1148

«Золотой телёнок» раздора. Гердт слёг с инфарктом, Папанова «вырезали»

Сергей Юрский в роли Остапа Бендера, к/ф «Золотой телёнок», 1968 г.
Сергей Юрский в роли Остапа Бендера, к/ф «Золотой телёнок», 1968 г. Кадр из фильма

55 лет назад, в 1968 г., на советские экраны вышла первая экранизация произведения Ильфа и Петрова — двухсерийный фильм «Золотой теленок» режиссера Михаила Швейцера.

В период съемок исполнителя роли Остапа Бендера Сергея Юрского окружающие замучили советами, как правильно играть «великого комбинатора». Он не мог спокойно себя чувствовать ни в гостинице, ни в ресторане, ни даже на улице — везде находились «режиссеры на общественных началах».

«Запомните, Бендер никогда не улыбался!»

Юрскому, который в то время служил в ленинградском БДТ, приходилось жить в поездах, так как съемки проходили на «Мосфильме». Неслучайно в одном интервью, которое он дал во время съемок, Сергей Юрьевич рассказал, что у него с Бендером появилась общая черта — железнодорожная болезнь. «Помните, когда у Бендера не было жилья, он садился в поезд и ездил неделями, — рассказывал Юрский. — У меня есть жилье, но с начала съемок я провел 50 ночей в поездах, курсирующих между Ленинградом и Москвой». При этом попутчики, зная, что Юрский снимается в роли «великого комбинатора», буквально замучили артиста советами. Так, однажды актер после спектакля в Ленинграде сел в «Красную стрелу», чтобы утром быть на съемках в Москве. Его попутчик представился инженером из Одессы и сразу начал излагать, каким должен быть фильм «Золотой теленок». Было два часа ночи, когда он категорически заявил Юрскому: «Ну, а теперь мы c вами порепетируем!»

Юрского спас стук в дверь их купе. «Я только на два слова, — сказал неизвестный. — И запомните, Остап Бендер никогда не улыбался!»

Советы, как лучше сыграть главного героя романов Ильфа и Петрова, преследовали Юрского не только в поезде. К нему могли подойти в гостинице, в ресторане, да просто на улице. Присылали на студию письма: «Если в фильме не будет всех сцен романа, я буду жаловаться в центральные газеты».

Папанов чуть не заболел

К слову, всех сцен романа в фильме действительно не оказалось. Из конечной версии вырезали все, что касалось персонажа Васисуалия Лоханкина, которого сыграл Анатолий Папанов. До этого в театре Папанов играл Корейко. С удовольствием бы сделал это и на экране. Однако режиссер Швейцер остудил пыл артиста словами: «С такой фактурой миллионером быть никак нельзя». Поэтому вместо роли подпольного миллионера Папанову досталась роль Васисуалия Лоханкина. Это от него уходила жена Варвара, а он объявлял голодовку, лежа на диване. При этом ночами навещал буфет. «Снимали как-го сцену голодовки, — рассказывал Папанов. — В одних носках я ночью у буфета со страшным шумом мясо пожирал. Так вот, на этом очень вкусном месте мы сделали ужасно много дублей. И килограмма три-четыре мяса мне проглотить пришлось.... И я чуть не заболел».

Однако в итоговую версию эти пять с лишним минут, в которых рассказывалась история Лоханкина, не вошли. К счастью, пленку не стерли. При желании в Интернете не составит труда найти эти кадры и оценить игру легендарного Папанова.

Евгений Евстигнеев, которому в итоге досталась роль Корейко, признавался, что в таком фильме был бы рад любой роли. «Корейко в романе несмешной. Совсем несмешной. И я стараюсь его играть таким. Но трудно это сделать, когда рядом с тобой такие мастера смеха, как Юрский или Гердт», — признавался артист. Не до смеха на съемках иногда было и самому Евстигнееву. Как-то он уснул, сидя на верблюде, и перестал отвечать членам съемочной группы. А те решили, что артиста хватил солнечный удар, и уже разрабатывали план, как же его снять с «двугорбого». К счастью, Евстигнеев проснулся и слез с верблюда сам.

Евгений Евстигнеев.
Евгений Евстигнеев. Кадр из фильма

Прототип Бендера потребовал денег

Экранизация 1968 года была первой, где герои Ильфа и Петрова ожили на экране, поэтому в процессе подготовки шло много споров о внешнем виде прежде всего Остапа. К тому же у Бендера был прототип. Образ главного персонажа романа авторы во многом списали с одессита по имени Осип Шор (друзья его называли Остапом). Он был высокий, под 1 м 90 см. В этом смысле Юрский почти соответствовал своему герою — у актера был рост 1 м 81 см. И такой же темноволосый, с карими глазами. В реальной жизни Шор служил инспектором одесского уголовного розыска, и с ним постоянно происходили приключения. Изначально Ильф и Петров предполагали, что Остап будет лишь эпизодическим персонажем. Но по мере написания романа он «перетянул одеяло на себя». Когда «Золотой теленок» был опубликован в 1931 году, Шор без труда узнал себя в Бендере.

Он пришел к Ильфу и Петрову и потребовал от них гонорар, чем привел писателей в оторопь — так хорошо Шор сыграл свой розыгрыш. Актерского таланта ему было не занимать.

Извинился перед Быковым и взял Гердта

А вот Зиновий Гердт, сыгравший Паниковского, сам поставил условие режиссеру, что его герой должен отличаться от того, каким он выведен в романе.

Вот что Гердт писал об этом в своих мемуарах: «У Ильфа и Петрова Паниковский смешон и гадок. Мне хотелось показать его иным — смешным и трогательным. Потому что это страшно неприспособленный к миру, одинокий во всей вселенной человек. Его ранит буквально все, даже прикосновение воздуха. А хитрости его настолько наивны, явны и очевидны, что не могут никому принести серьезного вреда. Мне было жалко Паниковского и хотелось, чтобы зрители отнеслись к нему с теми же чувствами».

К слову, эта работа стала первой главной киноролью Гердта, которому в момент съемок фильма исполнилось 50 лет. Ради Гердта режиссер Швейцер отказал Ролану Быкову, который уже был утвержден на эту роль, и даже был снят ряд сцен с Быковым-Паниковским. Но в итоге Швейцер остановил выбор на Гердте. Для Гердта эта первая работа чуть не стала последней — на площадке у артиста случился сердечный приступ. Врачи запретили ему работать минимум три недели, и съемки фильма были приостановлены почти на месяц. В итоге все обошлось, и на съемочной площадке Гердт принимал поздравления с юбилеем.

У Швейцера, кстати, тоже был собственный взгляд и на героев, и на финал фильма. Он хотел, чтобы фильм закончился сценой женитьбы Остапа и Зоси. Но тут восстал худсовет, который признавал только один конец картины — полный крах авантюриста. В итоге в финале румынские пограничники задерживают Бендера, который пытается перейти границу зимой по снегу в шубе, увешанный под ней золотыми украшениями. И звучит знаменитая фраза, что графа Монте-Кристо из него не вышло и нужно переквалифицироваться в управдомы. Финал этот дорого дался Сергею Юрскому. После окончания съемок он слег с воспалением легких — дали о себе знать многочисленные дубли в снегу.

Тем не менее для зрителей финал остался открытым. Ведь и авторы собирались писать третью книгу о похождениях Остапа. И если бы Ильф не слег с туберкулезом, это наверняка бы произошло.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно