8593

Вячеслав Костиков: Грех думать о еде?

№ 35 от 27 августа 2014 года 27/08/2014

А многие ли сегодня помнят, что такое «арматура пролетариата»? Так рабочие называли кости с остатками мяса, продававшиеся в советских продуктовых магазинах под видом супового набора. Сегодня, особенно молодому поколению, трудно поверить, что ещё два десятка лет назад, чтобы более-менее достойно помянуть ушедшего из жизни человека, в продуктовом магазине нужно было показать справку о смерти: родственникам усопшего выдавались продуктовый набор и несколько бутылок водки. При свадьбе тоже полагалась продуктовая помощь.

Вспоминать об этом горько. Ещё горше думать о том, что любимая наша страна никак не научится извлекать уроки из тех времён. Реальные действия по обустройству страны постоянно подменяются какой-нибудь очередной яркой инициативой, новым «вызовом», новым юбилеем, но чаще всего - мечтой об очередном пришествии (обычно через 10-15 лет) светлого будущего. У нас с промежутком в несколько лет появляются новые мечтатели, «богоискатели» и «богостроители».

Суп из топора

Вот «посол» РПЦ на молодёжном форуме на Селигере протоиерей В. Чаплин тоже предавался грёзам: «У России есть особая миссия, но она лежит не в сфере экономики или политики. Миссия заключается в том, что она знает единственный путь, ведущий к Богу». Понятно, что при такой высокой ноте думать об австралийских бараньих котлетках, французских винах, итальянском «пармиджано» или испанском хамоне не просто совестно, но и грешно.

Народ это, видимо, осознаёт. И неудивительно, что, прослышав о запрете на ввоз иноземных сыров и мяса, он тут же заверил власть в полной поддержке и изготовился варить суп из топора. А социологи зафиксировали (если использовать биржевую терминологию) новый «подскок» рейтинга обитателей высших политических чертогов. Интересно то, что население и в самом деле решительно отметает опасения (64%), что ограничительные меры могут создать проблемы для семейного стола и бюджета. Да и какие могут быть у народа проблемы, если Управление делами президента РФ закупило в этом году более 1 млн бутылок элитного вина, увеличив поставки по сравнению с 2011 г. более чем в 10 раз!

А между тем в страну возвращается почти забытое ощущение того, что «нас окружают». Число тех, кто считает, что стране угрожают многочисленные внешние и внутренние враги, за семь лет подскочило до 60 с лишним процентов. Но есть и хорошие новости: социологи утверждают, что на фоне этих угроз стала крепнуть консолидация общества. Опросы свидетельствуют, что народ окончательно разлюбил оппозицию и подстраивается под «линию партии». Консолидируется.

Пасть порвём!

Консолидация - явление, безусловно, хорошее. Это залог стабильности. Но у консолидации может быть и оборотная сторона. Консолидация (если она не результат экономического роста, а плод пропаганды) снижает способность общества к критическому самоанализу. А при лошадиных дозах пропаганды она может принимать и уродливые формы: «Пасть порвём», «Всех затопчем». При этом не только глушатся голоса оппозиции (в том числе и конструктивной), но и становятся ненужными оценки экспертного сообщества. Власть отвыкает (или уже отвыкла) от диалога с обществом и даже не пытается объяснить народу, что происходит со страной. Почему, например, чтобы запустить программу замещения импортного продовольствия и западных технологий отечественными, потребовалась мощная встряска в виде санкций? Почему, купаясь десятилетиями в нефти, мы оказались без современного бурового оборудования? В каком подвале министры отсиживались все последние годы? Может быть, в винном?

Отпущение грехов

Консолидация общества очень полезна во времена прорыва, модернизации. Так было, например, в 1930-е годы в СССР. Народ видел, как после гражданской войны, после разрухи, голода и мора страна поднималась и росла буквально на глазах. Кинохроника тех лет показывала: вводятся в строй новые плотины, заводы, каналы. Страна славила учёных, инженеров, рабочих. Это действительно были «будни великих строек». И, видя это, народ был готов не только подписываться на государственные займы развития, но и петь «Марш энтузиастов»:

В буднях великих строек,

В весёлом грохоте,
в огнях и звонах,

Здравствуй, страна героев,

Страна мечтателей,
страна учёных!

Но в годы застоя искусственно возгоняемый восторг перед действиями власти заглушает сигналы бедствия. Такая консолидация служит своего рода «индульгенцией» - отпущением грехов за просчёты элиты и беспомощность властей. Проповедь того, что «миссия страны лежит не в сфере экономики и политики», свидетельствует лишь о том, что голос в стране обретает та часть элиты, которая обращена лицом в прошлое. Но перед лицом новых вызовов нам нужны не новые Платоны Каратаевы, не заплесневелое «толстовство», а люди, способные провести активную модернизацию. Стране нужна активная политика.

* * *

В советские времена большим успехом пользовалась пьеса Н. Погодина «Кремлёвские куранты». 1920 год. В стране голод, разруха. Профессор Забелин торгует спичками у стен Кремля. Остановились часы на Спасской башне. Ожидая старого часового мастера, Ленин беседует с приехавшим в Москву английским писателем и мечтает об «электрификации всей страны».

Англичанин: Вы мечтатель, мистер Ленин. Перед вами огромная, плоская, замерзающая страна, скорее с азиатским, чем с европейским населением, страна, испускающая смертельный крик... А вы мечтаете дать ей электричество...

Ленин (весело): Приезжайте к нам через десять лет.

Это знаменитое ленинское «приезжайте к нам через десять лет», похоже, до сих пор воодушевляет и наших политиков, и наш народ. Такая уж у нас особая порода: мечтательная. У нас и время особое. Мечтательное. Напоминает время в песочных часах: вроде бы идёт, а на самом деле пересыпается. Как говорят в народе, «из пустого в порожнее».

35_04_02

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно