8129

При каком строе мотивация к учебе выше?

№ 43 от 24 октября 2012 года 24/10/2012


43_11_03- Юрий Францевич, как Вы оказались в Северной Корее?

- Я закончил Минское высшее инженерное зенитное ракетное училищe войск ПВО (ВИЗРУ ПВО) в 1973 году, где потом преподавал дисциплины, связанные с математикой и информационными технологиями с1980 по1998 гг. Я был направлен в служебную командировку в Корейскую народную демократическую республику (КНДР) для обучения курсантов Академии Генерального штаба Корейской народной армии. Это было с1987 по1989 годы.  

- Что собой представляло северокорейское общество в то время?

- Наверное, почти то же, что и сегодня. Общество очень закрытое. Мы просили показать нам жилищные условия, в которых жили курсанты, но нам отказали. Зато нам организовали экскурсию в столичный родильный дом. В отделке пола родильного дома в Пхеньяне, столице КНДР, были использованы полудрагоценные камни типа нефрита, стояло современное оборудование западного производства, аппараты УЗИ, которые в СССР тогда еще были редкостью. Но такой роддом был один на всю страну. Такой же показушный был и единственный Дом пионеров.

Жилые дома в Пхеньяне в основном были пятиэтажные, система - коридорная, как пел Высоцкий. Рядом с квартирой - кладовка с застекленной (!) дверью. Дверь была застеклена, чтобы председатель ячейки видел содержимое кладовки. Как я потом выяснил от друга -  заместителя военного атташе, вся страна была поделена на ячейки по месту жительства. Пять семей – ячейка, во главе – председатель. Эти ячейки объединялись в домовой комитет, уличный и т.д.

- Прямо какое-то самоуправление…

- Нет. Это совсем другое. Председатель ячейки мог без приглашения входить в квартиру любой семьи и выяснять: о чем они говорят, что читают, что едят. В его обязанности входило составлять отчет после посещений и передавать куда следует. Это только одна пирамида. Такие же пирамиды составляли профсоюзы, Трудовая партия Кореи, армия. То есть была создана система тотального наблюдения за населением. Поэтому инакомыслие там было невозможно. За него человек мог быть осужден, а его семья отправлялась в провинцию, где в два раза меньше обеспечение продуктами. Обеспечение продуктами – это рис, капуста, рыба, соевое масло, которые выдавались населению от имени Великого вождя по определенным нормам за копейки. А в магазинах эти же продукты стоили в 5-7 раз дороже.

Чтобы купить наручные часы, корейцу нужно было копить деньги полгода. При этом у них еще проходило соцсоревнование, кто больше риса из пайка сэкономит и возвратит государству.

На 17 млн северокорейского населения армия в то время составляла около 3 млн человек.

- А какой при этом был уровень образования?

- Базовая подготовка курсантов, в принципе, была не плохая. К тому же они были очень добросовестными и старательными. По моим наблюдениям, там было престижно хорошо учиться. Интересно, что на тот момент у военных, благодаря собственной разведке, были уже персональные компьютеры, о которых в СССР еще мало знали. Но для дисциплин,  которые преподавал я, необходимы были большие компьютеры. Они были где-то, куда у нас не было доступа. Поэтому на лекциях задачи по программированию курсанты писали на листочках, которые потом куда-то отвозили и там проверяли.

-  Испытывали ли Вы дискомфорт от того, что преподаете военным тоталитарного государства?

- Нет. Я был советским офицером, с соответствующей идеологической подготовкой. Я никогда не сомневался, что социализм передовой строй, пока не узнал нюансы капитализма и не сопоставил с нюансами социализма. Я считал, что не вправе корейцам что-то рекомендовать, осуждать их тоталитаризм. В то время я и не знал такой термин: - тоталитаризм. Сегодня у меня нет сожаления, что я готовил специалистов для тоталитарного режима, но есть сочувствие корейскому народу за то, что он до сих пор живет в существующих на сегодняшний день условиях.

43_11_02

Строй не первичен?

- Имея такой опыт преподавания, можете ответить, зависит ли качество образования от социально-политического устройства?

- И да, и нет. В жестком тоталитарном обществе Северной Кореи стремление к карьерному росту очень мотивировало на учебу. Потому что, - не будет карьерного роста, не будет и большего пайка и т.д. Возьмем другую страну. В ВИЗРУ ПВО с нами учились вьетнамцы,  работоспособность которых потрясала. У них была другая мотивация – их Родина воевала с Америкой. В начале 70-х годов в Минском ВИЗРУ ПВО подавляющее большинство золотых медалистов были выходцами из Вьетнама.

В западном обществе иные мотивы: там престижно быть лидером в своей узкой сфере, и существует прямая зависимость качества жизни от уровня образования. В нашей стране такой зависимости не прослеживается. К тому же сегодня у нас наметилась тенденция: диплом ради диплома, а не ради профессионализма. А нет мотивации, нет и качества обучения.

При любых системах есть положительные и отрицательные моменты. И нужно уметь выбирать. У меня на этот счет есть свои соображения.

На мой взгляд, цена ошибок преподавания в начальной и средней школе не меньше, чем цена ошибок медиков. Поэтому школьные педагоги должны обладать профессионализмом не менее, а может быть, и более высоким, чем в высшей школе. И оплата труда учителя средней школы должна быть не менее оплаты труда доцента или профессора высшей школы. Тогда грамотные учителя придут и в сельские школы. Для чего это нужно? Я убежден (и получил реальное подтверждение этому на основе общения со студентами, преподавая им информатику и теорию автоматических систем), что льготное зачисление студентов из сельских школ приводит к тому, что мы готовим инженеров, не имеющих серьезной базовой подготовки. Да, ошибки инженера могут быть нивелированы его более опытными коллегами на производстве или в конструкторском бюро. А если человек с подобной базовой подготовкой в области химии, биологии и т. д. окажется врачом, фармацевтом или, что еще хуже, педагогом школы?

Мне кажется, что для качественного образования нужно сокращать количество мест в вузах. Но не наобум, а экономически обоснованно. Для этого нужно проанализировать, каково состояние нашей экономики сегодня, разработать планы, к чему стремиться через 10, 20 лет, чтобы проследить потребность отраслей экономики и готовить для них кадры более осознанно.

Нужно менять и финансирование системы образования. Необоснованные минимальные затраты на обучение и воспитание наносят нашей стране такой же вред, как и необоснованно большие затраты на Министерство обороны или МВД. К тому же, может, вместо трат бюджета на БРСМ целесообразно затратить деньги на реальное обучение детей и молодежи? Образованный молодой человек будет патриотом Родины уже в силу своей грамотности.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно