aif.ru counter
716

Последний герой. Почему больше не будет второго Фиделя Кастро

Фидель и Рауль Кастро (крайний слева) со своими сторонниками. Куба, 1959 г.
Фидель и Рауль Кастро (крайний слева) со своими сторонниками. Куба, 1959 г. © / www.globallookpress.com

Один из лидеров движения кубинской оппозиции Гонсало Эстевес, которому я позвонил утром в Майами с просьбой прокомментировать новость дня, грустно ответил: «Мне нечего сказать… Я в шоке». - «Постойте, вы же мечтали о смерти Кастро?» - «Всё правильно, ждал, как манны небесной. Но теперь у меня в душе пустота… Не знаю, что случится дальше. Я ненавидел Фиделя. Однако это был достойный человек». Дочь команданте Алина Фернандес, сбежавшая в 1993 г. от отца в США и отличавшаяся критикой как режима коммунистов на Кубе, так и его основателя, сказала мне в трубку голосом, полным слёз: «Перезвоните попозже. Я сейчас плачу». В этом - необычность человека, вошедшего в историю: когда он умер, рыдают даже враги.

Пришелец с Марса

В таких случаях принято говорить: ушла эпоха. Но вместе с Фиделем Кастро нас покинуло целое столетие. Выходец из семьи богатых землевладельцев, он воевал вместе с «барбудос» (бородачами) в джунглях, пил водку с Хрущёвым, размещал советские ракеты под носом у США и развил на маленьком тропическом острове лучшую медицину на планете. В нашем мире он казался инопланетянином, пришельцем с Марса, ведь трудно представить современного политика, не имеющего счетов в Швейцарии.

- Фидель всегда жил очень скромно, - свидетельствует Алина Фернандес. - Тут уж ничего нельзя сказать. Любой кубинец удивился бы, увидев личное жильё команданте. Тесная двухкомнатная квартирка обычного гражданина - ну разве что ремонт получ­ше. В гардеробе два френча и один костюм, пошитый специально для визитов в Европу. Еда на столе в обед - никаких изысков: тушёная курица и «мавры с христианами» - любимая на Кубе смесь чёрных бобов и варёного риса. Во времена сильного дефицита продуктов моя мать обратилась к Кастро с прось­бой достать для меня свежего молока. Курьер привёз бидоны на следующий день, но в дальнейшем Фидель этого не повторял: «Если народ на Кубе голодает, пусть тогда моя дочь голодает тоже». Лишь в одной вещи он себе никогда не отказывал - дорогом испанском вине, привык к нему с молодости.

«Большой ребёнок»

Даже ярая оппозиция подтверждала: Кастро жил сугубо на скромную зарплату, не думая запускать руки в госбюджет. Сейчас подобное поведение кажется если не сумасшествием, то уж точно фантастикой. Как каждая страстная натура, Фидель обожал женщин, и те платили ему горячей взаимностью - у «барбудо» остались 50 (!) детей, официальных и «побочных». На самом Острове свободы любвеобильность Кастро не только не думали осуждать - этим откровенно гордились. Команданте был атеистом, но и пальцем не трогал церковь, хотя не чурался… колдовства - личная кухарка Фиделя была жрицей культа вуду. Именно её действия якобы помогли главе революции уцелеть среди многочисленных заговоров и покушений. К концу его правления, как я наблюдал лишь несколько месяцев назад на Кубе, 90-летнего «патриарха социализма» никто в стране не любил, но при этом все уважали - его авторитет считался незыблемым. Он остался первым и последним человеком в мире, под чьим руководством крохотное государство Латинской Америки выдержало (пусть и с помощью СССР) полувековое экономическое эмбарго США - и в итоге американцы сдались, полностью отказавшись от санкций. Наряду с упорством и сме­лостью Фидель отличался крайней злопамятностью и обидчивостью. Он так и не простил, что СССР отказался от поддержки Кубы в 1990 г.

- Никита Сергеевич Хрущёв считал Кастро большим ребёнком, - говорит сын бывшего советского генсека Сергей Хрущёв. - Фидель обожал небывалые проекты: вроде "давайте застроим Кубу сталелитейными заводами" - и без разницы, что стране не нужно столько стали. Он по-южноамерикански восторженно игрался в социализм, тратя кучу денег и времени. Фиделя одолевали мысли сделать Кубу космической державой, он отправлял батальоны на войну в Эфиопию и Анголу и всерьёз мечтал о мировой социалистической революции, даже когда о ней перестали думать все остальные.

Старик и революция

Кастро почти до самого конца держался за свои убеждения. Даже когда Советский Союз развалился, команданте заявил: ерунда, Горбачёв слаб, но мы-то сильны, мы выстоим. И ведь действительно выстоял, найдя себе нового друга с дешёвой нефтью - ныне покойного президента Венесуэлы Уго Чавеса. Соратники по партии упорно уговаривали своего лидера на «социализм с китайским лицом» - жители острова устали жить с вечными отключениями электричества, получая еду по талонам. А Фидель, не желая это понимать, цеплялся за прин­ципы, ведь именно за них, будучи партизаном, он проливал кровь. В итоге ему пришлось сдаться - два года назад на Кубе появились частные рестораны, стало можно покупать сотовые телефоны и автомобили, всюду начали открываться «колхозные рынки». Все вокруг, кроме состарившегося команданте, хотели социализм «как в Пекине» и не желали классовой борьбы, чтобы приходилось ползти сквозь джунгли в потрёпанном френче с винтовкой в руке. Кастро посмотрел на всё это - и вскоре ушёл.

Кастро во многом суждено быть последним. Как говорится, таких больше не делают. Наш «дивный новый мир» не содержит романтики и идеалов о всеобщем братстве. 

Прощай, команданте! Если загробный мир действительно существует, не исключено, что когда-нибудь мы услышим от учёных: некий старый бородач во френче устроил там революцию.  

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых