aif.ru counter
724

Шпионил по любви. Маркус Клингберг передавал в СССР данные более 20 лет

"Аргументы и факты" в Беларуси № 30. Сколько стоит комфорт? 28/07/2020
Маркус Клингберг с супругой обмениваются приветствиями с начальником обороны Израиля в 1953 году.
Маркус Клингберг с супругой обмениваются приветствиями с начальником обороны Израиля в 1953 году. © / Фото из открытых источников

5 лет назад во Франции в возрасте 97 лет скончался Маркус Клингберг - самый известный шпион, когда-либо разоблаченный спецслужбами Израиля. Он был арестован в 1983 году по обвинению в шпионаже в пользу СССР в течение предыдущих БОЛЕЕ ДВУХ десятков лет.

Авраам Маркус Клингберг (также Маркус Клинберг и Авраам Мордехай Клингберг, родился 7 октября 1918 г. в Варшаве) — израильский учёный-эпидемиолог, микробиолог и инфекционист. На момент ареста был заместителем директора сверхсекретного института биологических исследований в Нес-Ционе, а также профессором эпидемиологии в Тель-Авивском университете. В частности, он передавал Советскому Союзу информацию о том, какую деятельность ведет Израиль в области химического и биологического оружия. По словам самого ученого, он работал на СССР по идеологическим соображениям, а также в благодарность за победу над нацистами. Считается, что усилиями Клингберга фактически на нет свелась работа целого научного института, а материальные убытки его действий оцениваются в миллионы долларов. Интересно, что за долгие годы шпионской деятельности контрразведка неоднократно пыталась уличить Клингберга в шпионаже, обнаруживая, что секретные материалы оказываются в распоряжении СССР и его союзников. Однако ученый дважды совершенно спокойно проходил проверки на детекторе лжи и без труда выдержал другие проверки.

Как попал в БССР

Из-за Второй мировой войны в 1939 г. Маркус был вынужден прервать учебу на медицинском факультете Варшавского университета. Он бежал на Восток, спасаясь от нацистов на территории СССР. Его мать осталась в Польше вместе с престарелыми родителями. Позже вся семья погибла.

Оказавшись в Минске, Клингберг поступил в Минский медицинский институт, но 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война, и молодой человек вступил в Красную Армию, воевал, получил звание капитана медицинской службы, был ранен. В 1943 г. окончил в Москве аспирантуру по инфекционным заболеваниям и после освобождения части Беларуси в 1943 году был назначен главным инфекционистом БССР. За талантливым врачом прочно закрепилась репутация блестящего эпидемиолога.

По окончании войны Клингберг вернулся в Польшу, где узнал, что вся его семья и родные погибли в Треблинке. Некоторое время работал в Министерстве здравоохранения Польши в качестве заместителя главного инфекциониста. В 1948 году Маркус Клингберг с женой Вандой приехали в Израиль.

В 1948 году семья Клингбергов поселилась в Яффо, где Маркус познакомился с профессором Давидом Эрнстом Бергманом, который начал создавать секретный институт в Нес-Ционе для разработки средств защиты от биологического оружия.

Согласно официальной версии Клингберг был завербован КГБ после того, как обратился к властям СССР с просьбой выдать ему справку о высшем медицинском образовании. Документы находились в Минске и Москве, да к тому же выяснилось, что Клингберг недоучился один курс в институте. Тогда-то советская разведка и предоставила ему альтернативу: либо разоблачение и конец научной карьеры, либо сотрудничество. Позже Клингберг сказал, что он сам предложил такую версию на суде, чтобы казаться жертвой шантажа.

В одном из своих последних интервью Клингберг рассказал следующее:

— Как вас завербовали?

— Случайно. Когда я еще служил в армии, ко мне подошел сотрудник советского посольства. Мы поговорили. Он оставил номер своего телефона. Я позвонил, он предложил мне встретиться возле моего дома. Мы встретились и очень хорошо о многом поговорили…

— О чем?

— О Советском Союзе, о Красной Армии, о войне.

— Когда вы почувствовали, что вас вербуют?

— После двух встреч. Но я был готов сотрудничать с ними. Я многим был обязан СССР. Но я не знал, с кем я работаю — с КГБ или с военной разведкой.

— Вы всегда встречались с одним и тем же человеком?

— Нет. Они не представлялись.

— Как часто и где вы встречались с советскими разведчиками?

— Два-три раза в год — в переулках, в кафе, в машинах. Потом, после 1967 года, когда дипломатические отношения были разорваны, я встречался с ними в Швейцарии, Австрии, Германии. Предварительно писал на условленный почтовый ящик. Всего было примерно двадцать встреч.

Маркус Клингберг с женой Вандой (1950-е годы).
Маркус Клингберг с женой Вандой (1950-е годы). Фото: Фото из открытых источников

 

— Вас научили пользоваться фотокамерой, специальными чернилами, радио?

— Что вы! Никакой техники! Никогда ни одного слова я не написал, не сказал по телефону, не передал по радио. Все устно, все из головы. Они, правда, учили меня, как приходить на встречи — пользоваться автобусами, менять такси. Но я не обращал на это внимания.

— Почему?

— Я не верил, что меня поймают. И, как видите, был прав. 25 лет…

— Что интересовало советскую разведку?

— Исследования, которые мы проводили в Институте биологии. На встречу они приносили список интересующих разведку вопросов. Никогда на меня не оказывали давления. Они были милые, симпатичные и очень вежливые. Всегда говорили, как меня ценят и уважают в Советском Союзе, какой я важный агент. Передавали мне приветы от главы КГБ и членов Политбюро. Они мастера влиять на человека, на его эго. Для меня все это было важно. Я гордился собой.

— Вы чувствовали себя шпионом?

— Никогда! Я просто передавал информацию.

— Вы «просто передавали информацию», но это нанесло огромный ущерб безопасности Израиля!

— Никогда ничем я не нанес ущерб безопасности Израиля. Я спрашивал: может ли эта информация попасть в арабские страны? Меня заверили, что никогда…

— Вы верили им?

— Я верю им и сегодня.

— Вы получали за свою работу деньги?

— Никогда не взял ни гроша.

— Почему?

— Я им был должен, а не они мне. Если бы я взял деньги, это была бы проституция. А у меня была любовь…

Разоблачение и суд

Разоблачить Клингберга удалось благодаря двойному агенту Борису Красному («Самаритянин»). Он был внедрен в Израиль в 1972 году, а позднее перевербован Шин Бет. В 1977 году «службисты» попросили «Самаритянина» вызвать Клингберга на связь. «Самаритянин» оставил в почтовом ящике дома Клингберга открытку с шифром, попросив о встрече. Именно эта встреча, которая была задокументирована сотрудниками Шин Бет, и стала поводом для ареста Клингберга. Информация об этом впервые появилась в прессе в 2008 году, после того как израильская военная цензура по просьбе газеты «Едиот Ахронот» разрешила к публикации секретные данные о поимке Маркуса Клингберга.

В 1983 году на закрытом судебном процессе ученый-шпион был приговорён к пожизненному заключению, которое было заменено на 20 лет тюрьмы за измену родине и шпионаж, однако вплоть до 1991 года факт его ареста держался в строжайшей тайне. Семья Клингберга хранила молчание.

После выхода из тюрьмы в 1998 году (по состоянию здоровья) Клингберг был переведён под домашний арест. По окончании срока заключения в 2003 году выехал в Европу. Умер в Париже, где проживают его дочь и внуки.

По словам журналиста, специалиста по израильской разведке и соавтора книги «Шпионы. Война Израиля со шпионажем» Йосси Мелмана, арест Клингберга стал «наиболее разрушительным шпионским скандалом в истории Израиля».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых