aif.ru counter
708

Сердцу не прикажешь. Врач-кардиолог — о том, как лечить гипертонию

"Аргументы и факты" в Беларуси № 29. Грибы, ягоды, рыбалка... 21/07/2020

Мужчине в 35 лет нужно познакомиться с кардиологом, считает академик Юрий Беленков.

Что ещё нужно делать, чтобы не было болезней сердца? Как вести себя сердечникам летом? Об этом кардиолог и терапевт с мировым именем рассказал «АиФ».

Перепрограммировать смерть

-  Юрий Никитич, в одном из недавних интервью вы сказали, что 87% пациентов неправильно лечат гипертонию. Почему?

- Не совсем так. Есть такое понятие, как целевой уровень артериального давления, т. е. не выше максимального значения нормы: скажем, 135–138 на 89. Нормальное давление – это 120 на 80 для любых возрастных групп. Есть нормальное повышенное давление – это показатели до 139 на 89. Так вот, мы, кардиологи, хотели бы, чтобы все пациенты с артериальной гипертонией в результате лечения достигали этих цифр. Однако, к сожалению, таких мало. В среднем 20%, возможно, даже немного меньше. Я не говорю, что они не лечатся. Лечатся. Но неадекватно, т. е. либо используется не та дозировка лекарств, либо сами препараты подобраны неправильно. Человек приходит на приём. «Я регулярно принимаю препараты». – «А какое у вас давление?» – «150…» Значит, неправильно подобрано лечение! Кстати, инсульт может произойти и при давлении 160–170, если оно резко подскочило, а пациент всю жизнь был гипотоником. Поэтому цифры давления 150–160 – это высокий риск сердечно-сосудистых осложнений: инфаркта, ишемической болезни сердца, инсульта.

– Врачи заявили о росте людей с сердечной недостаточностью. Почему так? Вроде много лет уже боремся со всякими сердечными недугами на уровне государства.

– Объясню. Сердечная недостаточность – это финальный этап всех заболеваний сердца: инфаркта, гипертонии и т. д. Когда я только пришёл в практику – это было 47 лет назад, – смертность от инфаркта составляла 55%, т. е. каждый второй умирал. Сейчас в хороших клиниках смертность – 6–7%. Значит, спасать жизнь научились. А вот спасать сердце, миокард, к сожалению, пока нет. Что происходит? Прошёл инфаркт, часть сердца выключилась из работы, и у пациента развилась сердечная недостаточность. Раньше до неё просто не доживали. Как мы говорим иронически: сердечная недостаточность – это поражение от успеха. Чем больше мы спасаем жизней больных с ишемической болезнью сердца, тем в перспективе больше возникает сердечной недостаточности. Чем хуже мы лечим артериальную гипертонию, тем больше будет диастолической сердечной недостаточности. Чем меньше мы оперируем пороки сердца – то же самое. 

– Слышала такую теорию. Есть механизм запрограммированной смерти. Спасли, допустим, человека от инфаркта, так у него вскоре развивается рак, и он всё равно умирает, но от онкологии.

– Могу сказать одно: все мы когда-нибудь умрём. Такова жизнь, к сожалению. Да, если человек не умер от инфаркта, он живёт дольше. А если он живёт дольше, то имеет выше риск заболевания раком – особенно если есть соответствующая генетика, предрасположенность – смерти близких родственников от онкологии.

– Эпидемия коронавируса может повлиять в сторону увеличения сердечных заболеваний и смертности от них?

– Вопрос очень неоднозначный. Смогу ответить на него только через год. Смертность, конечно, будет повыше после эпидемии COVID-19. По многим причинам. Люди просидели в изоляции 2–3 месяца. Понятно, что на это были причины. Но… низкая физическая активность, холодильник близко, психологический стресс – всё это здоровья не прибавляет. Мы до сих пор не знаем, насколько тяжёлые будут последствия у переболевших COVID-19 с точки зрения кардиологии.

Да, было много миокардитов (воспаление мышцы сердца), перикардитов (скопление жидкости в полости перикарда), почти 47% тяжёлых пациентов имели сердечные аритмии в ходе заболевания. Но чтобы сделать выводы, мы должны ещё наблюдать.

Чем помочь метеопату

– Нынешнее лето в основном радует погодой, но случаются резкие перепады: то +15, то за +30. Многие начинают хуже себя чувствовать.

– Почему самочувствие ухудшается? Помните песенку про то, что у природы нет плохой погоды? В этом есть глубокий смысл. Например, жители Африки, скажем в Сахаре, не мучаются от жары, потому что они за тысячелетия привыкли существовать при высоченной температуре и отсутствии влаги. А вот если бедного сахарца поместить к нам зимой, ему точно будет плохо. Так же и жители средней полосы страдают при наступлении непривычной жары. Поэтому человек плохо переносит не погоду, а её резкую перемену. В случае с метеозависимостью возможны два варианта. Если человек болен – у него ишемическая болезнь сердца, артериальная гипертония и при этом ухудшается самочувствие при перемене погоды, ему нужно посоветоваться с врачом. Любой доктор, который ведёт пациента уже не один год, всегда знает, как действовать в такой ситуации. Скажем, если в жару у человека давление обычно падает, он предложит уменьшить дозу препаратов. Если при изменениях климата – давления, магнитного поля и т. д. – давление повышается, порекомендует откорректировать дозу в сторону увеличения.

Если человек не болен, но он метеопат, т. е. обладает повышенной чувствительностью к погодным факторам, ему можно принимать мелатонин. Это гормон сна. Он производится участком головного мозга, который называется «шишковидное тело». Гормон мелатонин управляет биологическими ритмами, по которым мы живём, – суточные, месячные и т. д. Его недостаток может привести к тому, что эти ритмы срываются. Это же происходит при резкой перемене погоды. Мелатонин помогает её легче перенести.

Плюс ко всему метеозависимым людям можно принимать растительные препараты из группы адаптогенов – это левзея, китайский лимонник, элеутерококк в меньшей степени, потому что всё-таки это лёгкий стимулятор. Они облегчают адаптацию к переменам.

Восстановить потери

– Говорят, что пожилые умирают от недостатка соли, особенно летом. Поэтому им нужно пить подсоленную воду. Это правда?

– Да, это давнишний рецепт восполнить потерю микроэлементов и избежать сгущения крови, а значит, риска образования тромбов. Профессиональные спортсмены ведь тоже пьют не чистую воду после интенсивных тренировок, а сбалансированный раствор. Там и натрий, и калий, и магний – всего понемногу. С потом из организма уходят соли. Поэтому в жаркую погоду воду можно подсаливать. Либо употреблять минеральную воду, необязательно газированную, но с пометкой: «столовая», потому что лечебные минеральные воды имеют высокое содержание солей, их всё же должен рекомендовать врач. Но и увлекаться солёным не стоит. В пожилом возрасте большое количество соли неполезно. Это способствует уже вторично задержке жидкости. Допустим, вы съели несколько солёных огурчиков, вам хочется пить. Вы пьёте больше жидкости. А если человек болен, то это может привести к повышению давления.

– Что полезно делать всем?

– Каждый человек должен знать свой вес, уровень артериального давления, холестерина, сахара в крови. И не просто знать, а стараться достигать целевых уровней. Конечно, хвататься за тонометр 8 раз в сутки тоже нельзя. Оптимальный вариант – измерять давление максимум 3 раза в день: утром, в рабочее время и вечером. И соответ­ственно этому принимать решение. Если стабильно выше 140 – марш к доктору. Вообще мужчине в 35 лет нужно прийти в поликлинику и познакомиться с кардиологом. Рассказать, кто чем болеет в семье: скажем, папа страдает ишемической болезнью сердца, мама – гипертоник, дедушка умер от инсульта… И задать врачу вопрос: «Что делать?» Врач предложит определить холестерин, артериальное давление, уровень глюкозы, массу тела. И примет решение, нужно ли сейчас начинать пить препараты или можно ограничиться здоровым образом жизни. Разговоры про ЗОЖ всем уже, наверное, надоели, но это и правда самый эффективный метод профилактики. Здесь тоже нужен здравый смысл. Не надо делать трагедию из пустяка: вот прибавил 2 кг и теперь умру. Но если у человека вес под 100 кг, а рост 160 – то да, он в группе риска. Это надо честно ему сказать. А потом он сам принимает решение, как быть.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых