aif.ru counter
1644

«Сын Саула». Лучше бы эти события не происходили никогда

№ 18 от 3 мая 2016 года 03/05/2016

 

Всем было бы лучше, если бы некоторые фильмы никогда не появлялись на свет. Но вовсе не потому, что они плохие, глупые или бездарно сняты. Дело в другом: лучше бы никогда и нигде в мире не происходили те события, вокруг которых построен сюжет. Венгерский «Сын Саула» - одна из таких картин. Смотреть ее страшно, тяжело и просто физически больно. Для особо чувствительных натур - настоящая пытка. Но посмотреть нужно. Гран-при Каннского кинофестиваля, премия «Оскар» в номинации «Лучший иностранный фильм» и еще целый букет международных наград - тому доказательство.

«Вещи»

С середины апреля «Сын Саула» идет в ограниченном прокате в двух кинотеатрах Минска («Победа» и «Сильвер Скрин» в ТЦ «Галилео»), будет доступен и на цифровых носителях. Это не кассовое кино, не масс-маркет и уж точно не вариант для бодрого семейного досуга в выходные дни. Это кино для вдумчивого, серьезного просмотра, и детей (а возрастная рекомендация - 12+) не стоит оставлять с ним наедине. Неизбежны вопросы, страшные и правдивые ответы на которые важно получить именно от родителей или других близких людей. Трудно поверить, но «Сын Саула» - это дебютная полнометражная работа венгерского режиссера Ласло Немеша, а главную роль в картине сыграл непрофессиональный румынский актер Геза Рёриг.

О чем же это во всех отношениях выдающееся кино? Мы видим два дня из жизни еврея Саула Осландера, члена зондеркоманды из крематория концлагеря Освенцим. Он и его соплеменники, другие осужденные, живут в настоящем аду: члены зондеркоманды вынуждены помогать нацистам заполнять газовые камеры тысячами таких же осужденных на смерть евреев, как и они сами, чистить крематорий и повторять эту ужасающую процедуру снова и снова. Человеческие тела нацисты называют «вещами», и от этого становится настолько жутко, что хочется закрыть глаза, отвернуться, сжаться в крошечный комок. Члены зондеркоманды знают, что их черед тоже наступит очень скоро, поэтому самые активные и не готовые смириться с неизбежным готовят восстание. Саул в одном из мертвецов узнает своего сына, которого он решает выкрасть и похоронить по иудейскому обряду - единственное, что он может сделать для мальчика.

18_36_02

 

Мир в расфокусе

«На самом деле наш фильм - не только и не столько о жизни в концлагере, в Освенциме, сколько о судьбе человека, Саула, помещенного в определенные исторические обстоятельства. Это фильм о человеке, о человечности, о нас с вами», - говорит в интервью ассистент режиссера фильма Золтан ДЁВАИ (Венгрия). Он рассказывает, как для создания атмосферы тщательно изучались исторические документы, свидетельства очевидцев, фото и видеоматериалы, сохранившие память о самом большой трагедии XX века - Холокосте и других зверствах нацизма.

Восстание заключенных в четвертом крематории Освенцима действительно произошло в 1944 году, однако было жестоко подавлено. В фильме тоже нет никакого просвета - разве что улыбка на лице Саула в финале, единственный луч надежды, однако зритель через секунду убеждается, что она появилась напрасно: надежды нет и не может быть, когда мир сошел с ума.

Особенность «Сына Саула», выделяющая его из целого ряда фильмов о Холокосте и Второй мировой, - это стремление сузить фокусировку объектива до одного человека, Саула, показав трагедию всего поколения, миллионов семей, в отблесках эмоций в глазах одного приговоренного к смерти заключенного, смыслом жизни которого становится единственная цель - похоронить ребенка «как положено». Сделать хоть что-то правильно, когда все вокруг превратилось в преисподнюю. В кадре в фокусе почти всегда только Саул, зритель как будто выглядывает из-за его плеча, следует за ним в газовую камеру, к яме, где его чуть не расстреляли, в анатомичку, в барак… Почти все вокруг в «расфокусе» - и «вещи», и нацисты, и другие люди, и восстание. А как еще смотреть на мир, где человеческая жизнь не стоит абсолютно ничего, чтобы тоже не лишиться разума, чтобы сохранить что-то живое в душе? Только замутненным взглядом.

Актер Левенте Молнар, сыгравший друга главного героя, Абрахама, говорит, что погружение в ту реальность во время съемок психологически ему, как и многим другим создателям фильма, далось очень нелегко: переключаться с «сюрреальности» Освенцима, пусть и киношной, на обычную жизнь было невыносимо, поскольку в голове постоянно звучала мысль: мы играем, а кто-то существовал (ибо жизнью время, проведенное в концлагере, не назовешь) в этих бесчеловечных условиях по-настоящему.

«Исторические обстоятельства, которые легли в основу фильма, усиливают акценты восприятия главного, чего хотел добиться сценарист и режиссер: ответить на вопрос, способен ли человек уберечь то, что его делает человеком, даже в таких диких условиях, когда уже, кажется, нет никаких шансов сохранить что-либо человеческое», - подчеркивает Левенте Молнар и добавляет: - «Главное, что я вынес, - это глубокое убеждение: война больше никогда не должна становиться решением каких-либо проблем».

Жаль только, что эта прописная истина очевидна далеко не всем: число локальных, региональных и международных военных конфликтов в мире после 1945 года приблизилось к 500…

 

 

Оставить комментарий (0)

Подписка в 2020 году



Топ 5 читаемых