3383

Швейцарский путь. Как за 200 лет стать одной из богатейших стран в мире

"Аргументы и факты" в Беларуси № 11. Было время - и цены снижали... 12/03/2019
Экс-президент Ален Берсе во время сессии Генассамблеи ООН.
Экс-президент Ален Берсе во время сессии Генассамблеи ООН. АиФ

О том, как она работает, «АиФ» поговорил с главой отделения посольства Швейцарии в Минске господином Клодом АЛЬТЕРМАТТОМ.

- Господин Альтерматт, в прошлом году Интернет облетело фото президента Швейцарии Алена Берсе, запросто присевшего на бордюр во время сессии Генассамблеи ООН. Это типичное поведение для ваших политиков?

- Это абсолютно нормальное поведение для швейцарцев. Наши политики не хотят выделяться среди остального населения. Это плохо воспринималось бы обществом.

Корни такого отношения - в нашей истории. Многие века в Швейцарии не было дворянства и деления на классы. Мы все равны. На рынке Берна вы легко можете встретить члена правительства, спокойно гуляющего без охраны.

- Берсе возглавлял Швейцарию в 2018 году. Годом ранее у руля была Дорис Лойтхард, а сегодня президент - Ули Маурер. Почему в вашей стране лидеры меняются каждый год?

- За сотни лет у нас сложилось очень плохое отношение к культу личности. Поэтому для швейцарцев важно разделение власти. Уже в первой швейцарской Федеральной конституции 1848 года было прописано: руководство Федерального совета (правительство) должно меняться ежегодно.

В Швейцарии страной правит коллегиальное правительство, состоящее из семи министров. Они по очереди назначаются на пост президента сроком на один год. Фактически глава государства - это первый среди равных.

Такая модель политического устройства гарантировала стабильность Швейцарии. За последние 170 с лишним лет у нас не было ни мятежей, ни революций, ни войн, ни правительственных кризисов.

- Если остановить швейцарца на улице и спросить, кто сейчас президент, он ответит?

- Может и не ответить. Хотя сегодня швейцарцы лучше знают своих политиков, чем еще несколько десятилетий назад. Все-таки в последнюю четверть века наши главы государств стали чаще мелькать в СМИ, выезжать за рубеж. До 90-х годов XX века швейцарский президент вообще не имел права совершать официальные визиты.

- Почему?

- В народе царило убеждение: правительство должно быть дома. Мы хотели отделить себя от внешнего мира. Официальные визиты ассоциировались с церемониалом, принятым у королей и других монархов, а мы стремились к всеобщему равенству.

Кроме того, мы еще и долгое время отказывали главам других государств в официальных визитах. Уже после Второй мировой войны швейцарский народ постановил, что Конфедерация будет официально принимать гостей на высшем уровне не чаще одного раза в год, а с 80-х годов - не чаще двух раз в год. 

Нет запретных тем

- Швейцария знаменита не только своими часами, сырами и банками, но также референдумами. Это правда, что в вашей стране они проходят так часто, что граждане уже начинают терять к ним интерес?

- Конституция 1848 года установила, что Швейцария – современное правовое государство. По ней все мужчины, а с 1971 года и женщины имеют всеобъемлющие права, в том числе право принимать решения.

С тех пор состоялось более 620 федеральных референдумов. И это не считая голосований на уровне общин и кантонов.

Последние 30 лет всенародные голосования проходят 4 раза в год. Я лично участвовал в них 120 раз и высказал свое мнение более чем по 300 вопросам.

Процент участвующих в выборах колеблется: от 86% в 20-е годы XX века до 27% в 70-е годы XX века. В среднем явка составляет 45%. Поэтому нельзя сказать, что швейцарцы теряют интерес к референдумам. Напротив, мы - одна из самых политизированных наций, даже если сравнивать с жителями стран Евросоюза и США.

- Я слышал, на голосование можно вынести любой вопрос. Представим ситуацию: уроженец Беларуси со швейцарским паспортом собрал подписи за то, чтобы белорусский язык стал пятым государственным в Конфедерации наравне с ретороманским, итальянским, немецким и французским. Ему позволят провести референдум?

- Почему бы и нет? Основное условие - собрать 100 000 подписей. Федеральная канцелярия зарегистрирует инициативу, после чего Федеральное собрание даст совет о вынесении ее на референдум. У нас нет Конституционного суда, поэтому такие вопросы решает парламент. Как правило, он не отказывает, чтобы не лишать народ права власти.

- Референдумы – это и есть главное преимущество той самой прямой демократии, которой славится Швейцария?

- Это не преимущество, а право, которое народ получил в демократической борьбе. Это наше право принимать решения. Вообще референдумы - часть швейцарской политической культуры. Есть статистика: в мире состоялось всего более 1000 референдумов, и большая часть из них – в Швейцарии.

Цены «кусаются»

- Средняя зарплата в Швейцарии - около $6000 в эквиваленте. После вычета налогов остается около $5000 (данные усредненные, ведь в каждом кантоне свое налогообложение). Сумма большая даже по европейским меркам. Насколько дорого жить в Конфедерации?

- Цены на продукты примерно вдвое выше, чем в Беларуси, и примерно на 60% выше, чем в соседних странах Евросоюза: Франции, Италии и т.д. После Исландии Швейцария - самая дорогая страна Европы и столь же дорогая, как Норвегия. При этом у швейцарцев высокая покупательная способность, выше, чем у норвежцев, исландцев, люксембуржцев, французов и т.д.

Основные расходы среднестатистических домохозяйств приходятся на обязательное медицинское страхование. В отличие, например, от Беларуси, у нас здравоохранение частное. Обязательная медицинская страховка стоит около 200 франков ($200) на человека. Сумма не привязана к доходу, она фиксирована и каждый год увеличивается. Если у вас жена и двое детей, то вы отдаете в месяц на страховку около 1000 франков ($1000). Это существенно для тех, у кого небольшие доходы.

Проблема медстрахования - в числе важнейших для швейцарцев.

- Есть мнение: швейцарцы такие богатые, потому что у них много банков. А на самом деле?

- Богатство Конфедерации складывается из сочетания множества факторов. Например, высокой работоспособности, умения создавать качественный дорогостоящий продукт с использованием новейших технологий, а также продавать этот продукт на внешних рынках. Чтобы был результат, нужны стабильность, доверие партнеров и высокий авторитет. Но это не достигается одномоментно. Мы шли к успеху веками. Еще 200 лет назад швейцарский народ был очень бедным. Исторический факт: российский царь Александр I помогал голодающим швейцарцам продуктами.

Что касается банков: сейчас они играют меньшую роль в швейцарской экономике, чем еще 10 лет назад. Сегодня основное значение имеет промышленность. Приведу пример: только 2,5% всех наручных часов делается в Швейцарии. Но на них приходится 57% общей стоимости! За часы люксовых брендов покупатели могут заплатить стоимость, эквивалентную стоимости однокомнатной квартиры в Минске. 

Еще пример - кофе. Швейцария - мировой лидер торговли кофе, хотя он у нас не растет. В Конфедерации аккумулированы большинство мировых торговцев этим напитком, в том числе такие производители конечной продукции, как, например, Nespresso. Я был на гигантском предприятии Nespresso в Швейцарии. Там работают всего 20 человек! Основной объем продукции производят роботы.  Таким образом, преимущество Швейцарии в том, что она может производить товары, которые дорого стоят и которые люди хотят покупать.  

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно