5010

Вячеслав КОСТИКОВ: Исповедь Иванушки-дурачка

№ 34 от 21 августа 2013 года 21/08/2013

 

Часто весьма кардинально - в зависимости от множества факторов: личностей властителей, государственного строя и идеологии, от того, как чувствовал себя народ на фоне других государств. Менялись представления людей не только о самих себе, но и о других странах и народах: друзья объявлялись врагами и наоборот. Особенно много было врагов, реальных и мнимых. По ходу истории супостатами назывались то Швеция и Польша, то Франция и Германия, то Англия и Турция. За такими оценками часто стояли реальные угрозы, реальное соперничество. Но нередко - и политические фантазии, ложные страхи, личные амбиции и пристрастия правителей. Вспомним роман Л. Н. Толстого «Война и мир» и разговоры, которые вела тогдашняя элита в салоне Анны Шерер. В яростных спорах сталкивались русская, французская и английская «партии». Реальные интересы народа нередко затмевались или даже подменялись политическими и идеологическими фантазиями правителей и вождей.

Рецидивы безумия

Весьма показательна ситуация перед началом Первой мировой войны. Почти целое десятилетие общество находилось на мощном экономическом, научном и культурном подъёме. Перспективы развития казались радужными. Это был поистине «серебряный век» . По темпам роста мы шли «ноздря в ноздрю» с Америкой. Объективных потребностей для вступления в войну не было: России не нужны были ни новые земли, ни природные ресурсы, ни чужие рабочие руки. Всего хватало. Но были застарелые имперские амбиции: хотелось прихватить у Турции Константинополь, вступиться за православную Сербию, укрепить влияние на Балканах, поддержать статус великой державы.

Что получили в результате? Истощение казны, голодные бунты, «рост революционных настроений», развал армии, крах монархии и… «в награду за всё» - Октябрьскую революцию. Что народу дала революция, мы знаем теперь очень хорошо: «военный коммунизм», потом «социализм с нечеловеческим лицом», безжалостную к народу диктатуру, новое крепостничество для крестьян и… отставание на многие десятилетия, если не на целое столетие.

В течение почти всего ХХ в. страна жила в окружении не только реальных, но и множества мнимых врагов и придуманных друзей. Враги часто определялись не национальными угрозами, а историческими и идеологическими мифами. Друзья по классовому принципу назначались идеологами КПСС. Одним из последних рецидивов такого искажённого мышления было решение о вводе советских войск в Афганистан. «Для оказания братской помощи афганскому народу», как объясняла газета «Правда». По глупости этот шаг можно сравнить разве что с безумным решением Павла I послать русский казачий корпус в Индию, чтобы «насолить» англичанам.

Идеологически мотивированными были и решения о вводе советских войск в Венгрию и Чехословакию, а также о подавлении Берлинского восстания в 1953 г. - «для защиты завоеваний социализма». Всё это наносило нам огромный политический, моральный и экономический ущерб.

Сказки для Ивана

Отрезанный цензурой от источников информации доверчивый Иванушка долго верил, что он «оплот мира», «авангард передового человечества» и луч света для народов Африки, Азии и Латинской Америки. Эта вера рухнула фактически мгновенно под обломками КПСС и обрывками газеты «Правда». Протрезвевший Иванушка стал вместе с Алёнушкой подводить итоги своего идеологического лидерства. Итоги оказались горькими. Мы потеряли не только веру, но и почти всё, за что сражались в течение двух последних веков: земли, миллионы соотечественников, союзников, статус великой державы. Утрачено положение ведущей научной и индустриальной державы. Социологи, впрочем, утверждают, что люди продолжают испытывать гордость за свою историю и великую культуру.

После краха СССР страна политически повзрослела. Не до конца, конечно. У многих ещё кружится голова. У романтиков - от широты просторов, обилия рек, красоты берёз, границ «от края и до края». У людей державных - от обилия газа и нефти. Но заставить Ивана да Марью снова петь «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью» едва ли возможно.

Сегодня мы, слава богу, не ставим перед собой экспансионистских целей. Не тщимся вернуть себе Царство Польское или Финляндию. Примирилась с потерей Средней Азии и Прибалтики. Как говорят в народе: «Не до жиру - быть бы живу». По сути, чуть ли не впервые в истории ставится задача сохранения и приумножения народа.

Чего бояться?

В этой связи важно не замутить это государственное прозрение новой великодержавной бормотухой. Нужно внимательно присмотреться к тому, как сами - миллионы наших Иванушек и Алёнушек - оценивают свою нынешнюю судьбу. Какие видят угрозы?

В этом отношении интересен недавно опубликованный ВЦИОМ перечень национальных угроз и предпочтений. Оказывается, страхи и опасения рядовых граждан заметно отличаются от тех, которые внушают им гадатели. Население всё меньше и меньше верит в то, что угроза исходит от США. И неудивительно: за советские годы людей так перекормили «американской угрозой», что их до сих пор тошнит от этих консервов. Опасение вызывает и то, что патриоты славянофильского разлива хотят развести нас с Европой и поженить с Азией. Не готовы люди жертвовать своим и без того скудным кошельком и во имя «славянского братства». Да и сами братья-славяне не слишком торопятся вернуться в объятия России.

Граждане учатся мыслить прагматически. Среди актуальных угроз они видят не угрозу американского империализма или европейского либерализма, а чрезмерное число чужих людей, чужих танцев и платочков на улицах, рынках и в школах. Людей тревожат упадок науки и образования, демографический кризис, экологические последствия изношенности промышленной и коммунальной инфраструктуры.

Среди серьёзных угроз называют «истощение запасов нефти и газа». И вот что в этой связи интересно: хотя эта угроза весьма отдалённая (говорят, что хватит лет на 50), этот страх свидетельствует о весьма низкой оценке населением профессионализма властей. В сущности, это упрёк в том, что власть живёт ближайшим днем. Мы почти ничего не производим. Нет промышленной политики. Почти всё - от самолётов до асфальтовых катков, от лекарств до женских прокладок - мы покупаем за границей. Народ не понимает, куда министры девают нефтяные и газовые миллиарды. И начинает всё чаще спрашивать: а что будет, когда кончится нефть? Не грозит ли нашим внукам участь аборигенов?

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно