aif.ru counter
280

Пловец Владимир Сальников: «Вода совершенствует и физически, и духовно»

Олимпиада-80. Сальников устанавливает рекорд на дистанции 1500 м – 14 мин. 58,27 сек.
Олимпиада-80. Сальников устанавливает рекорд на дистанции 1500 м – 14 мин. 58,27 сек. © / Владимир Родионов / РИА Новости

Легендарному пловцу Владимиру Сальникову исполнилось 60 лет. Четырёхкратный олимпийский чемпион в интервью «АиФ» вспоминает о том, как боялся воды, «сдирал» с себя кожу и плыл самые тяжёлые 50 м в жизни.

Дмитрий Гранцев, «АиФ»: Юбилей в самоизоляции. Не о таком, наверное, вы мечтали, Владимир Валерьевич…

Владимир Сальников: Ну кто же об этом мечтал? Да, хотел собрать всю семью, друзей. Не получилось. Ничего страшного. Главное, чтобы всё это быстрее закончилось и мы вернулись к своей обычной жизни, восстановили всё.

– Вас ещё можно удивить каким-то подарком на день ­рождения?

– Был недавно такой подарок. Мы проводили чемпионат России на открытой воде в ­окрестностях Анапы, и от Федерации плавания мне подарили сертификат на ныряние с аквалангом с дельфинами. Я и не знал, что бывают такие вещи. Час под водой и общение с этими удивительными, эмоциональными, разумными существами – меня это просто потрясло. Я почти почувствовал себя Ихтиандром. (Смеётся.)

Владимир Сальников.
Владимир Сальников. Фото: АГН Москва/ Александр Авилов

Секретная «Нева»

– Вы как плавать научились?

– В детстве на лето меня отправляли к бабушке в деревню в Новгородскую область. Все мальчишки проводили время на реке Мсте. Я только смотрел, как другие плавают. Сам копошился в воде по пояс. Когда терял дно под ногами – начинался панический страх. Дома мои походы на реку бабушка «лечила» крапивой, потому что без присмотра взрослых ходить туда запрещалось. Впрочем, крапива желания научиться плавать не отбила. (Смеётся.) Не помню, как я это желание выразил, но в 6 лет мама отвела меня в бассейн в Ленинграде. Правда, после пары тренировок я заболел. Реальное же «вхождение в воду» случилось уже во втором классе, когда к нам в школу пришёл мой первый тренер, Глеб Петров, и пригласил в группу по плаванию.

 
Знаете, что древние греки говорили о человеке, когда ставили на нём крест? «Он не умеет ни читать, ни плавать!»

Ну а тем, кто боится плавать, как и я когда-то, скажу: страх отступает, как только понимаешь, что держаться на воде можно без особых усилий. Мой совет – взять несколько уроков у профессионального тренера, чтобы получить элементарные навыки. А когда человек втянется, освоит технику плавания различными стилями, то будет получать от этого особое удовольствие.

– Три главных аргумента в пользу плавания – это…

– Знаете, что древние греки говорили о человеке, когда ставили на нём крест? «Он не умеет ни читать, ни плавать!» ­Во-первых, может случиться так, что от умения плавать будет зависеть и ваша жизнь, и чья-то другая. Во-вторых, это наименее травмоопасный вид спорта, который показан всем – и школьникам, и пенсионерам. Ну и в-третьих, вода – это матрица жизни, она совершенствует и физически, и духовно. Помните, как в песне: «Потому что без воды и ни туды и ни сюды».

– В этом году юбилей также и у Московской Олимпиады. Помните, как в столице в 1980 г. наступил коммунизм?

– Прекрасно помню. Москва тогда превратилась в город, в котором есть всё: фанта, нарезки сыра, колбасы, джемы. Не было только дефицита. (Улыбается.) Многие вдруг получили возможность отправиться летом в отпуск – большая редкость в то время. Все олимпийские объекты выглядели очень достойно, тем более мне было с чем сравнить. Я же в 16 лет уже выступал на Играх в Монреале и на Москву смотрел глазами ­«бывалого атлета». Олимпий­ская деревня шикарная, а столовая в ней – вообще аттракцион под названием «рог изобилия». А новый бассейн спорткомплекса «Олимпийский» с вогнутой кровлей! Такой простор, когда он наполнялся зрителями, это было грандиозное ощущение.

 
Купил «жигули-шестёрку». Премии за 3 медали мне как раз хватило. На ночь снимал с машины дворники и зеркала, чтобы это другие не сделали.

– В этом бассейне вы выиграли три золотые медали, установили рекорд на дистанции 1500 м. Но всё это произошло в отсут­ствие главных соперников, которые не приехали в Москву ­из-за бойкота. Обидно?

– Да, дуэль с американцем Гуделлом, о которой шумела пресса, не состоялась. Но не скажу, что его отсутствие меня как-то особенно огорчило. Я с 1978 по 1986 г. возглавлял мировой рейтинг на дистанции 1500 м (рекорд, установленный в 1980 г., Сальников впослед­ствии дважды улучшал. – Ред.), а в стране с 1977 г. на протяжении 11 лет лучше меня никого не было. Поэтому в Москве моим главным соперником был секундомер. И я «обошёл» этого соперника.

– На что потратили премиальные за Игры-80?

– Купил «жигули-шестёрку». Премии за 3 медали мне как раз хватило. На ночь снимал с машины дворники и зеркала, чтобы это другие не сделали. Такие были времена. А то один мой коллега из утренних новостей узнал, что машины у него больше нет – угнали.

– Известно, что у советских пловцов была «секретная методика» – лезвия для бритья «Нева».

– Было дело. (Смеётся.) Задача стояла - соскрести верхний слой кожи. Это обнажало нервы до такой степени, что в воде ты начинал ощущать себя иначе, и это сказывалось на скорости. Причём нужна была именно «Нева» – от неё оставались такие полосы, будто кожу живьём сняли. Лезвия потоньше не котировались, потому что снимали мало эпителия. Было, кстати, у нас и другое «секретное оружие». Мы всей мужской бригадой шли в парикмахерскую и стриглись наголо. Конечно, к гидродинамике это отношения не имело. (Смеётся.) Просто такой ритуал: мол, теперь мы – олимпийцы.

 
Я против плавательных комбинезонов. Тот же ЧМ-2009 больше напоминал гонку технологий, чем спортсменов. У кого костюм лучше – у того и преимущество.

«Чуть не умер»

– Вам, кстати, не по душе те ультрасовременные плавательные костюмы, в которых на чемпионате мира в 2009 г. умудрились установить больше 40 рекордов? Или вы за то, чтобы эти костюмы, ныне запрещённые, вернулись?

– Когда я соревновался, у меня были только плавки весом почти 100 г. Да, я против плавательных комбинезонов. Тот же ЧМ-2009 больше напоминал гонку технологий, чем спортсменов. У кого костюм лучше – у того и преимущество. Поэтому FINA (Международная федерация плавания. – Ред.) положила конец этому. Состязаться должны люди, а не костюмы. Сегодня есть чёткие критерии – какие материалы разрешены, какую часть тела купальник может закрывать, сколько он должен весить и т. п. Костюмы образца 2009 г. нас покинули и больше не вернутся.

– «Признаться, я чуть не умер на финише», – говорили вы, вспоминая свою победу на дистанции 1500 м уже в Сеуле-88.

– Последние 50 метров плыл как в тумане. Ноги – словно шпалы, почти их не чувствовал, грудную клетку разрывало… Понимаете, вот ты постоянно тренируешься, находишься на грани человеческих возможностей и даже за этой гранью. Но вопрос, насколько ты можешь вытерпеть боль от усталости, – всегда ключевой. Мне было 28 лет, многие в меня уже не верили. Я получил шанс выступить на Играх и не мог его упустить. Я знал, что это мой последний олимпийский заплы­в. Отдал ему все силы – и отсюда вот это «чуть не умер». Как бы там ни было, главное – если ты честно можешь сказать себе: «Сделал всё от меня зависящее!» В этом случае и проиграть не стыдно.

– Поставить точку в спортивной карьере – это тяжело?

– Пока ты в спорте, ты в достаточно искусственном мире, всё распланировано – тренировки, соревнования. Но когда ты попадаешь в реальный мир, там всё немножко по-другому построено. И вот этот период перехода – очень болезненный. Отсюда столько трагедий, когда человек после спорта не находит себя в обычной жизни. Вариант здесь один – двигаться дальше, искать новые цели. Чем скорее эти цели будут найдены, тем лучше.

 
Если относиться к этому всему философски, то что нам какой-то коронавирус по сравнению с гибелью Вселенной через 5 млрд лет?

Начать с чистого листа

– Всероссийскую федерацию плавания вы возглавляете уже 10 лет. Прилично вам за это время журналисты крови попили?

– Не без этого. Но то, что нас не убивает, делает нас сильнее. В конечном итоге работа говорит сама за себя. Последние два сезона и в Европе, и в мире у нас были лучшими за всю историю отечественного плавания. И это ответ тем, кто сомневается в эффективности выбранного нами пути. Другое дело, что вся эта самоизоляция сильно ударила по спорту, и в частности по плаванию. Два месяца без воды для пловца – это огромный срок. Вместо движения вперёд мы серьёзно откатились назад. Так что ещё придётся ­помучиться.

– Вспомните свою реакцию на новость: «Олимпиада в Токио не пройдёт в этом году».

– Ситуация с коронавирусом развивалась так, что довольно быстро стало понятно: послед­ст­вия будут глобальными. Я прагматичный человек, иллюзий не строил. Объявление о переносе Игр меня не шокировало. ­Хотелось бы ещё понять теперь, когда это закончится… Но если относиться к этому всему философски, то что нам какой-то коронавирус по сравнению с гибелью Вселенной через 5 млрд лет? Так, сущий пустяк.

– На фоне того, что мир спорта встал на паузу, кажется, все забыли о санкциях, которые грозят России за допинг.

– Произошедшее, на мой взгляд, должно смести всё нанос­ное, все бредовые идеи. Когда все сытые и довольные, возможно, и хочется чего-то с горчинкой – можно развлекаться всякого рода санкциями, в т. ч. и спортивными, против России. Но когда речь идёт о выживании, то в силу должны вступать другие правила. Может быть, наконец наступил тот момент, когда надо всё переосмыслить, объединиться и многое начать с чистого листа.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых