3036

В «листе ожидания». Музкритику Артемию Троицкому - 60 лет

№ 25 от 16 июня 2015 года 16/06/2015

Работать - зыбко

- Артём, говорят, вы теперь редкий гость дома, что вас заставило переехать в Таллин? Столица Эстонии стала музыкальной Меккой?

- В Таллин я переехал со всем семейством в первую очередь из-за того, что работы на родине для меня явно не хватает, а в Эстонии мне её предложили. Помимо преподавательской деятельности, веду музыкальную радиопередачу, пишу колонки в эстонские газеты. Я по-прежнему являюсь российским гражданином, в Москве и Петербурге бываю каждый месяц. И нахожусь в «листе ожидания». Общаясь с людьми моего профессионального круга, вижу, что все они тоже живут как под дамокловым мечом: боятся увольнения, понижения зарплаты. Так что работать дома стало очень тревожно и зыбко из-за кризиса.

- Насколько я знаю, в Америке тоже несладко живётся. Вы же сами сказали, что она «многих обманывает ложным благодушием и всеобщим комфортом. А на самом деле там страшно напряжённая жизнь и за фасадом благополучия - свои дыры».

- Да, в мире нет идеальных мест для жизни. В Америке тоже полно проблем. Я бывал там много раз, пару раз даже работал, а лекции там читаю постоянно. Американский образ жизни мне не очень нравится - он очень изнурителен. Там существует не номинальный, как было в СССР, а реальный культ труда. И если человек хочет, не имея какой-то денежной «подушки», пожить в своё удовольствие, заниматься творчеством, выключиться из этого гигантского механизма зарабатывания денег, ему там приходится несладко. Для меня до сих пор актуален образ Америки из фильма Чарли Чаплина «Новые времена», где его сперва бросает к конвейеру, а потом засасывает в механизм с шестерёнками.

Смотрю со стороны

- С возрастом, как я гляжу, оптимизма у вас сильно поубавилось?

- Несомненно, я стал пессимистичнее. Главный повод для пессимизма в том, что, глядя на происходящее в мире, я вижу, что жизнь в ХХI веке, наша человеческая цивилизация покатились куда-то не в том направлении. Для меня очевидно, что, несмотря на все технологические достижения (Интернет, айфоны и прочее), люди в наше время живут гораздо менее счастливо, гораздо более тревожно, с большим стрессом, чем, скажем, в 80-е и даже 90-е годы. Это касается и Европы, и США ничуть не меньше, чем любой другой страны. А поскольку у меня есть дети, меня это очень беспокоит. Все надежды родителей, естественно, связаны с тем, что их дети будут жить лучше или хотя бы так же весело, как их родители. У меня такого ощущения нет.

- Не произошло ли с вашим поколением (имею в виду не только вас, но и Макаревича, Шевчука, Гребенщикова и т. д.) большой мировоззренческой катастрофы?

- Вы довольно верно это сформулировали, но я бы сказал, что это не мировоззренческая катастрофа, а личная трагедия. Я смотрю на это скорее абстрактно, в отличие от Макаревича, Шевчука и БГ. Для меня непонятно и загадочно, как миллионы наших людей, которые на протяжении 40 лет того же Макаревича любили, обожали, пели его песни, причём не по указке «сверху», вдруг в одночасье умудрились Макаревича возненавидеть и назвать его предателем. Песня БГ «Праздник урожая во дворце труда» начинается со строчки: «Сколько мы ни пели - всё равно что молчали». Весь посыл рока - свободолюбивый, антивоенный, «Любите друг друга» - куда-то испарился. Можно подумать, что все эти годы люди не слушали «Новый поворот», «За тех, кто в море» и т. д. И Макаревич, и Шевчук, и Гребенщиков думали, что они, по крайней мере, люди, которых не только слушали, но и слышали, понимали, одобряли. Сейчас, естественно, все эти их упования лежат в руинах. Они переживают очень сильно. Хотя удар держат.

Владимир ПОЛУПАНОВ

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых