2507

Люди-эпохи. В один день ушли из жизни Сергей Кортес и Ростислав Янковский

№ 27 от 5 июля 2016 года 05/07/2016

Удивительный талант

Биография народного артиста Беларуси композитора Сергея Кортеса могла бы лечь в основу остросюжетного фильма.

Его прадед, основатель Московского филармонического общества, брал уроки игры на фортепиано у самого Листа. В 1921 году дед-офицер и бабушка-певица с маленькой дочерью бежали из Санкт-Петербурга: семья обосновалась в Латинской Америке, где в возрасте 18 лет будущая мама Сергея вышла замуж за его отца – чилийца Альберто Кортеса. 18 февраля 1935 года в Сан-Антонио (Чили) родился Сергей Кортес. Его детство прошло в Аргентине, у бабушки и дедушки.

Семья «белых эмигрантов» всегда мечтала вернуться на Родину и, когда в Аргентине после окончания Второй мировой войны открылось советское посольство, сразу подала документы на возвращение. Разрешение они получили в 1955 году: местом проживания семьи был определен Минск.

Хорошая музыка

Музыкой Сергей Кортес начал заниматься поздно – в тринадцатилетнем возрасте. Но уже в 16 лет играл на фортепиано с оркестром концерт Моцарта, который передавали по аргентинскому радио. Его с детства окружала хорошая музыка: в доме  слушали пластинки с записями Шаляпина, Карузо, семья покупала абонементы в знаменитый оперный театр «Колон». Первые композиторские опыты относятся именно к периоду юности. Сергей Кортес, ученик Николая Аладова и Анатолия Богатырева, окончил Белорусскую государственную консерваторию. Композитор заведовал музыкальной частью театра имени Янки Купалы (написал музыку к спектаклям по пьесам «Клоп» Маяковского, «Что тот солдат, что этот» Брехта, «Разоренное гнездо» Янки Купалы), работал на киностудии «Беларусьфильм» (музыка Кортеса звучит в фильмах «Черный замок Ольшанский», «Возьму твою боль» и других), был директором – художественным руководителем Национального академического театра оперы и балета Республики Беларусь.

Премьера первой оперы Сергея Кортеса «Джордано Бруно» состоялась на сцене Большого театра оперы и балета Беларуси в 1977 году. Тогда в театр только пришла работать ныне главный хормейстер Нина ЛОМАНОВИЧ. Народная артистка Беларуси вспоминает: «Опера «Джордано Бруно» была совершенно новым словом в музыке. Когда эту оперу показали в Москве на Днях культуры Беларуси, зрители требовали ее повторения. Это был прорыв для белорусской музыки. Невероятный успех! Потом уже я работала с Сергеем Альбертовичем над постановкой оперы «Визит дамы», над оперной дилогией «Юбилей» по пьесам-шуткам Чехова, мировая премьера которой успешно прошла в Швейцарии, и другими спектаклями, которые сопровождались неизменных интересом у публики».

Чувствовал других

В памяти Нины Ломанович Сергей Кортес остался мудрым руководителем, который собрал вокруг себя команду единомышленников: «Он очень хорошо чувствовал людей. И всегда потрясали смелость Сергея Альбертовича, готовность давать работу молодым. При Кортесе в труппу пришли молодые солисты, режиссеры, дирижеры, в которых он верил, а они в свою очередь старались его не подвести и оправдать доверие. Белорусская опера была на подъеме! При Кортесе заполняемость зала выросла с 20 до 90%! При этом, будучи директором театра, Сергей Альбертович в антрактах общался с публикой – для людей это было очень ценно».

Заслуженная артистка Беларуси Тамара ГЛАГОЛЕВА вспоминает, что именно при Сергее Кортесе труппа белорусского оперного театра начала гастролировать по миру: «О нас узнали, заговорили, в Беларусь потянулись зарубежные импресарио! Например, оперы «Набукко» и «Турандот» были впервые поставлены на белорусской сцене с прицелом на показ за рубежом… Печально, что уходят люди такого масштаба – образованные, интеллигентные. Потому что вместе с ними и из искусства уходят важные составляющие – духовность и глубина. Вот в чем трагедия…»

Наш Рыцарь театра

О народном артисте СССР Ростиславе Ивановиче Янковском в его родном театре имени Горького не могут вспоминать без слез. Как сказал режиссер Борис Луценко, ушел рыцарь театра: «Заменить Ростислава Ивановича невозможно. Конечно, театр будет жить, придут новые артисты, но такой величины, как Янковский, уже не будет никогда…»

Во время нашего разговора Борис Иванович показал автобиографическую книгу Ростислава Янковского, подписанную такими словами: «Другу и единомышленнику Луценко с любовью и благодарностью». «Янковский – уникальный артист, - продолжает Борис ЛУЦЕНКО. – Когда я только был назначен главным режиссером театра, решил, что сразу буду ставить «Макбета» с Ростиславом Янковским и Александрой Климовой в главных ролях. Как молодой главный режиссер я боялся противостояния известных актеров, но вдруг оказалось, что с Янковским крайне легко репетировать: что я ни предлагал – он выполнял! Все задачи! Это была такая радость творческого общения… К слову, после показов «Макбета» в Москве, вернее, после нескольких спектаклей, где в главных ролях блистал Ростислав Янковский, ему присвоили звание народного артиста СССР. И я очень горжусь тем, что мы были друзьями с Ростиславом Ивановичем».

Имя, на которое шли

Не секрет, что зрители театра имени Горького ходили «на Янковского», и в последние годы зал начинал рукоплескать, когда артист только выходил на сцену: аплодировали его таланту и возможности увидеть любимого актера.

Один из последних спектаклей, в котором Ростислав Иванович появлялся на сцене, – «Вечность на двоих», поставленный Борисом Луценко. «А ведь Янковский не сразу принял эту пьесу: говорил, что в ней нужно многое сократить, - вспоминает режиссер. – Но потом перечитал пару раз и сказал: «Нравится, буду играть!» Зрители после этого спектакля уходили в слезах – сочувствовали главному герою Барку Куперу. А у Ростислава Ивановича появлялись силы благодаря уникальному обмену энергией с залом. Даже сыновья его рассказывали, что после этого спектакля отец лучше себя чувствовал…»

Директор Национального академического драматического театра имени Горького Эдуард ГЕРАСИМОВИЧ вспоминает об уникальной работоспособности актера: «Надо знать характер Ростислава Ивановича… Только прошла премьера, а он через пару дней приходит и спрашивает: «Что будем ставить?» Он переживал, что не все успеет сыграть… Янковского отличали особая стать, интеллигентность. Отец его был офицером, и в сыне чувствовалась «белая кость». Однако он был прекрасен не только в ролях героев. Амплитуда характеров была огромная…»

Однолюб

Не раз в интервью Ростислав Иванович Янковский, рассказывая о своей любимой жене Нине Давидовне, говорил: «Хочу уйти раньше…» Эдуард Герасимович признается: «Ростислав Иванович не представлял своей жизни без Нины Давидовны, с которой они прожили 65 лет!  Она – мудрая, мягкая, тактичная - посвятила ему свою жизнь, она его боготворила, знала, какие слова найти, потому что Ростислав Иванович обладал взрывным характером! А он не мог без нее и после спектаклей всегда спешил домой… Это удивительно: они познакомились на стадионе – оба были спортсменами, в двадцать лет поженились и больше никогда не расставались… Мы благодарны ей за то, что она создала для нас такого Ростислава Ивановича, которого мы все любили».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно