3212

Театр одной королевы. Между любовью и семьей Вия Артмане выбрала семью

"Аргументы и факты" в Беларуси № 45. «Тайный» сервис 09/11/2021
Была красавицей, но отнюдь не роковой: между любовью и семьей выбрала семью.
Была красавицей, но отнюдь не роковой: между любовью и семьей выбрала семью. Public domain

В центре Риги высится Памятник Свободы - колонна, украшенная женской фигурой, героиней латышских преданий Милдой. В народе ее чаще называют «Мать Латвия». А в конце прошлого века латыши окрестили этим именем еще один символ страны и немеркнущую звезду национального искусства - актрису Вию Артмане.

Дело в манерах

Природа наделила Артмане не только красотой и талантом, но еще и непритворным благородством манер и поведения. Ей столько раз приходилось перевоплощаться в аристократок и королев на сцене, что среди поклонников ширилась легенда о ее дворянском происхождении. Никому и в голову не приходило, что на самом деле Алида Артмане - именно так звучит настоящее имя звезды - родом из бедной крестьянской семьи...

После школы она поступила в драматическую студию при Театре имени Я. Райниса, нынешнем театре «Дайлес». Здесь талантливую студентку заприметил основатель труппы Эдуард Смильгис, которого называют иконой латышского театрального искусства. Именно Смильгис, любивший повторять: «Самые счастливые актеры - те, которые знают настоящую жизнь, самые несчастные - те, кто всю жизнь сидел в мягких креслах», стал ее главным наставником. В 19 лет юная Вия - это имя она взяла себе в качестве сценического псевдонима - уже блистала на сцене в ролях Джульетты, Офелии, английской королевы Елизаветы...

Положил глаз на дебютантку и самый популярный актер театра, любимец публики Артур Димитерс; впрочем, его интерес был не только профессионального свойства. Димитерс был старше Вии на четырнадцать лет и женат на известной художнице, что не мешало ему слыть среди рижской богемы отъявленным сердцеедом. Но ради Артмане он выбросил из головы прочие увлечения, развелся с женой и сделал девушке предложение - которое та со всем уважением приняла. В 1957-м у них родился сын Каспарс.

Вообще, по признанию самой Вии Фрицевны, как раз на уважении их 27-летний брак и держался - да еще на безграничной любви обоих к театру. На сцене супруги составляли идеальный дуэт: например, в пьесе «Елизавета Английская» они играли вместе до самой смерти Димитерса в 1986-м.

После «Родной крови» молва немедленно «поженила» Артмане с Матвеевым.
После «Родной крови» молва немедленно «поженила» Артмане с Матвеевым. Фото: Public domain

 

Свой подход

Вия Фрицевна была главным образом театральной актрисой и в кино снималась не так часто. Но и этого телезрителю хватило, чтобы полюбить ее раз и навсегда. Уже одна из первых киноролей - паромщица Соня в ленте «Родная кровь» (1963) - сделала молодую актрису знаменитой на весь Советский Союз. В этом фильме она сыграла вместе с Евгением Матвеевым - на тот момент популярным артистом, избалованным вниманием поклонниц. У Матвеева имелся собственный творческий метод: всякий раз, играя историю любви, он искал в партнерше какую-то зацепку, изюминку, чтобы возникли уже не совсем актерские чувства. Но Вия показалась ему до того холодной и отстраненной, что он не знал, с какого боку к ней подойти. Впрочем, самой Артмане Матвеев тоже поначалу не приглянулся. «Евгений Семенович произвел на меня впечатление сурового, замкнутого человека, я даже не могла предположить, что в душе этого человека просто горел огонь», - признавалась актриса. Но во время съемок обоим все же удалось найти подход друг к другу, и чувства переросли-таки в настоящие…

Взаимное притяжение бросалось в глаза даже с экрана, и народная молва незамедлительно «поженила» Артмане с Матвеевым. Даже дочь Кристиану, которую Вия родила в 1965 году, многие считали «матвеевской». Тем не менее в жизни Артмане хотя и была красавицей, но совсем не роковой: между любовью и семьей она безоговорочно выбрала семью. И лишь в конце жизни призналась, что настоящий отец Кристианы - в самом деле Матвеев…

КСТАТИ
«У мамы был редчайший дар, а может быть, даже пограничное состояние - музыкально-цветовая синестезия, - рассказывала о Вие Фрицевне ее дочь Кристиана. - Как художник Чюрленис видел музыку в красках, так и моя мама видела в красках свои роли. Она об этом писала в дневниках. Беатриче была у нее в оранжевых тонах, Настасья Филипповна - фиолетовая, Джульетта - зеленая, Офелия - серая...»

Всегда на высоте

Пожалуй, самой неотразимой героиней в исполнении Артмане стала Джулия Ламберт - стареющая, но пылкая звезда сцены по роману Сомерсета Моэма «Театр», «очаровательная негодяйка», как ее называла сама Вия Фрицевна: «Такую женщину каждый мужчина хотел бы видеть рядом… Джулия - человек очень честный по отношению к себе, к своим недостаткам, и в этом ее прелесть».

Разумеется, после премьеры «Театра» тут же принялись судачить: мол, образ не слишком везучей в любви примы потому так хорошо удался Артмане, что как две капли воды «слизан» с нее самой. Вия Фрицевна признавалась, что семейная жизнь с Димитерсом и в самом деле оказалась отнюдь не пределом мечтаний, однако называла мужа своей отдушиной. А их сын Каспарс утверждал, что без супруга она вовсе не стала бы великой актрисой: «Возвратившись вечером со спектакля, родители могли часами сидеть и разбирать только что увиденный спектакль... Мама была счастлива с ним как актриса и несчастна как женщина. Но еще несчастнее она стала, овдовев. Без него наступило время ее творческого одиночества».

После смерти Димитерса Артмане недолго оставалась примой. Из театра она ушла сама, с поистине королевским достоинством: «Я не хотела, чтобы от меня осталось грустное впечатление, будто я актриса, которую нужно жалеть. Перед зрителем актер должен быть всегда на высоте. И, когда я потеряла надежду на этой высоте еще хоть что-то сыграть, я удалилась».

…Скончалась Вия Фрицевна в октябре 2008-го на 80-м году жизни. Она всегда мечтала, чтобы у ее могилы люди не скорбели, а отдавали дань творчеству. Именно поэтому памятник актрисе, поставленный на средства ее поклонника - некоего щедрого белорусского бизнесмена, выполнен в виде полукруглой сцены с партером и занавесом. Ее последний персональный маленький театр...

С костюмами выкрутились, с актерами попали «в яблочко».
С костюмами выкрутились, с актерами попали «в яблочко». Фото: Public domain

Пожалуйте за кулисы

В конце 1970-х гг. по заказу Центрального телевидения выпустили несколько фильмов-бенефисов к юбилеям известных советских артистов. Так, на Рижской киностудии решили в качестве «подарка» к 50-летию Вии Фрицевны сделать экранизацию романа Сомерсета Моэма «Театр».

Бюджет фильма был ограничен, и, хотя режиссеру Янису Стрейчу удалось увеличить его вдвое, денег все равно не хватало: вместо задуманных 30 костюмов для главной героини пошили только 6. Однако выход из положения нашелся: в тех сценах, где Артмане снимали только по пояс, ее фигуру просто драпировали в разные ткани.

Одним из секретов картины была не только великолепная актерская игра, но и музыка, написанная Раймондом Паулсом; к тому же Янис Стрейч уговорил его сняться в эпизодической роли пианиста. Кстати, режиссер и сам исполнил одну из ролей в своем фильме - предстал перед камерой в образе автора.

Что касается исполнителей главных ролей, Вии Фрицевны и молодого Ивара Калныньша, они так убедительно смотрелись в образах любовников, что после выхода фильма тут же поползли слухи об их романе за кадром. Впрочем, оба актера их опровергали, хотя Артмане признавалась, что у нее много общего с ее героиней: «К мужчинам я неравнодушна. Считаю, что, если было бы наоборот, это было бы противоестественным. Но это не значит, что они все перебывали в моей постели».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно