8616

Там и брать нечего. Был ли плагиат в фильмах Гайдая и Рязанова?

«Кавказская пленница», 1967 год.
«Кавказская пленница», 1967 год. Кадр из фильма

В мировом кино тема плагиата поднимается достаточно регулярно, хотя до больших скандалов дело, как правило, не доходит. Проще купить права на ремейк (ну или на повторную экранизацию, если речь идет о фильмах по известным литературным произведениям) и делать всё, что душе угодно. Но в те годы, когда существовал СССР, ремейков было не слишком много, а большинство кинолент были созданы на основе оригинальных идей. Но идей всегда мало, историй, согласно Хорхе Луису Борхесу, всего четыре, хотя некоторые исследователи насчитывают больше. Так что обвинить советских кинематографистов в плагиате нетрудно, вот только доказать злой умысел почти невозможно.

На этот раз о заимствованиях в советском кино рассказал белорусский блогер Максим Мирович. Свою статью на эту тему он опубликовал в украинском издании «Обозреватель». По мнению Мировича, ленты, которые входят в золотой фонд советского кино, — не что иное, как настоящий плагиат. Пытаемся разобраться в том, насколько это правда.

«Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика», 1967

О том, что образы знаменитого трио Бывалый-Трус-Балбес (в исполнении Евгения Моргунова, Георгия Вицина и Юрия Никулина) взяты режиссером Леонидом Гайдаем из голливудской комедии 1930 года «Песня мошенника», говорили уже не раз. Определенное сходство действительно есть и в костюмах персонажей, и в общей канве сюжета, где присутствуют Кавказ, обычай красть невесту и влюбленный в неё молодой человек. Проблема в том, что фильм режиссеров Лайонела Барримора и Хэла Роуча до нашего времени не сохранился: почти все копии были уничтожены, последняя погибла при пожаре в архиве студии MGM. Сейчас стараниями энтузиастов найдены лишь фрагменты этого цветного мюзикла — и все желающие могут сравнить их с тем, что получилось у Гайдая.

Кроме того, эту комическую троицу Гайдай придумал задолго до «Пленницы». Сама идея — это отражение немых голливудских комедий 1920-х со множеством гэгов и трюков. Любопытно, что Трус, Балбес и Бывалый могли оказаться совсем другими: на роль Балбеса, например, пробовался Сергей Филиппов, а несколько актеров отказались от роли Бывалого из-за необходимости много бегать (среди них был и заслуженный Михаил Жаров). И, кстати, развивать идею с тремя комическими антигероями почти никто из её создателей не собирался. Они собрались снова через несколько лет для «Операции Ы», и лишь потом дело дошло до «Кавказской пленницы», которая, очевидно, была отсылкой к произведению Льва Толстого (похожий прием использовался в «Укрощении строптивой» с Адриано Челентано), а не к творчеству комиков Стэна Лорела и Оливера Харди.

«Бриллиантовая рука», 1968 год

Ещё одна блестящая комедия Гайдая, по мнению Мировича, — это плагиат датской ленты «Бей первым, Фредди» 1965 года. Приключения незадачливого коммивояжера, которого по ошибке приняли за шпиона, — это пародия на тогдашние фильмы бондианы (которые, кстати, тоже отличались иронией). Картина в 1969 году выходила и в советский прокат и была принята зрителями очень хорошо. Правда, найти сходство между двумя фильмами весьма затруднительно: сюжет про маленького человека, который неожиданно становится участником большой игры, далеко не нов. Кроме того, в фильме Гайдая никакой «большой игры» нет: сыгранный Николаем Романовым Шеф и его подручные Лёлик (Анатолий Папанов) и Геша (Андрей Миронов) на злодеев всемирного масштаба никак не претендуют. Кстати, в начале 1970-х уже во Франции режиссер Ив Робер снял фильм с Пьером Ришаром «Высокий блондин в чёрном ботинке», который, пожалуй, гораздо ближе к датской комедии. Хотя некоторые сцены из «Фредди» могут напомнить о другом советском фильме: «Невероятных приключениях итальянцев в России» Эльдара Рязанова (вышел в 1973-м).

«Ирония судьбы, или С лёгким паром», 1975

Сравнение ещё одного фильма Рязанова — нестареющей новогодней классики о том, как оказаться в другом городе в чужой квартире и с незнакомой женщиной, — с трагикомедией Билли Уайлдера «Квартира», — пожалуй, самая большая натяжка. В «Квартире» никто не напивается и не улетает из Нью-Йорка в Лос-Анджелес. Речь там идет о квартире скромного служащего, расположенной рядом с его работой. Благодаря месторасположению она очень востребована у различных боссов компании, которые используют её для встреч с любовницами. Одной из таких любовниц оказывается девушка-лифтер, коллега главного героя, в которую он безнадежно влюблен. Впрочем, «Квартира» вышла в 1960 году и выиграла пять «Оскаров», так что Рязанов и его соавтор по пьесе, ставшей основой для «Иронии судьбы», Эмиль Брагинский, наверное, ее видели. Но их история совершенно другая — и недаром американский ремейк советской классики опирается именно на их фильм, а не на «Квартиру».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно