583

Остап из Грузии, стулья из Египта. Как Гайдай с «12 стульями» справился

Кадр из фильма Л. Гайдая «12 стульев», в роли Остапа Бендера Арчил Гомиашвили.
Кадр из фильма Л. Гайдая «12 стульев», в роли Остапа Бендера Арчил Гомиашвили. / visualrian.ru / РИА Новости

В начале лета 1971 года Леонид Гайдай представил зрителям свою новую работу — 8 июня в московском кинотеатре «Россия» состоялась премьера его фильма «12 стульев». Это была первая советская экранизация одноименного произведения Ильи Ильфа и Евгения Петрова; за рубежом фильмы по этой книге ставили уже с десяток раз. И очередная попытка воплотить на экране дух одного из лучших советских сатирических романов — вышедший в 1968-м «Золотой теленок» Михаила Швейцера многими считался провалом. Но Гайдай трудностей не боялся.

За 1960-е годы Леонид Гайдай заработал себе славу ведущего комедиографа СССР. Именно он придумал комическое трио жуликов — Труса, Балбеса и Бывалого, он снял «Операцию Ы», «Кавказскую пленницу» и «Бриллиантовую руку», которые отличались дерзкой легкостью от немного грустных комедий Эльдара Рязанова и Георгия Данелия. В общем, к работе над текстом Ильфа и Петрова он был готов. Но реализовать задумку оказалось очень непросто — работа над фильмом столкнулась с несколькими серьезными препятствиями.

Леонид Гайдай, кинорежиссер.
Леонид Гайдай, кинорежиссер. Фото: visualrian.ru/ Василий Малышев.

Данелия успел первым

К произведениям Ильфа и Петрова судьба была достаточно благосклонна, хотя их даже на какое-то время — к счастью, недолго — запрещали. К шестидесятым же «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» были на очередном пике популярности, и тогда же к ним начали присматриваться киношники. Книги веселые, сатирические — и нет ничего удивительного в том, что одним из первых о фильме про потерянные стулья с сокровищем задумался именно Гайдай. Это было ещё до «Бриллиантовой руки», но всё равно он немного опоздал — Швейцер уже начал работу над своей версией «Золотого теленка»; чиновники от кино убедили Гайдая подождать и посмотреть на результат. Результат, кстати, по советским меркам вышел не очень — всего около 30 млн зрителей и место во второй десятке лидеров проката. Впрочем, разрешение на экранизацию «Двенадцати стульев» Госкино всё же выдало — вот только не занятому «Рукой» Гайдаю, а Георгию Данелии. Казалось, всё — но случилось почти что чудо. Данелия вдруг увлекся другим проектом (из него получился фильм «Не горюй»), а роман Ильфа и Петрова отдал Гайдаю. Ну а тот и не возражал.

Найти Остапа Бендера оказалось непросто

Взявшись за «12 стульев», Гайдай словно решил заодно открыть новую страницу в своем творчестве. Он не стал сотрудничать со сценаристами Яковом Костюковским и Морисом Слободским, с которыми снял «Операцию Ы», «Кавказскую пленницу» и «Бриллиантовую руку», а пригласил Владлена Бахнова — это сотрудничество продлится более десяти лет, до «Спортлото-82». Поменял и оператора, да и многие актеры, которые в предыдущих работах Гайдая были на первом плане, получили лишь эпизодические роли — Юрий Никулин, Георгий Вицин, Нина Гребешкова, Владимир Этуш, Наталья Варлей. А вот актер на роль Остапа Бендера никак не находился — режиссер пытался найти образ, максимально далекий от того, который создал у Швейцера Сергей Юрский. Приглашал на пробы Владимира Басова и Алексея Баталова, Михаила Козакова и Анатолия Кузнецова. Не подошел никто. У Гайдая даже возникла идея взять в фильм певца Муслима Магомаева, но тот благоразумно отказался. В итоге на роль утвердили Александра Белявского, но уже после первых дней съемок стало понятно, что Белявский в паре с Сергеем Филипповым (он играл Кису Воробьянинова) совершенно не смотрится.

Как Таганка помогла Гайдаю

В конце 60-х Театр на Таганке был очень модным и прогрессивным местом. Правда, актеры из него кинозвездами не были — во всяком случае, в то время. Тот же Высоцкий стремился к кинокарьере, но пока что у него в активе было лишь несколько заметных ролей. Но пробы на Остапа он проходил, и, как пишет в своей книге журналист Федор Раззаков, Гайдай его утвердил — но Высоцкий ушел в запой и не приехал на съемки. И тогда Гайдай вспомнил о случайно виденном в Горьком эстрадном моноспектакле «Золотой теленок». Эту постановку создали худрук Таганки Юрий Любимов и актер из тбилисского Русского театра Арчил Гомиашвили, который и играл в ней все роли сразу. Гомиашвили срочно пригласили в Москву и не менее срочно утвердили на Остапа. Актер вспоминал, что одновременно его сделали кандидатом в члены компартии, но это было связано с его карьерой в театре. Таганка ещё раз помогла с фильмом — актер из этого театра Валерий Золотухин исполнил две песни; одна в финальный вариант не вошла, а вот вторая известна как «Песня Остапа» («Где среди пампасов бегают бизоны...»). В картине её якобы поет сам Остап.

Стулья Гамбса делали в Египте

Но самая большая проблема оказалась со стульями, которые в царской России производила мастерская братьев Гамбс, а вот в СССР — никто. Один стул съемочная группа нашла почти случайно в Москве; его обмерили, сфотографировали — и выяснили, что и по образцу сделать нужное количество копий никто не возьмется. Пришлось обращаться за помощью к загранице — нужные мастера обнаружились в Объединённой Арабской Республике (в то время она состояла из одного Египта). Они там удовлетворяли спрос коллекционеров на предметы под старину, но платить требовали в валюте. Как ни странно, нужная сумма была выделена, а необычный заказ — выполнен. Реквизит фильма пополнился сорока гамбсовскими стульями — почти такими же, как настоящие.

Фильм почти провалился

Ещё на стадии литературного сценария, написанного Гайдаем и Бахновым, фильм вызывал у худсовета Экспериментального творческого объединения (ЭТО) некоторые вопросы. «Золотой теленок» Швейцера был слишком серьезным; в ЭТО боялись, что и Гайдай пойдет по этому пути. «Гайдай, по-моему, стал очень серьезным. Он стал вдруг академичен. Я хочу, чтобы он озоровал по-гайдаевски, и в то же время по-новому», — приводится в книге Раззакова одна из реплик с обсуждения. Впрочем, приняли фильм почти без замечаний, а после премьеры критики его сдержанно поругали — мол, «картина до уровня юмора романа не подымается». С прокатом тоже всё было не очень благополучно — если предыдущие работы Гайдая (начиная с «Операции Ы») неизменно становились лидерами, то «12 стульев» посмотрело «всего» 39,3 млн человек. Конечно, по современным меркам это огромная цифра, которая больше, чем у Швейцера, но у «Бриллиантовой руки», к примеру, было почти 77 млн зрителей. «12 стульев» заняли в прокатном рейтинге по году лишь 7-е место (лидером стали «Офицеры» с 53,4 млн человек).

Впрочем, со временем всё пришло в норму. Арчил Гомиашвили стал одним из образцов того, как надо играть Бендера — правда, они с режиссером серьезно поругались из-за озвучивания роли и не разговаривали несколько лет. Ну а через пять лет свою версию — с отвергнутым Гайдаем Андреем Мироновым — представил Марк Захаров. Она была в чем-то лучше, в чем-то хуже гайдаевского варианта — но не отменяла предыдущую работу. Фильм Гайдая занял положенное ему место в золотом фонде советского кино.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно