5172

Крысиные тропы. Обозреватель «АиФ» нашёл тропу террористов в Турции

№ 30 от 21 июля 2015 года 21/07/2015

Нетуристическая Турция — совсем не то, что привыкли видеть наши соотечественники. Да, на роскошных курортах Антальи и полных экзотики экскурсиях в Стамбуле всё кажется сплошным Диснейлендом. Однако южные турецкие провинции вроде Мардина — это нищие деревни, зар­платы по 400 лир (около 150 долларов) в месяц, блокпосты на дорогах. Именно здесь процветает бизнес «ишаков» — тех, кто переправляет к боевикам «Исламского государства» (ИГ)* десятки тысяч добровольцев из разных стран, включая и Россию. Даже на фоне скандала с Варварой Карауловой (москвичкой, пытавшейся сбежать к исламистам) мой визит не заинтересовал «погранцов» в аэропорту Стамбула. Подумаешь, небритый мужик с паспортом, полным сирийских и иракских виз, прибыл с билетом до аэропорта на границе с Сирией. Я поселился в Нусайбине, 100-тысячном городке напротив сирийского Эль-Камышлы, — моя гостиница находилась всего в трёхстах (!) метрах от пограничной охраны.

Среди бела дня

Со мной заговорили сразу же, как я вышел из отеля: видимо, чужака «сдал» персонал. 47-летний Юсуф неважно знает английский, и мы общаемся на ломаном арабском. Он носит в Сирию «товар» — сигареты и водку, назад тащит оружие и бензин. «Хочешь с нами? — говорит “ишак”. — 200 долларов, отсутствие проблем гарантируем». Появляется мысль: меня либо пытаются обмануть, либо это попросту игра спецслужб. Тем более я уже видел пограничные заграждения — столбы в 2,5 м высотой, вышки с пулемётами, колючая проволока. «Да неужели? — в ответ на мои сомнения хмыкает Юсуф. — Хорошо, давай покажу тебе наглядно». После пятиминутной прогулки вдоль границы выясняется — в проволоке зияет огромная брешь: тут могут пройти хоть десять человек, а не только я один. «Заходи, тебя не остановят, — приглашает контрабандист. — Хотя безопаснее ночью вместе с моими подручными. Сейчас придётся дать взятку сирийцам, а это дороже». Я захожу за проволоку. Буквально в 50 метрах стоят бронетранспортёры турецкой армии. Однако солдаты не обращают на меня внимания. А ведь два часа дня, светит солнце, всё видно как на ладони! Я бреду по тропинке к сирийской территории — нарочито медленно, мимо живописных римских развалин. Попадается пара табличек «Осторожно, мины!», но, похоже, они здесь сугубо для вида. За 10 минут я добираюсь до Сирии — там меня встречают сразу два ряда колючей проволоки: да уж, без «спецов» не обойдёшься. Возвращаюсь назад: арестовывать меня никто и не думает — солдатам всё равно. Переход боевиков в Сирию — обыденная здесь вещь.

Вот так выглядит официальная граница (хотя и тут нет проблем перебраться). Фото: АиФ/ Георгий Зотов

Мафия джихада

С началом «арабской весны» и захвата пограничных земель «Исламским государством» контрабанда стала основным источником существования курдских деревень на юге Турции. Из «халифата» исламистов на север переправляют ценности из разграбленных музеев, а также имущество казнённых христиан. Особой популярностью пользуется кустарный бензин с захваченных боевиками нефтяных месторождений: ежемесячно его ввозят в Турцию на сумму примерно в 100 млн (!) долл. А вот что идёт с другой стороны? По словам жителей Нусайбина, спецслужбы целыми грузовиками отправляют современное оружие для исламистов. Когда собирается большая группа добровольцев из Европы, пограничная охрана им не препятствует: если дело происходит ночью, она освещает (!) дорогу до Сирии будущим боевикам. На границе нет даже видеокамер: после этого не удивляешься информации, что за последний год из Турции к исламистам перешли около 30 тыс. (!) «борцов за веру». Кроме показательных задержаний вроде Варвары Карауловой проблем у «путешественников» не бывает. Цена за переход в зависимости от участка разнится — от 200 до 800 долл. с человека.
А дальше, через пять минут, - брешь, иди кто хочешь. Фото: АиФ/ Георгий Зотов

«Второй раз будет скидка»

Ночью в Сирию меня ведут сразу двое проводников — Хасан и Саид, обоим по 10 (!) лет. Их отцы воюют в горах в отрядах «Курдской рабочей партии». Посредник Юсуф забирает себе три четверти цены, ребятам на двоих остаётся лишь пятьдесят баксов. В использовании контрабандистами детей заложен смысл — если турки вдруг решат арестовать малолетних нарушителей границы, их придётся отпустить. Очень темно, но Хасан и Саид знают тропу на ощупь. Они безошибочно находят брешь в проволоке, и мы оказываемся в Эль-Камышлы — охрана границы со стороны Сирии также отсутствует. Ещё десять минут, и пацаны приглашают меня в дом своего дяди Ибрагима, угощают чаем. Перебирая чётки, дядя обстоятельно объясняет — город контролируется курдским ополчением, однако за 300 долл. меня могут вывезти за пределы блокпостов и направить на дорогу в Ракку. «Ведь вам туда нужно?» — уточняет Ибрагим. И здесь всё ясно: Ракка — столица «халифата» исламистов. Мне не задают вопросов, кто я и что мне тут надо. Интересуют лишь деньги. Объясняю — мол, нужно посоветоваться «с друзьями» в Нусайбине, и вообще, каковы гарантии. Хозяева возмущены — «фирма» надёжная, жалоб не было. Кроме того, отправка целой группы «туристов» в Ракку обойдётся дешевле.

Я возвращаюсь в Турцию под утро. Окончательно ясно: задержание Варвары Карауловой стало возможно лишь благодаря резонансу, из-за которого к её поиску подключились спецслужбы. В остальном такие операции — не более чем шоу. Целые дивизии «джихадистов» спокойно идут в Сирию при одобрении турецких властей... «Курдская рабочая партия» воюет против ИГ, но аналогично не мешает проводу через границу добровольцев. Как объяснил мне функционер повстанцев: «А что делать? Людям на границе тоже надо кормить своих детей». На следующее утро около отеля я вновь встречаю Хасана и Саида, они весело машут мне руками. «Поедешь на джихад, брат? — улыбается их шеф Юсуф. — Второй раз будет скидка».

*Верховный суд РФ признал ИГ террористической организацией и запретил её деятельность на территории России.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых