aif.ru counter
4784

Юрист Михаил Барщевский: «Мне платили, чтобы я не работал»

"Аргументы и факты" в Беларуси № 28. Как отдохнуть этим летом, не выезжая из Беларуси 14/07/2020

Доктор юридических наук, профессор Михаил Барщевский рассказывает о том, как создавал первую в СССР адвокатскую фирму и почему из адвокатуры ушёл на госслужбу.

Америка подсказала идею

- Михаил Юрьевич, 30 лет назад вы создали первую в СССР частную адвокатскую фирму – что вас натолкнуло на эту мысль?

В 1989 г. я оказался в первой группе молодых советских юристов, поехавших на стажировку в США по линии «Культурной инициативы», организованной Раисой Максимовной Горбачёвой. Стажировку проходил в крупной американской юридической фирме, где было более 400 адвокатов. Тогда я своими глазами увидел, что такое рыночная экономика, и понял, что адвокат-одиночка и даже адвокат-универсал не могут обеспечить соблюдение интересов бизнеса. Необходимо разбираться в налоговом законодательстве, в гражданском, финансовом и банковском. И если клиент – предприниматель, то ему нужна группа адвокатов, в которой каждый будет специализироваться в своей сфере. Вот тогда у меня и родилась мысль, что нужно собрать большую команду специалистов и работать вместе, поскольку я тогда был бизнес-адвокатом.

 

Мои мечты о том, что через 5 лет у меня будет фирма, где тоже будет 400 адвокатов, оказались, конечно, чересчур оптимистичными. Но могу сказать, что к моменту моего ухода из фирмы в 2001 г. там работали 70 человек, а это считается действительно большой командой.

– А почему не получилось расширить фирму до 400 специалистов?

– В тот момент не было такого большого количества предпринимателей. Нельзя забывать, что тогда экономика США была на подъёме, и к тому же очень многие вопросы в те годы решались коррупционным путём или за счёт административного ресурса. Конечно, в Америке присутствовало и то и другое, но в гораздо меньшей степени, нежели у нас.

«Взяли на слабо»

– Вы получили известность не только как адвокат, но и как знаток клуба «Что? Где? Когда?». Как получилось, что стали там игроком?

– Получилось очень интересно. Я любил эту передачу и постоянно её смотрел. Ко мне как-то обратился производитель программы по какому-то вопросу как к бизнес-адвокату. В конце беседы я ему сказал – а что же у вас такая странная ситуация, что когда возникает спор между ведущим и игроками, то его разрешает ведущий. Так не положено, должна быть третья сторона.

Через день мне позвонил Владимир Яковлевич Ворошилов и сказал: «Михаил Юрьевич, что за идиотская идея у вас там?» Потом он приехал ко мне на встречу. Разговор начался весьма конфликтно, но, видимо, ему понравилось, что я не пасовал перед его авторитетом и имел свою точку зрения. В конце диалога он сообщил: «Вот вы и будете этим арбитром». Чего я никак не хотел, ведь понимал, что это не увеличит количество клиентов и не поднимет мой авторитет. Профессия адвоката достаточно консервативная, и специалист, принимающий участие в телевизионных программах, у клиента особого доверия не вызывает. Это популярность для телезрителей, но не для солидных клиентов.

Но тем не менее меня взяли на слабо, и я согласился. Так я оказался в орбите этой передачи и в течение длительного времени был защитником знатоков. Потом стал хранителем традиций, далее членом совета старейшин. Ну и несколько раз садился за стол в качестве капитана команды. Не могу сказать, что совсем уж безуспешно – рейтинг у моей команды был достаточно высоким. Но истинным знатоком себя не ­считаю, поскольку даже близко не обладаю той эрудицией, которая присуща профессиональным игрокам клуба «Что? Где? Когда?».

«Мёдом там не намазано»

– В 2001 году вы прекратили заниматься адвокатской деятельностью. Почему? Всего достигли и стало скучно?

– В общем-то вы сами ответили на свой вопрос. На тот момент я уже был доктором наук, профессором, достаточно известным адвокатом и имел большое количество учеников, которые стали успешными адвокатами. Что касается перехода на госслужбу, то мне было интересно, что же такого во власти привлекательного. Там что, мёдом намазано, раз все туда стремятся? Поэтому, когда я получил предложение поработать в правительстве, то сказал супруге, что максимум два года проработаю там. Любопытно же, хочу разобраться, что к чему. Но вот в апреле исполнилось уже 19 лет. Что могу сказать? Мёдом там точно не намазано. Зато есть одна очень важная для меня составляющая. От моих решений и действий меняется жизнь миллионов людей, надеюсь, в лучшую сторону. Плюс в какой-то мере мне удаётся влиять на развитие законодательства – опять-таки во благо моей страны.

– А сейчас вы участвуете в работе адвокатской коллегии?

– Я по закону не имею права заниматься адвокатской деятельностью, мой статус адвоката приостановлен. Но когда мои ученики хотят со мной посоветоваться по каким-то теоретическим вопросам права, мне это интересно и я с удовольствием даю советы. Перефразируя Экзюпери, скажу, что мы в ответе за тех, кого обучили. Не отказываю в просьбах помочь разобраться в той или иной ситуации, но с клиентами коллегии я, конечно, не общаюсь и в судах дела не веду.

– В 90-е жизнь была совсем другой, нежели сегодня. Какими делами, которые вы вели, особенно гордитесь?

– Есть такое понятие, как адвокатская тайна, поэтому не имею права даже спустя годы рассказывать о конкретных делах, которые я вёл. В основном в 90-е годы они были связаны с арбитражными спорами на весьма большие суммы. Интересные дела у меня были, когда работал адвокатом ещё при советской власти, вёл дела конкретных людей, в том числе уголовные и гражданские. Тогда я был универсальным адвокатом. Кстати, кандидатская диссертация у меня была по наследственному праву, и поэтому какое-то время вёл дела, связанные с разделом наследства, в том числе после смерти очень известных людей того времени. До сих пор меня привлекает наследственное право, и на днях выходит первый том моей новой книги «Наследство и наследники». Хотел написать книгу, предназначенную для широкого круга читателей – от профессиональных юристов до граждан, с множеством примеров из жизни и юридической практики. Надеюсь, у меня это получилось.

– Хотя бы без упоминания имён расскажите о каком-нибудь забавном случае в вашей практике.

– Вспоминается случай, когда клиент мне платил не за то, что я работаю, а за то, чтобы я не работал…

– Это как?

– Одна очень прибыльная сфера предпринимательской деятельности была разделена между шестью крупнейшими игроками. И один из этих игроков был моим постоянным клиентом. Так вот, он мне платил за работу, которую я для него делал, и плюс ко всему ещё и огромную сумму только за то, чтобы я не консультировал и не работал на его конкурентов. Видите, в жизни и такое бывает. Сам бы не поверил, не случись это со мной.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых