30196

Где бизнес с человеческим лицом?

№ 5 от 3 февраля 2010 года 03/02/2010

Потомственный фабрикант, с детских лет вращавшийся в среде русских предпринимателей и купечества, С. Морозов знал, о чём говорил. «Наш промышленник - слепой человек, - развивал он в разговоре с М. Горьким свою мысль. - Его ослепляет неисчислимое богатство страны сырьём и рабочими руками». Сам Савва Тимофеевич, хотя и был большим знатоком и покровителем культуры, предпочитал ходить в сапогах… Изменился ли русский капиталист за прошедшие сто лет?

Из какой шинели?

У нынешних богатеев немало общего с их дореволюционными братьями по классу. И у тех и у других, в отличие от европейских предпринимателей, не было длительного делового и социального опыта. Европейская деловая мораль веками прорастала из цеховых отношений и протестантской этики самоограничения.

Русский дореволюционный капитал не успел освоить эти уроки. Его неопытность, неорганизованность и жадность в немалой степени предопределили и судьбу Февральской буржуазной революции, и последующий захват власти большевиками.

Новому русскому капитализму вроде бы легче. Он может опереться не только на теорию «развитого капитализма», но и на послевоенный европейский опыт взаимодействия бизнеса, государства и общества. Но на ногах наших предпринимателей, как тяжёлая гиря, висит совсем ещё недавняя практика бандитской приватизации. Да и первичный опыт многих (если не большинства) российских миллионеров и миллиардеров - это опыт советских фарцовщиков, челноков, спекулянтов компьютерной техникой, первых советских кооператоров и комсомольских вожаков. В голосе и манерах российского бизнес-сообщества ещё ясно слышны и отголоски недавнего воровского прошлого. «Шинель», из которой вырастает наш бизнес, - это не только «красный пиджак» нового русского, но нередко и телогрейка советского вора в законе. Неслучайно в нашей попсовой культуре так откровенно звучит тюремный фольклор.

Грязи - по колено

Халявная и спекулятивная родословная российского бизнеса особенно ясно проявляется в том, что предприниматели не хотят (а часто и не умеют) инвестировать не только в длинную, но и в среднесрочную перспективу. Основной двигатель нашего обогащения - это короткая спекуляция на бумагах, валютных курсах, предпочтительнее - на заёмных деньгах. Нынешний всплеск рейдерства и восьмикратный (в условиях кризисного 2009 г.) рост экономических преступлений свидетельствуют о том, что Россия не вышла (как нам ещё недавно казалось) из стадии бандитского капитализма. Крови стало меньше, но грязи в деловых отношениях ещё по колено.

Тот факт, что спустя 15 лет после перехода от социализма к капитализму мы (в том числе и руководство Центрального банка) не знаем истинных владельцев многих банков, а руководители некоторых бизнес-структур не более чем подставные лица, говорит о том, насколько ещё велико в нашей экономике присутствие теневого капитала.

«Наш рынок капитально коррумпирован, криминализирован и монополизирован. В теневом обороте гуляет 600-800 млрд рублей», - признал на днях председатель Комитета Госдумы по безопасности Владимир Васильев. По данным Росстата, в тени находится пятая часть российской экономики. Всемирный банк оценивает масштабы «тени» ещё выше - в 49 %. По данным Генпрокуратуры, особенно велика доля нелегального бизнеса в Южном федеральном округе: до 60 %. Отсюда и повышенная активность южного криминала. Тюрьма, что называется, плачет по многим, часто очень известным российским именам. И неслучайно, что при первых же признаках прокурорского гнева «авторитетные бизнесмены» бегут за границу. Благо личные самолёты всегда наготове.

Код поведения

Сомнительное происхождение значительной части крупных состояний, боязнь силового или чиновничьего перезахвата, необходимость делиться с властью - всё это поддерживает психологию богатых временщиков. Отсюда стремление спрятать капитал за границей, создать в Лондоне запасное убежище для семьи. Отсюда и безмерное мотовство нуворишей. «Гуляй, Гаврила, завтра фарт может кончиться».

Запад с недоумением наблюдает нравы российского бизнеса. Похождения русских бизнесменов за границей, быт за стенами рублёвских дворцов, наряды и поведение « светских львиц» стали частью попсового и телевизионного фольклора. Об этом рассказывают анекдоты, снимают сериалы, пишут модные романчики. К сожалению, власть уклоняется от оценок, смотрит на всё это со снисходительной усмешкой (пройдёт, как похмелье), а нередко и участвует в модных тусовках. И создаётся атмосфера вседозволенности и всемогущества больших денег. «Гуляют все!»

* * *

Кризис показал, что родовые пороки российского бизнеса никуда не делись. Они продолжают развращать экономику, политику, мораль. До сих пор не обозначены чёткие правила взаимодействия государства, бизнеса и общества. Различным сегментам бизнес-сообщества позволено играть по разным правилам. От одних уже требуют, чтобы они мыли руки при подходе к Кремлю, а другим позволяют залезать в государственное корыто в нечищеных сапогах.

А между тем объявленная модернизация требует чётких, равных, основанных исключительно на законе - словом, европейских - правил игры для всех. Без прочистки авгиевых конюшен и без чистых сапог никакой поездки в стиле модерн не получится.

Вячеслав КОСТИКОВ

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно