368

Запутались в своих теориях. Как ковид-диссиденты в трех соснах блуждают

На фоне пандемии коронавируса люди стали наблюдать множество разнообразных и интересных для себя явлений в обществе. Ведь оно, такое разнородное, резко поделилось на два лагеря — тех, кто волнуется за последствия разгула коронавирусной инфекции, и тех, кто решил пойти по пути отрицания. Последние, кстати, как отмечают эксперты в разных отраслях, — крайне опасные социальные элементы.

Синонимов для людей, которые отрицают вирус или не согласны с действующими мерами, много — их называют и covidiot (такое определение предлагает онлайн-словарь Urban Dictionary), и ковид-диссиденты. Как правило, под этими терминами имеют в виду два типа людей. Одни — те, кто отрицает очевидное: вирус пришел, он опасен, люди гибнут, медики на пределе. Другие — те, кто любит посеять панику и сами ей подвержены. Тут речь идет про тех, кто добровольно запирается за семью замками, перед этим упаковавшись провизией и необходимыми товарами на все случаи жизни на несколько лет вперед.

Диссидентство у нас в крови

При этом вторая категория, как отмечают специалисты, менее опасна, так как тихо забивается в угол и ждет развития событий, чтобы дальше действовать по ситуации.

Особые переживания у общества и экспертного сообщества, а также правительств разных государств вызывают так называемые диссиденты. Вообще слово «диссидент» в переводе с латыни означает «несогласный». Иногда под этим термином понимают инакомыслящего. Если разбирать официальное определение, то под термином понимают человека, отстаивающего свои взгляды, расходящиеся с общепринятыми. Как правило, речь идет о конфликте личных убеждений с господствующей доктриной.

Раньше слово «диссидент» четко ассоциировалось с другой опасной инфекцией, ухудшающей качество жизни человека, ВИЧ. Словосочетание «ВИЧ-диссиденты» известно давно. Так, например, отрицателей этого явления знали еще в 80-х годах прошлого столетия. Они утверждали, что нет связи между вирусом иммунодефицита и СПИДом. Причем такое озвучивали и представители мира науки, а порой и медики. Кроме того, в числе тех, кто был уверен, что ВИЧ можно отмыть в душе, был и президент ЮАР Табо Мбеки.

Российские медики уверены, что диссиденты по любому поводу есть в любом обществе. Они отмечают, что раньше одни отрицали ВИЧ, другие — гепатит С, а сейчас появились те, кто не хочет признавать наличие COVID-19.

«Есть такой этап отрицания в принятии реальности: нет, этого не может быть, это не про нас, нас это не коснется. Но, с другой стороны, сейчас уже достаточно много времени прошло, чтобы люди начали тестировать реальность. Они не то что какие-то сумасшедшие, которые оторваны от реальности и считают, что нужно просто на пустом месте саботировать, что не существует опасности коронавируса. Они просто тестируют реальность, и в их реальности, в их тестах отсутствуют на самом деле какие-то страшные примеры. Потому что, если человек в реальности сталкивается со страшным примером, который касается его близкого, он начинает носить маски, сразу говорит, что мы раньше не верили, но когда у нас кто-то умер, мы изменили мнение», — говорит психолог Ирина Савенкова.

Разные виды

Ковид дал людям проявить свои таланты буквально во всей красе. Причем таланты их оказались многообразны. Специалисты сегодня делят таких отрицателей на несколько видов. Одни — те, кто не верят в инфекцию вообще, отрицают полностью ее существование. Главный аргумент — «у меня никто из знакомых не болел/не болеет/болеть не будет, а значит, вы все обманываете».

Другие — те, кто верит в наличие инфекции, но называет ее «гриппом». Тут те же теории — «переболеем все, ничего страшного не происходит, цифры не пугающие» и т. д.

Третий тип — те, кто не верит в принимаемые меры защиты от ковида. Маски вредны и опасны и, наоборот, приводят к болезням, перчатки — вообще бредовая идея, дистанцироваться глупо, а сидеть дома — смерть в принципе. Такие теории, пожалуй, звучат чаще других, потому что тут можно ярче показывать свое несогласие с системой, бунтовать, идти наперекор.

Главные опасности диссидентства

Казалось бы, каждый может верить, во что хочет, иметь свое мнение. И, пожалуй, никто особо не озадачивался бы на тему диссидентов, если бы не тот факт, что они не просто обсуждают в своем кругу свои убеждения. Наоборот, в их действиях есть стремление к массовости и агрессии. Такие люди очень активно нарушают установленные правила и предписания. Отсюда и советы отказаться от масок, выбрасывать перчатки и не соблюдать дистанцию. 

При этом диссиденты нередко идут на прямое нарушение. Так, сегодня медики говорят про бессимптомных носителей болезни. Они отмечают, что за счет появившихся более точных и тонко настроенных тестов могут себе позволить использовать такой термин, так как раньше у них попросту не хватало средств и материалов, чтобы выявлять таких носителей болезни в случае с другими инфекциями. А сейчас они появились. Ковид-диссиденты же уверены и настаивают, что это диагноз ненастоящий и, соответственно, бояться не стоит. Хотя факт, что люди, отличающиеся носительством вируса без каких-либо симптомов, еще более опасны, чем те, кто открыто болеет, уже неоднократно доказан. Ведь они, не зная о своей болезни, активно ее распространяют. А для кого-то встреча с ними может стать смертельно опасной.

Тут важно понимать: если человек из группы риска, который вынужден, например, поехать в поликлинику или его присутствие на работе требуется обязательно, потому что он не может покинуть свое рабочее место ради самоизоляции, встретится с таким носителем, дело может закончиться плохо. В связи с этим и были предложены меры по соблюдению общей безопасности, которая позволит защитить не столько себя, сколько окружающих. Всего-то достаточно носить маски в присутственных местах, и все. Однако ковид-диссиденты видят в этой просьбе ущемление их прав. И иначе как «намордники» маски не называют. Результат столь безответственного отношения можно наблюдать не только в России, но и во всех крупных государствах, где каждый день статистика по выявленным инфицированным бьет антирекорды.

Также ковид-диссиденты нередко ведут себя как дети — они не желают соблюдать карантин, подвергая других максимальному риску заражения, сбегают из обсерваторов (весной таких историй было огромное количество), выходят до ближайшего магазина («я же только за молоком»). А уж сколько отрицателей даже не удосуживались сообщить о своем контакте с инфицированным человеком и при этом не использовали никаких средств защиты от себя других — и вовсе не перечесть. А нередко такие несогласные даже сбиваются в целые группы.

Ярким примером могут служить ковид-вечеринки, которые проводили студенты в Алабаме. Они запустили ряд мероприятий (и это в период жестких ограничений в стране), куда приглашали всех желающих. При этом не все приходящие гости знали, что среди них есть зараженные новой инфекцией люди. Цель таких тусовок — проверить, кто заразится, как все пройдет, и прочие наблюдательные эксперименты. Для тех же, кто заразился бы первым, был даже предусмотрен денежный приз. Власти, узнав о таком, конечно же, приложили максимум усилий, чтобы прекратить подобные развлечения, ведь в США на тот момент за подобные действия было предусмотрено наказание — как штрафы, так и заключение.

Еще один громкий случай с диссидентами, которые называют себя антимасочниками, произошел в Барнауле. Там случился целый бунт в трамвае. В ходе спровоцированной акции (а что она была именно такой, эксперты и не сомневаются) были задержаны 17 человек. «Антимасочники» зашли в трамвай на двух остановках, следующих друг за другом, на замечания кондуктора не реагировали, вели себя агрессивно, снимали все происходящее на телефон и постоянно провоцировали скандал. Кстати, съемка на телефон — один из признаков диссидентов. Им даже предлагали маски, чтобы только трамвай поехал, однако они отказывались. «Главная зачинщица бунта отказывалась, говорила, что она ничем не больна, в масках не нуждается, а рассказы о COVID-19 — это чьи-то больные фантазии, направленные на ограничение ее конституционных прав», — отметил очевидец происходящего в трамвае Михаил Жуков.

На Южном Урале противники противоковидных мероприятий и вовсе устроили драку с полицейскими. В одном из магазинов Миасса посетителя попросили надеть маску, однако он этого делать не стал. Дальше он вступил в противостояние с полицией, отказавшись пройти к автомобилю для составления протокола об административном правонарушении. В результате сотрудникам полиции пришлось применить силу, чтобы доставить нарушителя в отделение. Но у него нашлись и свои защитники — двое мужчин, являющихся его приятелями, напали на полицейских. Результат — зачинщика арестовали на двое суток, его друзей — на трое. И таких историй собирается далеко не по одной каждую неделю.

Нередко все они сопровождаются агрессией. И это объяснимо. «Это форма непонимания. Я не понимаю, что происходит, почему меня сдавливают, лишают чего-то. Это нормальная закономерная паническая реакция на непонимание. Почему я должен маску носить, если другие этого не делают? Когда человек длительное время пребывает под давлением, волей-неволей ему нужно разрядиться. Есть спонтанные формы разрядки, которые он использует для этого. Тут не только протест непонимания, но и протест против давления. Потому что большинство людей и так постоянно находятся под давлением не только извне, но и самих себя на себя. А когда еще дополнительно что-то присоединяется ограничительное, человек так и реагирует — рвет, не носит, искажает правила, нарушает, чтобы хоть как-то отвести это напряжение», — говорит Алексей Мелехин, кандидат психологических наук, клинический психолог высшей квалификационной категории.

И тут нужно просто найти для себя другую отдушину. Ведь открытая агрессия может закончиться плохо.

Теория заговора

Также диссидентские теории нередко строятся на теориях всемирного заговора. Так, мало кто сегодня не слышал про противостояние с вышками нового сигнала сотовой связи 5G. Версий много — от всеобщей чипизации от таких вышек (хотя вышки, транслирущие сигналы 4G, никого так не пугали) до облучения и распыления различной магнитной пыли. Такая теория, отмечают специалисты, и вовсе не выдерживает никакой критики. «Давайте включим логику и попробуем понять, что с этим человеком происходит. Когда в эфире звучит гипотеза, что кто-то сговорился и хочет нас всех убить, то у мозга есть два выбора: либо признать, что „никому я не нужен, кому это надо“, либо признать, что „я очень важный и нужный“. А теперь вспомните кого-то из тех, кто верит в теорию заговора. Способен ли этот человек вынести информацию „ты неважный, незначимый, никому до тебя дела нет“? Для многих соприкоснуться с этим настолько болезненно, что им проще уйти от такого предположения и поверить, что он значимый, до него „есть дело кому-то Большому и Важному“. Пусть это вам кажется нелепым, но этот выбор более выносим для определенных людей», — говорит психолог Ирина Савенкова.

При этом зачастую объяснить свою уверенность в массовом зомбировании и последующем апокалипсисе такие люди не могут. «То, что это очевидный фейк, — для таких людей это не аргумент. Поэтому лучше мягко, не споря, выяснить аргументы собеседника и попытаться найти в них слабые места. Спросить, например, откуда об этом известно. Как просочилась информация про чипы? Кто их изготовил? Эти люди или корпорации заинтересованы в том, чтобы все об этом знали? Если нет, то почему допустили утечку? Только в таком формате диалог может получиться», — говорит тренер по ораторскому мастерству, доцент Волгоградского института управления РАНХиГС Юрий Ветютнев.

Понять, почему люди готовы обманываться, несложно, отмечают специалисты. Они даже уверены, что принцип распространения таких инфовбросов крайне прост. «Во-первых, теории заговора позволяют человеку очень быстро и без лишнего анализа получить несложное объяснение происходящему. Во-вторых, такие вирусы воздействуют на наши эмоции, а они, в свою очередь, не позволяют разумно рассмотреть причину явления. Таким образом, перед нами проблема нехватки инструментов анализа информации», — отмечает Дмитрий Скворцов, кандидат философских наук, эксперт по аргументации, герменевтике и критическому мышлению.

При этом люди, верящие в мировой заговор, нередко проявляют недюжинную агрессию. Так, например, в Северной Осетии сожгли вышку 5G, расположенную возле селения Ногир. Жители посчитали, что она каким-то образом будет их облучать и чипировать, вследствие чего решили избавиться от проблемы кардинально — уничтожив на корню.

Мнение психолога

Специалисты уверены, что появление ковид-диссидентов возникает не на пустом месте. И этому есть несколько объяснений. «Тут можно три основные причины выделить, почему появляются такие несогласные. Первая — это по большей части отрицание как защитный механизм, потому что люди не понимают, что произошло, что это за вирус, о чем он, каковы риски. Люди, стремясь к определенности, отрицают любую неопределенность, поэтому и проявляется такое течение.

Второе — это внутренняя искаженная картина болезни. Потому что зачастую мы на здоровье смотрим с точки зрения внешних факторов и данных. А когда сталкиваемся с вирусами, например, происходит внутреннее искажение — а как это коснется меня, а какие последствия будут. Кроме того, важным нюансом является еще и семейный фактор — человек относится к себе и здоровью так, как его родители относились.

Третье — это наличие такой вещи, как пограничное расстройство личности. Сюда можно отнести антисоциальные, демонстративные, эпатажные формы, когда я это делаю, чтобы показать неповторимость собственного „я“, показать, как я отличен от других, что я могу повлиять на другого», — отмечает Алексей Мелехин, кандидат психологических наук, клинический психолог высшей квалификационной категории.

Кроме того, специалист отмечает, что, когда мы говорим про отрицание, есть и такой нюанс, как нарциссическая индивидуализация — защитный механизм, когда человек вроде бы все понимает, но рассуждает от противного: меня это не коснется, он начинает обесценивать. «Говоря про диссидентов, мы видим и пограничные расстройства личности, отмечаем демонстративность, ищем способ показать, что я выше вас, я не вписываюсь в вашу панику», — говорит Алексей Мелехин.

Что касается теории заговора и прочих таких утверждений, тут тоже все объясняется с точки зрения психики довольно просто, говорит психолог. «Человеку свойственно архаическое мышление, его бессознательное пробует сформировать некое понимание того, что происходит, что проще. Проще поверить в то, что существует какая-то мутация какого-то определенного вируса, или проще по большей части придумать и сформировать магическую трактовку — заговор, влияние лучей и т. д.? Это форма упрощения, форма интерпретации, так человеку проще структурировать и понять, что происходит. У людей с магическим (архаическим) мышлением большая эмоциональная нестабильность, они и чаще начинают бунтовать», — отмечает Алексей Мелехин.

Лидеры мнений

Специалисты отмечают, что особый вред наносят ситуации, когда к делу отрицания подключаются лидеры общественного мнения. Так, например, британский премьер-министр Борис Джонсон в свое время отрицал коронавирус, считал, что все это несерьезно. Ровно до тех пор, пока сам не заболел и даже не оказался в реанимации. После он уже неоднократно отмечал, что вирус оставил тяжелые последствия в его организме, да и восстанавливался он не как после обычной простуды.

Еще одним ярким примером служит телеведущая, модель и блогер Виктория Боня. Ее рассказы про вред вышек 5G цитировали и транслировали все, кто только можно. При этом с учетом того, что у нее около 8 млн подписчиков в одном только Инстаграме, можно понять размах бедствия, ведь какой-то процент из них ведомый, который на слово верит всему, что говорит их кумир.

И это самое страшное в данной ситуации — люди оказываются подвержены влиянию ковид-диссидентов, они также начинают кивать на то, что почему кто-то гуляет свободно, а я должен сидеть дома, носить маски, соблюдать требования и т. д.

И нередко психика людей, которые добросовестно выполняют предписания, страдает от такого напора и нажима, вследствие чего они «ломаются» и тоже начинают нарушать режим. Защититься тут можно. «Первое, чем опасны такие диссиденты, — это эмоциональное заражение. Я пациентам просто сравниваю таких отрицателей со скунсом. Вы можете подойти, можете погладить, что-то с ним сделать, но он вас обязательно пометит. И, когда он пометит, придется отмываться. Тут то же самое. Если вы видите, что человек такого плана, надо понять, что вас настораживает в первую очередь. Ключевым моментом будет отношение к собственному здоровью. Нужно уметь задавать себе вопросы: как я понимаю, что такое эта инфекция, для чего я ношу эту маску, каковы мои ценности. Например, я не надену эту маску, поддавшись на влияние, ради чего? Что лучше — заявить о своих настроях и отрицании или сохранить себя для детей, работы и т. д. Также важно уметь распознавать, на что я ловлюсь — на провокации, фразы и т. д. Тут важна работа с собой, над своими внутренними убеждениями. Когда человек сам себя связал со своими ценностными ориентациями — это хорошая прививка от воздействия таких диссидентов», — отмечает Алексей Мелехин.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых