aif.ru counter
732

Фёдор Бондарчук: «Душу «цифрой» не заменишь»

"Аргументы и факты" в Беларуси № 1. Подписка закончилась? 07/01/2020
Фёдор Бондарчук.
Фёдор Бондарчук. © / www.globallookpress.com

«Москву мы перестроили»

Юлия Шигарева, «АиФ»: — Фёдор Сергеевич, в «Притяжении» вы «уронили» НЛО на столичное Чертаново. А в этот раз решили не ограничиваться одним районом? Аппетиты растут?

Фёдор Бондарчук: — Да, масштаб вырос. Мы оцифровали весь Центральный административный округ Москвы. После чего поняли, что по композиции это не то, что нам нужно, и начали менять здания, московские символы — высотки, Сити, скверы и памятники. Поэтому вторжение получилось виртуальным, а с реальной Москвой всё в порядке (смеётся).

— В прокат вы входите следом за «Звёздными войнами». Голливуд — это другие бюджеты, мощности. Такой конкурент вызывает здоровую злость или опасения?

— Это же не новость! Все мы давно живём в конкуренции с большими иностранными картинами. Иногда выигрываем... Во «Вторжении» титры идут 13 минут — это труд огромного количества людей. Там есть вещи, которые я никогда не снимал.

— Например?

— Например, огромный водный купол, который накрывает центр Москвы. Подводные, надводные, вертолётные съёмки на Камчатке, затопленные 12-тонные декорации на студии в Будапеште, немыслимое количество зелёных павильонов... Но от некоторых задумок пришлось отказаться. Когда мы готовились к съёмкам «Сталинграда», наш автор сценария Илья Тилькин написал ремарку: «Горела Волга». Эта ремарка стоила нам полмиллиона долларов и год в производстве. Поэтому тут мы сразу попросили наших авторов Андрея Золотарёва и Олега Маловичко: пощадите! Потому что, чтобы реализовать все фантазии, нужен был бюджет, сопоставимый с большими международными проектами.

Человек и его «зеркало»

— Картина будущего у вас в фильме получилась страшная — инопланетный разум, «хакнув» Всемирную сеть, устраивает ад и хаос.

— Но ведь мы же сами отдаём Сети наши «зеркала»! Представьте, сколько информации о себе каждый хранит в «облаке». Там, к примеру, есть три мои цифровые копии — они разных возрастов, их можно использовать вместо меня. У Иры Старшенбаум таких копий две. У Саши Петрова — три. Юра Борисов «цифровой» у нас под водой играет.

— Значит, не на пустом месте возникают опасения, что скоро необходимость в живых актёрах отпадёт?

— Первая бурная дискуссия возникла в конце 2000-х, когда вышел «Беовульф» Роберта Земекиса с технологиями захвата движения и компьютерным видеорядом. Тогда американская актёрская гильдия чуть ли не забастовки устраивала. Я до определённого времени даже не вибрировал на эту тему: ну как же, это невозможно, ведь глаза — зеркало души, «цифра» их не заменит... А когда недавно смотрел на «Нетфликсе» сериал «Любовь, смерть и роботы», то поймал себя на том, что начинаю сочувствовать цифровым героям.

— Живых актёров — в отставку?

— Я в таких случаях вспоминаю одну историю, которую режиссёр Григорий Константинопольский придумал как продолжение своей картины 1999 г. «8½$»: в недалёком будущем режиссёру надо заполучить в фильм большую звезду-бот Игоря Верника — живые артисты уже давно сами в кино не играют. Но денег на хорошо сделанного Верника не хватает, а хватает только на азиатскую подделку: выглядит как Верник, но говорит по-китайски.

А если серьёзно... Актёр создаёт определённые ролевые модели не только на экране, но и в реальной жизни — соцсети позволяют нам следить за его поступками, сопереживать, рождают желание подражать ему.

— А что это вообще за такая страсть — выкладывать каждый свой шаг в Сеть?

— Это очень тонкие настройки! У бабушек-дедушек, у родителей были альбомы, где хранились не только фотографии, но и воспоминания: этот жёлтый лист клёна положили 1 сентября, когда сын пошёл в 1-й класс... Или когда мне смартфон выводит на экран снимки, сделанные в этот день год-два назад, я ловлю себя на том, что с удовольствием рассматриваю их, проживая ещё и ещё раз те события. Это же наше желание сохранить себя во времени!

Но технологии постоянно развиваются. Увидев разработку Vera Voice, которой сейчас занимается Тимур Бекмамбетов, я был в шоке: эта технология позволяет сделать запись любого текста любым голосом — моим, вашим, президента страны... А теперь представьте, что на командный пункт приходит приказ о ракетном ударе, отданный голосом министра обороны. Как узнать — это правда или фейк?

— И что делать? Переходить на кнопочные телефоны?

— Знаете, я не люблю фильмы-назидания: мол, ты должен вести себя так-то! (Грозит пальцем.) Мне интереснее смонтировать в один большой эпизод приметы и детали времени и показать, что из этого может получиться. А как на увиденное реагировать? Я не знаю! Наверное, как мы сейчас — разговаривать, обсуждать, пытаясь найти ответы на какие-то вопросы.

— Герой Олега Меньшикова в фильме говорит: «Мы — люди, и нам дорога каждая жизнь. Поэтому помогайте друг другу!» Мы так редко произносим вслух такие простые слова, которые на самом деле очень важны. Время настало напомнить о них?

— А ещё заглавный титр «Вторжения» — слова английского физика-теоретика Стивена Хокинга: «Вселенная не значила бы так много, если бы не была домом для людей, которых ты любишь».

С одной стороны, да, потребность напомнить об этом есть — среда сегодня агрессивная. С другой — это некий ответ на критику, которая прозвучала в адрес «Притяжения»: что чертановскую молодёжь мы показали уж очень агрессивной. А ведь мы вставили в фильм реальные документальные кадры из известной истории с погромами на Бирюлёвском рынке!

— Но это не мы были — замечу в оправдание чертановских, так как сама там живу. Бирюлёво — это сильно в стороне!

— Мне тоже хотелось так кричать, наблюдая за тем, что в 2002, 2010 гг. устроили футбольные фанаты на Манежной площади. Я, коренной москвич, не узнавал свой город. Так что вживление реальных драк в картину — это был в том числе и мой разговор с самим собой. Попытка разобраться, откуда возникает эта агрессия по отношению к кому-то, кого не можешь понять, потому что он не такой, как ты.

— В фильме герои обсуждают, зачем нам нужны чувства — любовь, ненависть, если они так сильно осложняют нам жизнь...

— Сегодня в развитых странах, например, многие миллениалы теряют интерес к сексу. «...Я не готов идти на это, только чтобы избавиться от мнимого чувства одиночества. Да, если много работаешь, надо иногда расслабляться. Но это может быть хобби или кино. Секс для этого необязателен», — говорят они. Или в английском сериале «Годы» есть эпизод: родители думают, что их дочь никак не может определиться, кто она — мальчик или девочка. Заводят с ней разговор, и вдруг выясняется, что она создала себе цифровую копию, потому что хочет жить вечно, загрузив свой мозг в «облако». А что там происходит с её земным телом, которое её раздражает, ей не так уж и важно.

Так что сегодня мы являемся свидетелями некоей трансформации общечеловеческих настроек. И мне интересно попробовать собрать коллективный образ героя сегодняшнего времени. А выводы... Выводы зрители сделают сами.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых