 г. Фото: РИА Новости/ Александр Макаров

Отказаться от балета Максимова не смогла. Танец и Володя – это всё, что у неё было. В жёстком корсете стала готовиться к возвращению в театр. Галина Уланова заново учила её балетным па. Маленькая (157 сантиметров), хрупкая (40 килограммов), но с огромной силой воли, Катя победила недуг.

10 марта 1976 года в балете «Жизель» Екатерина Максимова снова вышла на сцену. За кулисами и в зале стояла звенящая тишина. Кажется, все до единого в тот вечер боялись вздохнуть.

Катина мама Татьяна Густавовна сидела в партере вместе с доктором, который делал Кате операцию, и Ириной Антоновой. «Она почему-то решила, что я помогу ей преодолеть волнение, – вспоминала потом директор Пушкинского музея. – Мы все дрожали от страха… Счастливая пейзанка Жизель, подпрыгивая на одной ножке, на кончике пуанта пересекает по диагонали всю сцену. Вариация очень сложная и всегда сопровождается овациями. Нам просто хотелось закрыть глаза. Милое же лицо Кати – Жизели не выражало никакой тревоги. Когда вариация благополучно завершилась, мы схватились за руки, поздравляя друг друга. На наших глазах совершался настоящий подвиг».

За кулисами дежурили врачи. А Володя весь вечер танцевал вполоборота – вывернув шею, чтобы ни на секунду не терять жену из виду. Стараясь быть рядом, чтобы в случае необходимости подхватить, удержать. Потом были зрительские овации. А весь кордебалет выстроился после спектакля живым коридором, чтобы проводить приму аплодисментами до её гримёрки.

И горечь, и боль

Когда-то танцовщик Михаил Барышников сказал об этой паре: «Она словно купалась в васильевском чисто русском лиризме, а он любовался тем редкостным даром, который пребывал в его руках. Он всегда был вполоборота к ней – полный готовности к самопожертвованию, к духовному подвигу».

Вполоборота. Всю жизнь…И до, и после 1975-го, когда в великую трагедию слились травма позвоночника, обез­движенность, потеря ребёнка и осознание, что Катя никогда не станет матерью, им руко­плескал мир. 120 стран. Но неужели такова цена великого успеха?!

Расплатившись тогда, супруги были уверены, что самое страшное позади. Максимова танцевала ещё 20 лет. Рядом по-прежнему был любимый. Но это было не последнее испытание.

В конце 1980-х Максимову и Васильева вместе с Плисецкой отправили на пенсию. Правда, эта беда обернулась счастьем – артистов с радостью приглашали танцевать на самых престижных сценах мира. Возникли даже разговоры, что супруги могут остаться за границей. Но ничего дороже дачи в Снегирях и дома на заброшенном хуторе Рыжевка для них не было.

Екатерина Максимова и Владимир Васильев выступают на международном музыкальном фестивале «Красная площадь приглашает». 1992 г.
Екатерина Максимова и Владимир Васильев выступают на международном музыкальном фестивале «Красная площадь приглашает». 1992 г. Фото: РИА Новости/ Владимир Вяткин,

Максимова рассказывала, что Васильев часто признавался ей в любви. Даже если она просто приготовила вкусный обед. А он лишь на закате жизни осознал, как мало говорил о своих чувствах. Когда она презентовала книгу «Мадам Нет», Владимир Викторович, прочитав стихотворение, вдруг при всех сказал: «Катя, я люблю тебя!» И её глаза наполнились слезами…

Познакомившись детьми, они потом не раз сдавали экзамены в профессии и в жизни. Блондин и брюнетка, спринтер и стайер, Володя и Катя были очень разными. И сказать, что прожили без ссор и обид полвека, было бы неправдой. Когда ругались на репетициях, все думали, что дальше – только развод. А они брались за руки и шли домой. Он был страшно ревнив. Хотя сам увлекался, пользуясь невероятным успехом у женщин. Судьба проверяла их на прочность. «И горечь была, и боль, и расставались даже», – вспоминал Владимир Викторович. «В конце концов настал момент, когда оба поняли: всё-таки я и он – это то, что надо каждому из нас», – дополняла Екатерина Сергеевна.

Владимир Васильев во время прощания с балериной Екатериной Максимовой. 2009 г.
Владимир Васильев во время прощания с Екатериной Максимовой. 2009 г. Фото: РИА Новости/ Владимир Федоренко

Чуть больше года они не дожили до золотой свадьбы. В другой мир Катя ушла во сне, когда муж был за границей. Тяжело болея в последнее время, она словно не хотела больше причинять ему страданий. А он справился с горем только благодаря работе: ставил спектакли, выходил на сцену, как никогда много занимался живописью. И только портреты любимой уже писать не мог…

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно