aif.ru counter
3224

«Будете у нас на Колыме». Маленькие роли большого артиста Романа Филиппова

«Бриллиантовая рука», 1968 г.
«Бриллиантовая рука», 1968 г. © / Кадр из фильма

24 января мог бы отметить 85-летие актер, которого все советские зрители знали в лицо и лишь немногие – по фамилии.

Так сложилась судьба: сын артистов БДТ, волею случая оказавшихся в Крыму, Роман Филиппов играл в основном небольшие роли, крошечные эпизоды. Его имя всегда стояло в титрах где-то в конце, через запятую со многими другими. Если вообще стояло. Отчего-то не давали ему развернуться режиссеры. А ведь спрятать такой талант было непросто: рост 193 см, нехилая комплекция килограммов в 150, грубоватые черты лица. Еще и говорил редким басом профундо - очень низким голосом, который часто используется в церковном хоровом пении.

Мать и мачеха

Говорят, в детстве Рома даже хотел посвятить себя церкви. Но откуда у ребенка такое, не свойственное эпохе 1930-х желание, тем более что мама и папа – артисты?

Маму Анну Кудерман, к слову, мальчик не знал совсем. Беременная сыном, актриса-травести, игравшая детей и зверушек, до последнего выходила на сцену. В «Каблуковке» же (так, по имени Александра Каблукова, построившего лечебницу, называли роддом № 1 в Симферополе) произошло непредвиденное – спасти роженицу врачам не удалось. Но богатырь весом в 5 кг выжил.

Отец Сергей Александрович продолжал играть в Первом Советском театре (теперь Русский драматический им. Горького). Растить мальчика помогала бабушка. А спустя три года после смерти матери у Ромы появилась мачеха Ирина Сергеевна, которая воспитала его как родного. Тогда же главу семьи пригласили на работу в горьковский драмтеатр. В городе, где сливаются Волга и Ока, и прошло детство будущего актера.

Вердикт Веры Пашенной

Именно там, в школе № 8, Роман, не мечтавший о сцене, увлекся русской литературой. Учительница Роза Ивановна полюбила начитанного мальчика. Она же открыла в нем актерский талант (колоритным басом Рома «обзавелся» уже в школе, и басни в его исполнении звучали отменно). И даже отправила парня в драмкружок Дома пионеров. Вела его заслуженная артистка РСФСР, служившая в «драме» Татьяна Рождественская. Когда в Горький с гастролями приехал Малый театр, она попросила старинную знакомую… Веру Пашенную посмотреть ребят.

Вера Николаевна, к слову, уже была легендой театральной Москвы - народной артисткой СССР, лауреатом Сталинской премии, профессором Щепкинского училища. Говорят, увидев верзилу Филиппова – худого, загорелого, пришедшего на встречу с пляжа в пыльных тапочках, Пашенная не смогла сдержать улыбки: «У этого ребенка нормальный рост?» А услышав только его «Здравствуйте!», тут же выдала: «Поступайте в театральное!».

Усы дурика Володьки

Надо ли говорить, что в «Щепку» Филиппова приняли сразу и с удовольствием и учился он у самой Пашенной? Распахнуты были перед ним двери и Малого театра по окончании училища… Однако, отслужив какие-то три года, Роман вдруг взбрыкнул, пожаловавшись руководству, что есть хочет не меньше, а может, больше любого народного, на 88-рублевую зарплату же это делать сложно…

Терпеть выкрутасы неоперившегося птенца в Малом не стали. Поработав немного в театре им. Пушкина и в Москонцерте, актер решил уехать в… Минск. И не на съемки картины. А в Театр им. Янки Купалы, где спектакли игрались на белорусском. Условие знания языка ему поставили сразу. Думали, откажется, струсив. Филиппов согласился, не раздумывая. И максимум через две недели уже вышел на сцену.

Лингвистические способности у него были феноменальные. Как и где он их развивал, осталось тайной за семью печатями, однако, рассказывают, что в Минске он играл на белорусском, в Киеве – на украинском. Кроме того, читал на польском и чешском, снимался на немецком и английском, знал финский. Верится с трудом. Однако семь лет он все-таки прослужил в белорусском театре. Даже увлекся переводами поэзии.

Звание заслуженного артиста Белорусской ССР не заставило себя долго ждать. А тут подоспела и «Бриллиантовая рука» Гайдая, ставшая одной из самых кассовых лент советского кинематографа.

Сколько там Филиппов на экране? Минуты две? Три? Однако не запомнить посетителя в ресторане «Плакучая ива», достававшего Никулина вопросом: «Зачем усы сбрил, дурик?», невозможно. А фраза «Ну, будете у нас на Колыме…» вообще сразу ушла в народ.

В Малом театре поняли, что были не правы в отношении артиста Филиппова (вон уже и кинозвездой стал!) и снова позвали в Москву.

«Бриллиантовая рука», 1968 г.
«Бриллиантовая рука», 1968 г. Фото: www.globallookpress.com

В Минск за женой

Роман, конечно, обрадовался. Но уезжал-то он в Минск один, а возвращаться пришлось… втроем. В Беларуси актер женился, стал отцом дочери Анны, обзавелся квартирой. А в Москве нужно было снова налаживать быт…

К счастью, со второй женой Филиппову очень повезло (первый – тренировочный – брак не в счет). Катерина, как она потом признавалась, до обмороков любила мужа, многое прощала, поддерживала. Долгие годы она работала режиссером-педагогом по слову, писала учебники и программы по сценической речи, культуре общения. У профессора Филипповой учились многие телеведущие, певцы, актеры, в том числе Алла Пугачева, Клара Новикова, Ефим Шифрин.

Да и у Филиппова в конце концов в Малом все наладилось. Теперь его не обделяли ролями. Русская и зарубежная классика, пьесы Шукшина и Симонова – чего он только не играл! А вот в кино так и остался исполнителем небольших ролей. Хоть и дождался звания «король эпизодов» («Джентльмены удачи», «Старики-разбойники», «Девчата», «12 стульев» Гайдая, «Чародеи»).

Нет, на экране он явно не доиграл. Может, как раз потому, что слишком могучим был? Чересчур фактурным? Дай такому богатырю главную роль – никто же больше в кадр не поместится… Шутки шутками, но так и осталось загадкой, почему кинорежиссеры недооценили Филиппова.

Пожалуй, только мэтр Бондарчук не побоялся выйти за рамки стереотипов и предложил актеру сыграть патриарха Иова в «Борисе Годунове»… Но потом началось перестроечное кино. И надеяться на что-то выдающееся Филиппову уже не пришлось.

Деньги - нуждающимся

Жил он как многие в подобном актерском положении: театр – для души, кино – для денег. При этом часть зарплаты регулярно переводил в советский Детский фонд. А когда случилось землетрясение в Спитаке, и вовсе перечислил все накопленные на тот момент средства пострадавшим.

Балагур, острослов, весельчак, поэт, Филиппов часто говорил о себе: «Я не люблю выпить, я люблю напиться!» В этом состоянии он мог выходить на сцену, сниматься. Ничего не перепутать. И доиграть до конца. Шахматы, фехтование, конный спорт – все это тоже было в его жизни. 

А еще он 20 лет (после Александра Хвыли) был Дедом Морозом на Кремлевской елке. Зарплата – 800 рублей, личный водитель… Все серьезно. Филиппов очень дорожил этой «подработкой», говорят, даже немалые отступные платил дублерам в Малом, когда они подменяли его на время елок.

В январе 1992-го народный артист, как обычно, отыграл новогодние спектакли в Кремле. Отметил 56-летие. А 18 февраля его не стало: оторвался тромб…    

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых