aif.ru counter
2312

Товарищ Ниязов, отец всех туркмен. Как сирота из Ашхабада стал Туркменбаши

Президент Туркменистана Сапармурат Ниязов на встрече глав 11 независимых государств, бывших республик СССР, которые собрались для подписания Протокола о создании СНГ. 21 декабря 1991 г.
Президент Туркменистана Сапармурат Ниязов на встрече глав 11 независимых государств, бывших республик СССР, которые собрались для подписания Протокола о создании СНГ. 21 декабря 1991 г. © / РИА Новости

На постсоветском пространстве после распада единого государства происходило немало страшных, абсурдных, нелогичных событий.  Но, пожалуй,  самой яркой можно назвать историю превращения советского коммуниста товарища Ниязова в солнцеликого Туркменбаши.

Сирота выходит в люди

Вы никогда не задумывались, как выглядела бы сказка о бедном Алладине, получившем возможность исполнять все свои желания, если бы герой оказался морально неустойчивым?

В бывшей Туркменской ССР, ставшей независимым Туркменистаном, такая сказка стала былью.

Советский Алладин родился 19 февраля 1940 года в туркменском селении Кипчак. Мальчика, ставший вторым сыном в семье Ниязовых, назвали Сапармуратом.

Как и у многих советских детей, отец Сапармурата погиб на фронте. Мальчику было восемь, когда в один миг он лишился матери и двух братьев — все они погибли во время страшного Ашхабадского землетрясения 1948 года.

Круглого сироту отдали в детдом. Туркмении, пережившей страшную трагедию, помогали всем Советским Союзом. Воспитать из мальчиков и девочек, потерявших родных, достойных граждан советского общества, считалось для педагогов делом чести.

Сапармурат своих учителей не посрамил — школу окончил с отличием, а вскоре был направлен на обучение в Ленинград.

Учась в политехническом институте, молодой парень параллельно работал формовщиком на Кировском заводе. Сапармурат влюбился в девушку Музу, которая вскоре стала его женой.

В 1967 году товарищ Ниязов вернулся в Туркменистан с молодой женой, новорожденным сыном и дипломом инженера-энергетика.

Его направили на работу на Безмеинскую ГРЭС им. Ленина в Ашхабадской области.

Те, кто помнил Ниязова по его ленинградским годам, отзывались о нем как о простом и добром парне, который всегда был готов прийти на выручку друзьям. Таким же он, как говорят, оставался и сразу после возвращения в Туркменистан.

Первый секретарь ЦК Компартии Туркменистана Ниязов выступает на трибуне Кремлевского Дворца съездов, 1986 г.
Первый секретарь ЦК Компартии Туркменистана Ниязов выступает на трибуне Кремлевского Дворца съездов, 1986 г. Фото: РИА Новости/ Владимир Акимов

Товарищ Ниязов и генеральная линия партии

В 1970 году Ниязова выдвинули на партийную работу. Анкета его была просто образцово-показательной: парень из рабочей семьи, отец погиб на фронте, близкие — во время землетрясения, начинал трудовую деятельность простым рабочим, член партии с восьмилетним стажем, примерный семьянин.

За последующие десять лет Ниязов прошел путь от инструктора райкома до первого секретаря Ашхабадского горкома Коммунистической партии Туркменистана. К 40 годам он вплотную приблизился к посту руководителя республики.

Последний шаг был сделан в 1985-м — в связи с объявленной в Москве перестройкой по настоянию Горбачева на пенсию был отправлен возглавлявший Туркменистан с 1969 года Мухамедназар Гапуров. Первым секретарем ЦК Коммунистической Партии Туркменской ССР стал Сапармурат Ниязов.

На фоне других республик в Туркменистане вплоть до распада СССР сохранялись порядок и спокойствие. Курс Коммунистической партии Советского Союза товарищ Ниязов выдерживал твердо и ни о какой независимости не помышлял.

Но осенью 1991 года вдруг выяснилось, что почти все высшие руководители СССР сидят в тюрьме по «делу ГКЧП», Горбачев более ничего не контролирует, а республики предоставлены сами себе.

Чудотворный газ

Лишь в самом конце года Ниязов осознал, что стал полновластным хозяином независимой страны, где есть не только вкуснейшие чарждоуские дыни, но еще и колоссальные запасы газа.

Пройдет еще немного времени, и Сапармурат Атаевич поймет — газовые месторождения могут быть не только народной, но и его личной собственностью. Пусть не де-юре, но де-факто. А при правильном составлении газовых контрактов, так, чтобы были удовлетворены главные международные игроки, можно получить от мирового сообщества индульгенцию.

Было и еще одно обстоятельство, которое сыграло свою роль в дальнейшем, — традиционное восточное преклонение перед высшей властью, идущее испокон веков, сохранившееся в советские времена и перекочевавшее в эпоху независимости.

Очень трудно сохранить критическое отношение к себе, если на выборах за тебя голосуют 99,5 процента.

В октябре 1993 года, когда Москва переживала шок от танкового расстрела парламента, туркменский Меджлис провозгласил Сапармурата Ниязова главой всех туркмен мира — Туркменбаши.

Поначалу не только в России, но и в самом Туркменистане посмеивались, когда город Красноводск переименовывали в Туркменбаши, а на новых деньгах появился портрет товарища Ниязова. Но сравнения с Брежневым, пущенные было в ход, они очень скоро стали неуместными — Леониду Ильичу и не снилось то, что делал Туркменбаши.

20 манат с портретом Ниязова.
20 манат с портретом Ниязова. Фото: РИА Новости/ Юрий Сомов

«Если я предам великого Сапармурата Туркменбаши, пусть остановится моё сердце»

Однажды он запретил в стране балет, объявив: «Нельзя привить туркменам любовь к балету, если у них в крови его нет». Вслед за балетом под запрет попала и опера, поскольку Туркменбаши авторитетно заявил — был однажды в Ленинграде на оперном спектакле и ничего не понял, а значит, никто из туркмен ничего не поймет.

Туркменбаши ввел новый календарь, назвав один месяц в честь себя, другой — в честь своей матери, третий — в часть любимого поэта и т. д.

По всей стране было установлено 14 000 статуй Турккменбаши, а количество объектов, названных его именем, вообще было невозможно сосчитать. В Ашхабаде была установлена 75-метровая золотая статуя Туркменбаши, механизм которой вращал ее таким образом, что она всегда была обращена лицом к солнцу.

14-метровая вращающаяся вслед за движением Солнца скульптура Туркменбаши Сапармурада Ниязова стоимостью 10 млн.долларов.
14-метровая вращающаяся вслед за движением Солнца скульптура Туркменбаши Сапармурада Ниязова стоимостью 10 млн. долларов. Фото: РИА Новости/ Владимир Вяткин

Школьники ежедневно перед уроками произносили клятву: «Если я предам великого Сапармурата Туркменбаши, пусть остановится моё сердце».

Туркменбаши закрыл Академию Наук, библиотеки, сократил обучение в школах до 9 лет, а в вузах —  до двух. Но везде необходимо было изучать «Рухнаму» — книгу, написанную Туркменбаши и заявленную как главную книгу всех туркмен.

Больницы по всей стране были закрыты — Туркменбаши пояснил, что всех заболевшие могут приехать лечиться в Ашхабад. Были отменены пенсии, поскольку лидер Туркменистана объявил, что стариков должны кормить их взрослые дети.

В Туркменистане традиционно существовала мода на золотые коронки. Турменбаши моду не разделял и гордился своими белыми зубам. А раз так, то и народу золото во рту не нужно. И вскоре ответственные товарищи стали отправлять граждан на снятие золота. За ослушание можно было лишиться работы.

Государственный калым и ограничения на секс

Отец всех туркмен постановил, что заниматься сексом для развлечения нельзя: «Каждый истинный туркмен должен отождествлять себя со страной, её культурой и бытом. Совокупление всегда было и остаётся для подлинного гражданина делом детопроизводным, исключительно государственным. Личное удовольствие не распространяется на прогрессивную культуру туркменского народа».

А чтобы иностранцы, влюбившиеся в туркменок, не вздумали получать с ними удовольствие подобным образом, Туркменбаши инициировал «Закон о государственном калыме», согласно которому мужчине из другой страны нужно было уплатить 50 000 долларов за брак с гражданкой Туркменистана.

Ниязов, оседлав гордого ахалтекинского жеребца неадекватности, умчался по дороге умопомрачения так далеко, что ни один другой повелитель мира, включая товарища Кима и короля Саудовской Аравии, был не в силах за ним угнаться.

Туркменбаши очень быстро охладел к международным встречам, ибо там ему приходилось общаться с бывшими товарищами по партии, ставшими такими же лидерами независимых государств. И те без каких-либо церемоний и всякого уважения спрашивали: «Сапармурат, ты что делаешь?»

Мрачный Туркменбаши возвращался домой, где члены его окружения с уважением целовали перстни на его руках — такова была официальная церемония приветствия гениального автора «Рухнамы».

Джинн, верный спутник Алладина, узрев реалии Туркменистана начала 2000-х, воскликнул бы: «Я точно не буду выполнять желания этого парня, я просто не потяну!»

Чтобы простой народ был им доволен, Туркменбаши сделал для граждан страны бесплатными электроэнергию, газ, воду и пищевую соль. На продовольственные товары и бензин действовали государственные дотации.

Реформы Туркменбаши коснулись и традиционного хлеба — чорек был преименован в честь его матери в «гурбансолтан-едже».

Фото: РИА Новости/ Владимир Вяткин

Врагам — закон

Желающие протестовать, возмущаться и даже смеяться очень быстро исчезли. Правоохранительные органы Туркменистана научились решать проблему легко и уверенно.

Бывшие министры иностранных дел Борис Шихмурадов и Батыр Бердыев, объявившие себя оппозиционерами, были обвинены в подготовке покушения на Туркменбаши и осуждены на пожизненное заключение и 25 лет лишения свободы соответственно. Уже много лет никто не видел их живыми. Также на 25 лет тюрьмы был осужден лидер туркменских коммунистов Сердар Рахимов. Только по одному делу о «покушении на Туркменбаши» в 2002 году в тюрьмы были отправлены несколько сотен человек. Что касается общего списка осужденных за антигосударственную деятельность, то его нет даже у деятелей немногочисленной туркменской оппозиции.

Туркменбаши на регулярной основе отправлял чиновников в тюрьму, демонстрируя свою непримиримую борьбу со злоупотреблениями. Делалось это публично, на больших торжественных заседаниях с трансляцией по телевидению, во время которых глава Туркменистана лично называл прегрешения погрязшего в пороке деятеля. Прямо с мероприятия провинившегося увозили в камеру.

Здание Меджлиса Туркменистана в Ашхабаде. На первом плане - памятник первому президенту Туркменистана Сапармурату Ниязову.
Здание Меджлиса Туркменистана в Ашхабаде. На первом плане — памятник Ниязову. Фото: РИА Новости/ Владимир Федоренко

Никто не вечен

Своей властью Туркменбаши разделил человеческую жизнь на 12-летние циклы. По его классификации, старость наступала только в 85 лет. Сам же он в момент принятия решения находился в «возрасте вдохновения», продолжающемся от 61 до 73 лет.

Разумеется, для всего туркменского народа он был бодр, молод, здоров и практически бессмертен.

Кажется, даже врачи убеждали Туркменбаши, что диабет подобен насморку, а с его больным сердцем люди живут до 120 лет.

Но 21 декабря 2006 года его нашли мертвым в собственной постели. Бессмертен был только Туркменбаши, а вот сердце 66-летнего Сапармурата Ниязова остановилось.

Его похоронили в семейной усыпальнице, которую он построил для отца, матери и братьев. Бедный сирота наконец воссоединился с теми, кого когда-то потерял.

Вскоре в Туркменистане пропала «Рухнама», а с улиц стремительно стали исчезать статуи недавно самого почитаемого человека.

Туркменское шоу не завершилось, ведь оно должно продолжаться. Просто теперь в нем блистает новый главный герой.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых