aif.ru counter
16244

Владимир Познер: «Не вижу возврата к СССР»

№ 15 от 9 апреля 2014 года 09/04/2014

 

Любая революция нелегитимна

- Владимир Владимирович, события в Украине разделили российское общество. Одни, как Андрей Макаревич, за условный майдан. Он, в частности, утверждает, что мы катимся обратно в «совок». Другие, которых, как я понимаю, большинство, утверждают, что Россия, вернув Крым, восстановила историческую справедливость. Вы к какому из этих мнений склоняетесь?

- Моё мнение, как обычно, не совпадает ни с тем, ни с другим. Не могу сказать, что мне нравится то, что произошло, но не могу заявить, что этому нет никакого оправдания. Когда в 1954 г. президиум Верховного Совета СССР принимал решение о передаче Крыма УССР, из 27 членов собрались 13, т. е. кворума не было. И уже тогда это было незаконно. Но тогда это был СССР - и Крым можно было подарить хоть Литве, хоть Узбекистану. Потому что даже в самых страшных снах Хрущёву не могло присниться, что СССР может исчезнуть. Когда же «разводились» в 1991-м, то (это уже грех Бориса Николаевича) Ельцин не поставил вопрос о возвращении Крыма России.

Нет никакого сомнения, что подавляющая часть жителей Крыма хотели остаться в составе России. В том, что произошло, в значительной степени вина самой украинской власти. Причём не только Януковича, а вообще всей власти, которая там была после того, как Украина стала независимым государством. Власть занималась не государственным строительством, а чёрт-те чем, в основном собственным обогащением. После «оранжевой революции», когда к власти пришли Ющенко с Тимошенко, многим казалось, что вот теперь будет совсем другое дело. Но они такого наворотили, что, когда пришло время вновь избирать президента, тот же самый Ющенко получил 5% голосов. Янукович выиграл выборы благодаря протестным голосам.

А чем он занимался? Тоже собственным обогащением вкупе с олигархатом. Конечно, людям всё это надоело, началось серьёзное противостояние, переросшее в революцию. И ни одна революция юридически не является легитимной. В России в 1917 г. власть смели одни, потом пришли другие, более радикально настроенные. И наконец, пришли совсем радикально настроенные - большевики. И то, что было задумано в феврале, оказалось вообще далёким от того, что было осуществлено после октября 1917-го. Нечто похожее сегодня происходит в Украине.

- Так мы катимся обратно в «совок»?

- Никакого возврата к «совку», на мой взгляд, в этом нет. И никакой попытки вернуть по кусочкам советскую империю пока я в этом не вижу, а вижу желание исправить историческую ошибку и нежелание обсуждать эти вопросы с Западом. Если это значит поссориться на какое-то время с США и Евросоюзом, то поссоримся.

- Большинство граждан Франции и Германии, о чём свидетельствуют опросы, против вхождения Украины в Евросоюз. Почему их лидеры не прислушиваются к голосам своих избирателей?

- Как мне представляется, политики европейских стран волей-неволей вынуждены прислушиваться к США, которые смотрят на Россию с раздражением, причём довольно давно. Если говорить упрощённо, то со стороны США это выглядит так: «Ребята, кто выиграл холодную войну? Мы. И проигравшие должны себя вести чуть-чуть по-другому. Понимаем, что вы должны расти, но мы-то рассчитывали, что вы будете расти потихонечку. А вы что-то очень быстро выросли да ещё стали проводить свои взгляды в жизнь...» Речь Путина в Мюнхене в 2007 г., когда он сказал, что Россия - великая держава, у нас есть свои интересы, и мы будем проводить свою политику, вызвала настоящий переполох. В связи с этим есть желание показать России её место. Американские СМИ - это я могу сказать по личному опыту - истерично в один голос, несмотря на всю свободу слова, выступают против Путина. Но при этом наиболее консервативные СМИ и политики поносят Обаму за «слабость», «нерешительность», «трусость», говоря, что Путин - «настоящий мачо», «лидер» и так далее. Это такая артподготовка к будущим президентским выборам. Европейцы, более искушённые, менее склонны доверять СМИ. Думаю, что этот накал в Европе будет гораздо слабее, чем в США.

Ограниченная зависимость

- Вроде бы в США большая свобода слова, чем у нас. Почему же американские СМИ столь однобоки?

- Это очень правильный вопрос, и на него нет простого ответа. Ещё лет 30 назад американские СМИ, в частности телевидение, были на самом деле независимыми. Телекомпания CNN, например, принадлежала Теду Тёрнеру, и он решал, что должно быть на канале. Так было почти с каждой телекомпанией. Но постепенно произошло поглощение всех главных телеканалов крупнейшими корпорациями, а они неизбежно тесно связаны с государством. Поэтому и получается, что все они поют как бы в один голос. Есть, конечно, общественное американское телевидение (PBS), есть небольшие кабельные сети, но у них гораздо меньшая аудитория.

- Получается, что свободы слова нет нигде в мире?

- Свобода слова, конечно, есть. Но это не значит «что хочу, то и говорю». Свобода вообще и свобода слова в частности всегда сопряжена с ответственностью. Член Верховного суда США Оливер Уэнделл Холмс-младший когда-то сказал, что человек не имеет права кричать «Пожар!» в битком набитом кинотеатре только потому, что хочет кричать «Пожар!». Понятно почему - последствия могут быть ужасающими. Что касается свободы СМИ, то это коридор. В одних случаях довольно широкий, в других - совсем узенький, но коридор. У коридора есть стены. И тот, кто попытается пробить стену, будет иметь неприятности. Это в любой стране. Так что, конечно, свобода слова в СМИ - это всегда понятие ограниченное.

Владимир ПОЛУПАНОВ                                            

 

 

Оставить комментарий (0)

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых