aif.ru counter
14700

Тайна смерти Гитлера. Зачем Андропов приказал уничтожить останки фюрера?

Адольф Гитлер.
Адольф Гитлер. © / Public domain

«Конечно, миллионы людей Земли хотели бы видеть на скамье подсудимых в Нюрнберге главного виновника трагедии XX века — фюрера Германии Адольфа Гитлера. Однако он избежал Суда народов, сведя счёты с жизнью во время штурма Берлина советскими войсками».

Этими словами начинается одна из глав книги «Суд народов», которая на прошлой неделе вышла в свет. Книга основана на изучении архивных документов, в том числе и некогда засекреченных, многие из которых публикуются впервые.

Председатель Российского исторического общества Сергей Нарышкин в предисловии к книге отметил: «Память о Нюрнбергском трибунале и юридическая сила вынесенных им решений по сей день служат одним из немногих барьеров, оберегающих мир от реабилитации опасных фашистских идей».

Как искали, нашли и идентифицировали останки Адольфа Гитлера, покончившего с собой 75 лет назад, 30 апреля 1945 г.? Почему эти поиски были так важны? Когда и кто запустил процесс героизации нацизма? Зачем понадобилось многие годы спустя эксгумировать и уничтожать то, что осталось от «бесноватого фюрера»? Что могло бы произойти, если бы этого не сделали? На эти и другие вопросы отвечает автор книги «Суд народов», писатель, историк, общественный деятель, с 2000 по 2016 г. заместитель Генерального прокурора РФ Александр Звягинцев.

Живым или мёртвым

— О событиях тех дней довольно подробно рассказывал Василий Иванович Горбушин, который незадолго до капитуляции Германии, будучи полковником, возглавлял отдел контрразведки «СМЕРШ» 3-й Ударной армии 1-го Белорусского фронта. Ему было поручено чрезвычайно важное и сложное государственное задание. Вместе с возглавляемой им оперативной группой он должен был либо захватить Гитлера, либо разыскать его труп. Всё это предстояло сделать в ходе ожесточённых боёв в Берлине. Только 3 мая удалось выйти на след одного важного свидетеля, повествовал он, — на врача госпиталя рейхсканцелярии Кунца, который дал приблизительные ориентиры места сожжения трупа Гитлера.

Место обнаружения трупов Адольфа Гитлера и Евы Браун.
Место обнаружения трупов Адольфа Гитлера и Евы Браун. Фото: РИА Новости

4 мая в указанном месте красноармеец Чураков обнаружил в воронке от снаряда на территории рейхсканцелярии полуобгоревшие трупы мужчины и женщины, засыпанные землёй. Как позже выяснилось, это были останки Гитлера и Евы Браун. Рядом были найдены трупы двух собак. 5 мая 1945 г. офицер Панасов и рядовые Чураков, Олейник и Сероух составили акт о находке. Трупы вывезли в местечко Берлин-Бух, где они подверглись судмедэкспертизе, которую проводила комиссия под председательством полковника медслужбы Фауста Шкаравского. Исследование установило, что смерть наступила в результате отравления цианистыми соединениями. Изъятые у трупов челюсти с искусственными зубами, мостами, коронками и пломбами Василий Горбушин поместил в отдельную коробку, которую передал своей помощнице, переводчице Елене Ржевской. С этой коробкой она не расставалась ни на минуту. Горбушину и Ржевской потребовалось немало усилий, чтобы разыскать дантистов Гитлера. В результате были найдены медкарта Гитлера, рентгеновские снимки зубов и даже несколько подготовленных для него золотых коронок. Лично допрошенные Горбушиным ассистентка зубного врача Кете Хойзерман и зубной техник Фриц Эхтман опознали предъявленные им верхнюю и нижнюю челюсти, подтвердив, что они принадлежали фюреру.

«Гитлер мёртв». Заголовок американской армейской газеты «Звёзды и полосы».
«Гитлер мёртв». Заголовок американской армейской газеты «Stars and Stripes». Фото: Public Domain

В яме с собакой

— Вы упомянули, что Василию Горбушину было дано задание либо захватить Гитлера живым, либо найти его труп. А когда стало ясно, что захватить «бесноватого фюрера» уже не получится?

— Довольно быстро. На следующий день после самоубийства Гитлера командующий 1-м Белорусским фронтом Георгий Жуков информировал Верховного Главнокомандующего Иосифа Сталина: «Сегодня, 1 мая, в 4 часа на участок 8-й Гвардейской армии явился начальник Генштаба сухопутных войск немецкой армии генерал инфантерии Кребс». Генерал Ганс Кребс принёс письменное заявление за подписью Йозефа Геббельса и Мартина Бормана, которое гласило: «Берлин. 30 апреля 1945 г. Имперская канцелярия. Сообщение. Мы уполномочиваем начальника Генерального штаба сухопутной армии генерала пехоты Ганса Кребса для передачи следующего сообщения: «Я сообщаю вождю Советских народов, как первому из не немцев, что сегодня, 30 апреля 1945 г., в 15.50 вождь немецкого народа Адольф Гитлер покончил жизнь самоубийством». Разумеется, Кребсу задавали вопросы о деталях этого события, в частности пытались выяснить, где именно это произошло и куда девался труп. На что Кребс ответил: «Гитлер застрелился в Берлине, а труп сожжён согласно завещанию 30.04.45 г.». С одной стороны, всё честно и придраться вроде бы не к чему. С другой — такой ответ не очень информативен. Но допросить Кребса более подробно в тот момент не получилось. Ему надо было вернуться обратно — передать своему начальству предложение о капитуляции Берлинского гарнизона.

Параллельно со службой контрразведки «СМЕРШ» поиски останков Гитлера вела и служба внешней разведки. Вот шифротелеграмма № 5970, 5971, 5972 от 6 мая 1945 г., публикуемая впервые: «Вчера все трупы были показаны одному из ближайших сотрудников Геббельса Гансу Фриче и одному из врачей Гитлера, захваченному в канцелярии последнего. В отношении Гитлера задержанные показывают, что он, отравив свою жену Еву Браун, отравился также сам, предварительно приказав сжечь свой и жены трупы, рассеяв пепел... Вышеупомянутый врач показывает: Гитлер в день самоубийства вызвал его к себе для консультации о силе имеющегося у него — Гитлера — яда. Этот яд в присутствии врача был дан собаке Гитлера, которая сейчас же околела. О дальнейшем врач знает по рассказу своего приятеля, личного врача Гитлера — бригаденфюрера СС Штумпфеккера. В канцелярии Гитлера был обнаружен труп генерала от инфантерии Кребса, который приходил в штаб маршала Жукова с сообщением о том, что Гитлер покончил самоубийством, назначив вместо себя адмирала Дёница». В шифротелеграмме № 6578, 6579, 6581 тот же сотрудник добавляет некоторые подробности: «Что касается Гитлера, то в засыпанной воронке от бомбы около места, где, по показаниям арестованных, сжигали трупы Гитлера и Геббельса, найден человеческий остаток. Разысканные и допрошенные личные врачи Гитлера описали его и Евы Браун челюсти, искусственные и залеченные зубы, так что эти описания полностью совпадают с найденными в воронке. Кроме того, тут же был найден труп собаки, отравленной синильной кислотой. В пасти у собаки остаток стекла ампулы, в которой содержался яд».

Без раскаяния

— Честно говоря, картина — Гитлер в яме вместе с околевшей собакой — как-то не располагает к героизации фюрера.

— Это нормальные люди так видят. А вот верхушка уже терпящего поражение Третьего рейха даже в такой откровенно позорной для себя ситуации искала возможность не просто сохранить своему покойному вождю некое подобие лица, но и показать его смерть как Поступок с большой буквы. В сообщении, которое доставил советским войскам генерал Ганс Кребс, было любопытное примечание: «Причины смерти Адольфа Гитлера — военное поражение в войне, надежда освободить для немецкого народа дорогу для нового будущего, для которого он сам не может более создать достаточные предпосылки». Обратите внимание — ни слова о том, что перед смертью Гитлер осознал свои преступления против советских людей, или о том, что именно на нём лежит ответственность в развязывании кровопролитной войны. Нет — только констатация того, что он больше не может вести за собой немецкий народ.

И это ещё мягкая версия, рассчитанная на конкретного адресата — Иосифа Сталина. В обращении к тому самому «немецкому народу» формальный преемник Гитлера, адмирал Дёниц, использовал принципиально иную формулировку. Вот как сообщает об этом шифротелеграмма № 7363, 7384 от 30 мая 1945 г.: «23 мая сего года после ареста англичанами «правительства» Дёница мы направились в здание, где располагались правительственные учреждения, чтобы присутствовать при обыске и разборе документов. Просматривая разложенные на столах в отдельных комнатах документы, мы отобрали ряд наиболее интересных. Среди документов имелся также текст обращения — приказа гросс-адмирала Дёница, в нём он призывает продолжать борьбу в духе Гитлера, смерть которого он называет «последней службой фюрера перед германским народом».

«Сказочники» и героизация

— Получается, что процесс героизации Гитлера и нацизма был запущен чуть ли не сразу же?

— Именно так. Нацизм был сломлен в вооружённой борьбе, но окончательно не уничтожен и сохранил способность к новым преступлениям. Разумеется, не без попустительства. Даже трибунал в Нюрнберге был расценен некоторыми деятелями в Вашингтоне и Лондоне как «опасный прецедент». Британский журнал «Нью-Ревью» от 26 мая 1949 г. поведал миру, что в вопросе о военных преступниках США и Великобритания «должны руководствоваться в своей политике скорее интересами будущего, нежели прошлого».

Здесь уместно будет вспомнить слова Генриха Мюллера из советского сериала «Семнадцать мгновений весны». Между прочим, там он как раз «руководствуется интересами будущего»: «О нас будут говорить как о легенде, а легенду надо подкармливать, надо создавать сказочников, которые переложат наши слова на иной лад, доступный людям через 20 лет. Как только где-нибудь вместо слова „здравствуйте“ произнесут „хайль“ в чей-то персональный адрес — знайте, там нас ждут, оттуда мы начнём своё великое возрождение!» Конечно, это кино. Никто не поручится, что шеф гестапо говорил именно так, да и вообще думал о чём-то подобном. Но в целом придётся признать, что многое из этого сбывалось и сбывается.

Аргентина? Нет — уничтожение

— Если уж речь зашла о «сказочниках», то нельзя обойти вниманием сюжет о «чудесном спасении» Гитлера, которого после войны якобы видели в Аргентине.

— Я неоднократно бывал в Аргентине, беседовал там с генеральным прокурором Буэнос-Айреса Луисом Хорхе Себаско, с руководителем специального подразделения прокуратуры Аргентины, занимающегося вопросами надзора за исполнением законодательства о борьбе с дискриминацией и преступлениями, совершёнными на почве ненависти Густаво Валанте, с представителем Центра Симона Визенталя в Латинской Америке Ариэлем Хэльблунгом и многими другими. Они, разумеется, признавали, что Аргентина была своего рода «запасным аэродромом» для нацистов ещё до окончания Второй мировой войны. Но при этом все в один голос утверждали, что Гитлера там не было и быть не могло, что всё это досужие сказки.

Кроме того, я был знаком с Виталием Васильевичем Федорчуком. Тем самым, который в 1970 г. курировал операцию «Архив» по изъятию и уничтожению останков Гитлера и других военных преступников. Операция была проведена быстро и чётко. 20 марта 1970 г. Председатель КГБ СССР Юрий Андропов утвердил план мероприятия, подписанный Федорчуком: «Изъять и физически уничтожить останки захороненных в Магдебурге 21 февраля 1946 г. в военном городке по ул. Вестендштрассе возле дома № 36 (ныне ул. Клаузенерштрассе) военных преступников... Раскопки произвести ночью, обнаруженные останки вложить в специально подготовленные ящики, которые на автомашине вывезти в район учебных полей сапёрного и танкового полков ГСВГ в районе Гнилого озера (Магдебургский округ ГДР), где сжечь, а потом выбросить в озеро... В случае, если первая раскопка не приведёт к отысканию, организовать командировку на место находящегося ныне в отставке и проживающего в Ленинграде генерал-майора тов. ГОРБУШИНА В. И., с помощью которого осуществить мероприятия, предусмотренные данным планом».

Горбушина — да-да, того самого сотрудника «СМЕРШ», что в 1945 г. искал останки Гитлера — привлекать не пришлось. Всё нашли с первого раза, и уже 5 апреля появился документ, который заканчивался словами: «Останки перегорели, вместе с углём истолчены в пепел, собраны и выброшены в реку Бидериц, о чём и составлен настоящий акт».

Так вот, с Виталием Васильевичем Федорчуком, который после Андропова в 1982 г. возглавлял КГБ СССР, а потом до 1986 г. был министром внутренних дел СССР, я встречался много раз. В 90-е, уже после смерти его супруги, бывал у него дома на ул. Косыгина. И конечно, не мог удержаться — дважды задавал ему вопросы, касающиеся смерти Гитлера. Между прочим, не без опаски — Виталий Васильевич был человеком сложным. Многие считали его сухим и нелюдимым, а кое-кто даже грубоватым. Немногословным и замкнутым уж точно, порой из него невозможно было слово вытянуть. Впрочем, он знал, что я занимаюсь исследованием Нюрнбергского процесса, не раз подсказывал, где можно найти те или иные документы, словом, помогал. О Гитлере же со свойственной ему суровостью и прямотой сказал: «Могу тебе, Саша, ответственно заявить одно. Гитлер точно мёртв. Он покончил с собой 30 апреля 1945 г.».

На месте бывшего захоронения Гитлера (Магдебург, ул. Клаузенерштрассе, д. 36) в наши дни находится ветклиника.
На месте бывшего захоронения Гитлера (Магдебург, ул. Клаузенерштрассе, д. 36) в наши дни находится ветклиника.

Забавы идолопоклонников

— Но зачем тогда вообще понадобилось эксгумировать останки и окончательно их уничтожать? Мёртв — значит мёртв, и достаточно. Кому мешали эти кости?

— Мешать, конечно, никому не мешали, но вот помочь, как ни странно, могли. Я всегда говорил и повторю сейчас, что нацисты и их идейные последователи обладают насквозь мифологическим мышлением. Они отрицают христианство и полностью погружаются в мир выдуманного «арийского» неоязыческого мифа. Грубо говоря, они и сами являются язычниками, то есть идолопоклонниками. В их сознании любые вещи, когда-либо принадлежавшие их кумирам, становятся объектом поклонения. А реальные останки этих самых кумиров, пусть даже второго и третьего эшелонов, — это уже настоящая святыня.

Приведу один пример. Интересующимся историей Второй мировой войны известно, что в декабре 1939 г. в ходе морской битвы у Ла-Платы к побережью Уругвая отступил, а потом был подорван командой немецкий линкор «Адмирал граф Шпее». Его команда была доставлена как раз-таки в Аргентину, где стала ядром немецкой колонии. А капитан Ганс Вильгельм Лангсдорф покончил с собой в «Морском отеле» Буэнос-Айреса. Могила капитана находится на городском кладбище Чакарита.

Казалось бы, ну и что? Человек нацистским преступником не признан, похоронен с воинскими почестями — я, кстати, сам бывал на этой могиле вместе со своими аргентинскими коллегами. Однако Густаво Валанте, о котором уже шла речь, рассказал мне, что и эта могила стала объектом культа неонацистов: «В полицию поступила жалоба от представителей Аргентино-израильской ассоциации по поводу граффити на улице. Сотрудники предположили, что скинхеды, скорее всего, намерены отметить очередную годовщину со дня самоубийства капитана „Графа Шпее“. Так и вышло. 21 декабря 2008 г. перед могилой капитана, расположенной на немецком участке городского кладбища Чакарита, они провели вышеупомянутый акт организованно и сплочённо. Пропагандируя превосходство одной расы над другими, размахивая флагами со свастикой — эмблемой, которая, несомненно, является отличительной чертой нацизма — и выкрикивая лозунги в поддержку нацистской идеологии и режима». Подобных примеров, к сожалению, хватает даже у нас под боком — взять хотя бы то, что происходит на Украине или в государствах Прибалтики.

А теперь подумайте, чем могли бы стать останки не капитана корабля, а самого Адольфа Гитлера — главного идеолога и вдохновителя нацизма. Нет, я считаю, что решение об окончательном уничтожении его останков, принятое в 1970 г., было, безусловно, верным.

Как бы ни вели себя власти некоторых стран, что бы ни предпринимали неонацисты, преступления гитлеровцев и их пособников обелить невозможно. У этих злодеяний нет и не может быть срока давности. Несмотря на все перемены в мире и немалый по меркам человеческой жизни период со дня окончания войны, Суд народов продолжается.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых