2127

«Называйте меня просто: товарищ Сухов». Кино и жизнь Анатолия Кузнецова

Анатолий Кузнецов.
Анатолий Кузнецов. www.globallookpress.com

31 декабря артисту, любимому несколькими поколениями зрителей, исполнилось бы 90 лет.

На счету Кузнецова больше сотни фильмов. Кажется, ему довелось сыграть военных всех родов войск и званий — от лейтенанта до генерала и адмирала. И началась эта эпопея вовсе не с красноармейца Закаспийского интернационального революционного пролетарского полка имени Августа Бебеля, возвращающегося из госпиталя домой. Нет, до товарища Сухова артист уже не раз успел побывать в кино даже майором. И картина «Белое солнце пустыни» не стала дебютной. К тому времени артисту было 39 лет, он активно снимался, в том числе в главных ролях. Но такого персонажа и такой картины, которая стала бы любимой всеми, у Кузнецова не было. Ни до Сухова. Ни после. И почему так иногда происходит с хорошими актерами, не знающими простоя, не ведает, похоже, никто.

Рязанов перестал приглашать его

В случае с Кузнецовым надо признать: режиссеры слишком часто предлагали ему роли положительных во всех смыслах персонажей: политически грамотных, ответственных, порядочных. Он играл парторга, командира авиаполка, дивизионного комиссара, председателя колхоза, депутата. И, конечно, следователя… А скольких не сыграл?!

Анатолий Кузнецов.
Анатолий Кузнецов. 1970 год. Фото: www.globallookpress.com

Шутка сказать: Кузнецов трижды отказался от съемок в фильмах Эльдара Рязанова. Есть ли еще среди наших артистов такой же нагл… то есть смелый? В одной его картине — «Дайте жалобную книгу»  Анатолий Борисович все-таки поработал. Но ведь мог еще сняться в «Стариках-разбойниках» (в роли следователя Федяева), в фильме «Берегись автомобиля» (вместо Олега Ефремова, конечно)… После очередного отказа Кузнецова сыграть в «Гараже» председателя Рязанов перестал звать артиста. А ведь, казалось, это была не прихоть, не каприз. Иногда Кузнецов выбирал другого режиссера, предложившего работу раньше и, как ему казалось, интереснее. Порой просил позволить ему сыграть нормального человека, а не «положительную характеристику»…

«Толя тщательно изучал сценарии, соглашался, когда работа обещала быть интересной,  рассказывала мне в интервью вдова артиста Александра Ляпидевская, ныне уже тоже покойная.  И не расстраивался, если роль проходила мимо — например, Арсеньев в “Дерсу Узала” Куросавы».

«И Тихонов — Штирлиц. И что?»

Может, он был по-своему прав. Но получилось-то: фильмов много, а помнит народ в основном Сухова. Самого артиста это не расстраивало, лишь изредка он мог сделать обиженное лицо: «У меня десятки ролей, а вы все про Сухова спрашиваете». По большому счету он был счастлив, конечно: если есть такая роль, значит, не зря жил. Слава героев фильма была столь велика, что спустя 13 лет «Федор Иванович Сухов» даже попал в детский фильм «Приключения Петрова и Васечкина, обыкновенные и невероятные». А уж про особое отношение к картине всех советских (теперь и российских) космонавтов и так все знают.

«Толя был сдержанным, умным. Работать с Мотылем — огромная удача для любого актера. Тем более они хорошо понимали друг друга. Один скажет — второй подхватывает. Да, мужа часто “путали” с персонажем. Но он относился к этому философски: “И Тихонов — Штирлиц. И что?” И в шутку мог повторить слова героя: “Называйте меня просто — товарищ Сухов”». 

Перед завтраком играл на фортепиано

Надо отдать должное Кузнецову — простоев не было, а он еще успевал озвучивать зарубежные коллег. Это его голосом говорили в киноклассике Збигнев Цибульский и Станислав Микульский, Ричард Бартон и Марлон Брандо, Франко Неро и Ив Монтан, Жан-Луи Трентиньяна и Питер О`Тул, Омар Шариф и Генри Фонда. Подрабатывал и творческими вечерами во всех городах и весях. А в конце жизни увлекся исполнением песен вместе с профессиональными музыкантами, даже диски записывал. И утром перед завтраком обязательно играл на фортепиано. Что-нибудь джазовое.

Пел он всегда хорошо. Но из режиссеров только Владимир Басов рискнул использовать этот талант Кузнецова в картине «Случай на шахте восемь».

«Он вообще хотел стать певцом. Его отец обладал прекрасным басом, служил в Большом театре, а у Толи был хороший баритон, он даже поступил в училище имени Ипполитова — Иванова, но преподаватель вовремя заметила артистические способности и посоветовала перейти в Школу-студию МХАТ». 

59 лет с разлюбезной «Катериной Матвевной»

Со своей «разлюбезной Катериной Матвевной»  Александрой Анатольевной (дочь легендарного летчика, первого Героя Советского Союза Ляпидевского)  актер прожил 59 лет. И даже писал ей такие же душевные письма, как его Федор Иванович в картине Мотыля.

Однажды актер уехал сниматься в фильме об альпинистах «Путешествие в молодость». Горы снимали в Домбайской Поляне. Оттуда Анатолий писал своей Алечке. Там и осознал, насколько она ему дорога… Александра Анатольевна хранила послания всю жизнь. И всегда доверяла мужу.

«У нас было полное взаимопонимание, мы не ссорились, я не перечила. Да и к чему? Толя был фантастическим человеком. Сильным внутренне. А характер какой?! Все должен был знать, все уметь. Что угодно мог в доме починить. Любил мыть посуду: “Я в это время о роли думаю”».

К сожалению, уйти в другой мир Анатолий Кузнецов решил сам. А без него Александре Ляпидевской было не просто тяжело  невыносимо. Актер не оставил завещания, и за их трехкомнатную квартиру в Глинищевском переулке развернулась противная борьба самых близких родственников  дочери-искусствоведа, зятя и вдовы Кузнецова. Александра Анатольевна осталась совсем одна и вынуждена была жить на даче. Там, где 31 декабря обычно раскладывался большой стол, собирались друзья. И день рождения актера плавно перетекал в празднование Нового года…

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно