2487

Холст, масло: картины этого белорусского художника покупают во всем мире

"Аргументы и факты" в Беларуси № 4. Команда - болеть по-новому! 26/01/2021

Вы когда-нибудь видели Радзивиллов, тела которых захватили инопланетяне Чужие из фильма Ридли Скотта? Эти и другие причудливые образы воплощает в своих картинах Александр Некрашевич. Когда-то он был мальчиком из полесской деревни Бобрик, который любил рисовать, а сегодня это успешный художник, чьи работы выставляются в других странах.

Персональную выставку художника можно увидеть до 14 февраля в столичной галерее «Арт-Беларусь». «АиФ» поговорил с Александром Некрашевичем об основных «фишках» его творческого стиля и о сложностях работы в Беларуси.

Поиск своего пути

– Александр, нужно ли получить специальное образование, чтобы стать художником?

– У каждого художника своя стратегия. Лично я учился в белорусском лицее искусств им. Ахремчика. Потом поступил в БГАИ на отделение монументально-декоративного искусства. Для меня академическое образование было полезно и необходимо. 

– Но свободным творцом вы стали не сразу...

– Да, из-за финансовых трудностей я на три года уехал работать в Москву. Вместо кисти использовал аэрограф и тюнинговал средства передвижения – самолет, вертолет, катер, автомобили и мотоциклы. Также оформлял ночные клубы.

Но я понял, что это не мой путь. Я чувствовал себя несчастным, когда работал на заказчика, и хотел уйти в творчество. Вернулся в Минск, обустроил мастерскую, начал писать картины. В ход пошло всё: проектор и аэрограф; холст, кисточка и масло; алюминий и нитроэмаль. Постепенно появились предложения от галерей. Я выставлялся не только в Беларуси, но и в Украине, Австрии, Нидерландах. Сейчас географический спектр ещё больше расширился.

– А как продаются ваши работы?

– В основном, их покупают частные коллекционеры. Стоимость картин устанавливают галеристы, так как мои картины продаются через галереи. У меня средние цены по европейским меркам. Самая большая и дорогая работа – «Война миров».

У меня ушло примерно полгода на ее создание – трудился каждый день с утра до вечера. Но это был приятный процесс – я развлекался, играл со смыслами. 

Если успех измеряется деньгами, то я могу сказать, что успешен. Мне хватает средств, чтобы покрыть свои расходы. Конечно, есть художники, которые зарабатывают больше – но их творчество напоминает производство, фабрику с огромным количеством ассистентов. А я работаю в одиночку.   

Сопоставлять несопоставимое

– Вы упомянули «Войну миров» из проекта «Чужие». Это, наверное, ваша самая популярная серия работ. Какую связь вы увидели между инопланетянами из фантастического фильма и историей Беларуси?

– За основу «Войны миров» я взял картину Яна Матейко «Грюнвальдская битва» и добавил пришельцев. Чтобы понять смысл этой работы, нужно быть в курсе двух вещей: кто такие эти Чужие и какие события происходили в нашей истории. 

 

В фильме «Чужой» пришелец заселялся в человека, и тот становился кормовой базой для чужеродного организма. Происходила некая трансформация. В нашей истории тоже произошло немало изменений за последние двести лет – например, государственной символики, герба, гимна. Может ли в таких условиях сохраняться национальная самоидентификация? Я художник, и моя цель – не рассказывать, что плохо, а что хорошо, а отражать действительность.

– В других работах вы тоже часто наслаиваете образы...

– Я использую метод, изобретённый сюрреалистами. Например, в проекте «Боги и герои» я соединил героев античности и средневековья с современными образами. Мадонну Литта и певицу Мадонну, Геракла и персонажа Халка, Венеру Милосскую и Ксению Собчак. На создание этой серии работ меня когда-то вдохновили мои дети. 

 

А другой проект называется «Наполеон». Получается игра смыслов – есть слоеный торт «Наполеон», а есть моя серия картин, где я снял слои с императора на картине Жана Энгра «Портрет Наполеона на императорском троне». Сначала оставил без одежды, потом обнажил мышечную ткань, скелет, и так – пока не остался пустой трон.

Я часто создаю свои работы на основе картин европейских художников – это мой подход.

– Вы планируете оставаться в Беларуси?

– Думаю, да, хотя тут сложно. Логичнее было бы жить там, где твои картины продаются. Я много путешествую, организовываю свои выставки за границей, общаюсь с галеристами. Никто из художников других стран столько не ездит, как белорусы. Марк Шагал и Хаим Сутин тоже уехали в своё время. Ничего не изменилось за последние 100 лет.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно